Статья

3. О перспективах интеграции стран Центральной Азии

окончание. Начало здесь

Без своей организации?

Если сейчас открыть все границы, без соответствующей подготовки условий и законодательной базы, то трудно будет удержать ситуацию в равновесии при существующих неравных уровнях экономического, социального развития между странами Центральной Азии. Даже интеграция Европейского союза произошла эволюционным путем, в течение полувека. Здесь тоже потребуется время.

Вот если бы в 1994 году заработал Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество, мы бы уже прошли по пути региональной интеграции определенный путь, опыт, были бы определены приоритеты и решены некоторые важные проблемы. Сейчас, упущено много времени, придется многое начинать сызнова или нагонять, ибо пути наших стран за это время политически и экономически разошлись.

Казахстан, например, развернулся на полную мощь в сторону евразийской интеграции и ее организаций - Таможенного союза и ЕАЭС. Кыргызстан только что вступил в эту организацию и проходит мучительный период адаптации к новым условиям. Три страны региона - Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан - существуют вне этих структур.

Оформляя Центральную Азию как один из регионов мира, мы не должны забывать, что нужны этапы, через которые не следует перепрыгивать, а также о том, что мы тоже жили в рамках единого народно-хозяйственного советского комплекса. То есть у нас есть определенный опыт взаимодействия. Может быть не идеальный, но есть. Тогда был союзный центр, откуда, по сути, нам диктовали условия.

Оттого сейчас и существует множество проблем как экономического, так и экологического характера. И сейчас необходимо, исходя из всего вышесказанного, выстраивать новые отношения с учетом приобретенного суверенитета и глобализации как ведущей тенденции мирового развития.

Центрально-Азиатское Сотрудничество (ЦАС) - международная организация ряда бывших республик СССР, существовавшая в 2002-2005 годах. Была ликвидирована в связи с объединением ЕврАзЭС.

Договор об учреждении ЦАС был подписан 28 февраля 2002 года в Алматы. Участниками договора стали четыре из пяти центрально-азиатских государств – Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. ЦАС был образован путем преобразования из созданного в 1994 году Центрально-Азиатского Экономического Сообщества (ЦАЭС).

Среди заявленных целей - взаимодействие в политической, экономической и других сферах, предотвращение угрозы независимости и суверенитету, сохранение территориальной целостности, проведение согласованной политики в области пограничного и таможенного контроля, осуществление согласованных усилий в поэтапном формировании единого экономического пространства.

18 октября 2004 года в Душанбе на саммите ЦАС президент РФ В. Путин, а он был приглашен по инициативе президента Узбекистана И. Каримова, подписал протокол о присоединении к этой организации. На саммите была подтверждена главенствующая роль, которая будет принадлежать России как инвестиционному донору и посреднику в разрешении конфликтных ситуаций. А 6 октября 2005 года в Санкт-Петербурге на саммите ЦАС было принято решение объединить ЦАС с ЕврАзЭС.

Регион «Центральная Азия» вновь остался без своей организации. Впрочем, и другой постсоветский регион «Южный Кавказ», состоящий из Грузии, Армении и Азербайджана, тоже не имеет своей региональной организации и расколот. А Азербайджан участвует в проекте тюркской интеграции и работает в ОЭС, учредителями которых являются Иран, Пакистан и Турция, и куда в 1992 году вошли все республики Средней Азии, Азербайджан и Афганистан.

Что делать и с чего начать?

Для объединения пяти странам этого региона важно создать единое информационное поле. Без этого будет очень сложно выстраивать процесс координации, а потом и интеграции. Мы часто не знаем о проблемах соседних республик, а это нам очень необходимо. Когда идет некий диалог, каждая сторона говорит о своих проблемах и часто игнорирует проблемы соседнего государства.

Если посмотреть на водные проблемы, то Кыргызстан и Таджикистан всегда говорят, что у нас нет другого ресурса, поэтому мы рассматриваем воду как ресурс. Посмотрите на арабский мир. Там нет политической интеграции, но весь арабский мир находится в едином информационном поле. Они все знают о проблемах других арабских стран, а количество арабских стран – 21. Мы все знаем о России, но ничего не знаем о соседнем государстве.

Например, хочу обратить внимание на отсутствие координации между странами нашего региона при выдвижении кандидатур в те или иные авторитетные международные органы, когда приходится бороться между собой или голосовать друг против друга. В частности, при выдвижении непостоянного члена Совета безопасности, кажется в 2016 году, где схлестнулись Кыргызстан и Пакистан.

Причем, казахи голосовали за Пакистан, а на следующих выборах пакистанцы поддержали казахов. Кыргызов тогда поддержала Армения, которая «конфронтирует», если не сказать жестче и прямее, с братским Азербайджаном из-за Карабахской проблемы. И таких примеров можно было бы провести множество.

