Статья

2. Уроки «афганской» войны

окончание. Начало здесь

Что получилось при попытке умиротворения Саддама Хуссейна?

Такая же история потом произошла из-за войны в Персидском заливе против иракского диктатора Саддама Хуссейна. Вторжение Ирака в Кувейт мусульмане рассматривали как «семейный конфликт» двух государств. Англия, уходя из своей колонии, выделила из Ирака Кувейт, который стал после этого самостоятельным государством, богатым нефтью. Но этот кризис тоже, вопреки ее американским стратегам, превратился в войну цивилизаций, т.к. Запад вмешался в мусульманский конфликт.

Мусульмане восприняли интервенцию против Ирака как войну против ислама. Поэтому под давлением возмущенных мусульманских масс они единым фронтом выступили против западного империализма, хотя первоначально не занимали единой позиции по данному вопросу. В августе 1990 г. Лига арабских государств подавляющим большинством голосов («за» - 14, «против» - 2, воздержавшихся и не голосовавших - 5) осудили вторжение Ирака в Кувейт. Они тоже не думали, что война может приобрести цивилизационный характер.

Египет и Сирия согласились представить антииракской коалиции во главе с США значительные контингенты войск. Войска готовились послать также Пакистан, Марокко и Бангладеш. Это ведь так почетно, принимать участие в международных миротворческих операциях! Турция перекрыла нефтепровод, идущий из Ирака к Средиземному морю, и дала разрешение коалиции использовать свои авиабазы.

В отличие от них, правительства Ирана, Иордании, Ливии, Мавритании, Йемена, Судана и Туниса, политико-военные группировки как ООП, ХАМАС и др., несмотря на финансовую поддержку Саудии, поддержали Ирак и осудили западное вторжение. Другие же мусульманские страны (Индонезия и др.) попытались найти компромиссное решение или вовсе отмолчались.

Арабы и мусульмане соглашались с западными доводами о том, что Саддам Хуссейн - кровавый тиран, диктатор, но он был для них «своим сукиным сыном». С их точки зрения конфликт между Ираком и Кувейтом был внутримусульманским делом, а те, кто вмешался в него, прикрываясь лозунгами о международной справедливости, международном праве и т.д. поступали так, чтобы защитить собственные эгоистические интересы и сохранить зависимость мусульман от Запада. Исходя из этого, Саддам Хуссейн прав, потому что он борется с Западом, превратился в очаг сопротивления Западу, противостоит военному вмешательству Запада.

Сказанное свидетельствует о ценности ислама как политической идеологии, которую в Кыргызстане и на евразийском пространстве, возможно, недооценивают, как силу способную мобилизовать широкие массы. В том числе и против нас. К слову, ни одно исламское движение ни в одной стране так и не поддержало западную коалицию против Ирака, выступив против вмешательства Запада.

Для них это была война не просто против Ирака, а война против всех арабов и мусульман. Это была религиозная война, крестовый поход Запада и сионистов против ислама, что служило оправданием для объявления в ответ джихада. А Саддам Хуссейн в их глазах выглядел в образе благородного средневекового султана Саладина, разгромившего и вернувшего мусульманам Иерусалим и остановившего продвижение крестоносцев на Восток.

Отношение мусульман к этой войне как к войне Запада против ислама способствовала ослаблению или временному прекращению конфликтов внутри мусульманского мира. Прежние разногласия утратили свою значимость рядом с важнейшим спором между Исламом и Западом. Война примирила мусульман, готовых раньше вцепиться друг другу в горло – ООП и ХАМАС, Иран и Ирак и др.

«Враги на несколько часов» объединились против «врагов до Судного дня» (Рим). Иран призвал к джихаду, отношения Ирана с Ираком стали улучшаться. Пакистан охватила антизападная риторика и полемика, которая примирила страну. Никогда Пакистан не был так един, как в эти дни. Страны, вошедшие в западную коалицию, либо меняли курс, либо шли на попятную.

Аравия и Сирия заявили, что их