Посмотрите для примера на то, как члены Африканского союза, переименованного в 2002 году из Организации Африканского Единства (48 государств) лоббирует Нигерию в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН от пестрого по своему составу африканского континента.

Ведь сумели же договориться в организации, которая была создана еще в 1963 году в целях укрепления единства и солидарности африканских государств, защиты их суверенитета, территориальной целостности и независимости, и поощрения международного сотрудничества. Так что же мешает нам сделать тоже самое, но в своем регионе?

Что же касается нашей страны, то мы всегда смотрели на этот процесс центрально-азиатской интеграции с большим оптимизмом. И даже пытались углубить его, создав Союз между Кыргызстаном и Казахстаном, о возможности которого говорил президент И. Каримов. Не станет этому помехой и конфликт, произошедший между Кыргызстаном и Казахстаном в декабре 2017 года, вероятно, спровоцированный внешними силами.

Для перспективы интеграции большую роль сейчас играет наличие политической воли. Что это значит? Это когда фактически все правящие элиты в странах Центральной Азии перспективы своих собственных стран будут связывать с перспективой развития региона. Никто не будет тянуть одеяло на себя, когда никто не будет обвинять своих соседей в тех или иных проблемах, угрозах, которые якобы от них идут.

Политическая воля - это первый этап, фундамент для любых хороших начинаний. Предполагает взаимное уважение, равноправие, умение видеть дальше своего носа.

Второй этап – мы и так потеряли много времени, нужно начинать с конкретных проектов. Например, налаживание приграничной торговли, т.е. открытие границ, создание приграничных зон торговли, свободных экономических зон, борьба с контрабандой и т.д. Это будет стимулировать развитие тех или иных регионов, а потом можно будет перенести на другие сферы. Следующий проект - решение водно-энергетических проблем, которые будут с каждым годом становиться острее. Сейчас, кроме взаимных обвинений, мы здесь ничего не видим.

Третий этап - это создание единого таможенного пространства, создание унифицированного таможенного законодательства, создание благоприятных условий для перемещения товаров в регионе.

Четвертый этап – создание единого экономического пространства, когда необходимо будет создавать наднациональный орган, которому на равных условиях передоверялась бы часть суверенитета.

Пятый этап - это создание в долгосрочной перспективе может быть даже политического союза, как ЕС. Надеюсь, что в это время наши страны будут уже достаточно зрелы политически и экономически, чтобы создавать такие объединения, с которым будут считаться великие державы и соседи.

Вместо заключения

Но все сказанное выше будет только в том случае, если центрально-азиатские страны преодолеют внешнее и внутреннее сопротивление и им удастся договориться создать свою международную организацию. А ведь процесс «суверенизации» все еще не закончился.

Многое зависит от Узбекистана, который с приходом нового президента Ш. Мирзиеева становится все более открытым внешнему миру и своим соседям, но не отказался от приоритета двусторонних отношений в выстраивании международных отношений. А также от внешнеполитического курса президента Туркменистана Г. Бердымухамедова, который тоже демонстрирует большую открытость, но не отказался от курса на нейтралитет и не приехал в Астану на ЦА-саммит лично сам.

Таджикистан тоже заинтересован, как и Кыргызстан, в развитии региональной интеграции, но может изменить свое отношение к проекту вхождения в состав Таможенного союза, который отложен им на неопределенное время. Наши государства авторитарные, а потому внешнюю политику у нас определяют только конкретные главы государств, т.е. высокий уровень субъективизма в их деятельности, личные симпатии, антипатии президентов часто мешают решать те самые проблемы, от которых, по сути, страдает население наших стран.

Таким образом, сегодняшнюю ситуацию для региона можно оценить как благоприятную, но достаточно неопределенную.

С одной стороны, впервые за недолгую историю своего независимого развития государства ЦА стали объектом всеобщего внимания международного сообщества, а периферийный статус региона в одночасье трансформировался в стратегический. С другой стороны, в их отношениях в связи с похолоданием отношений Запад-Россия, впервые в жесткой форме поставлен вопрос о выборе внешнеполитического вектора развития, о вовлечении в систему региональной безопасности, формирующейся под эгидой различных «центров силы».

Безусловно, ЦА как регион сможет устойчиво развиваться только в условиях сохранения стабильности и геополитического равновесия.

Поэтому основным приоритетом в области обеспечения безопасности в регионе, по всей вероятности, останется нейтрализация угрозы вхождения стран региона в орбиту влияния держав, вынашивающих какие-либо региональные или глобальные планы, а также ликвидация угрозы распространения идей региональных конфликтов, сепаратизма и опасности воздействия международного терроризма и наркобизнеса.

Фото взято с сайта Kloop.kg

264

Написать комментарий: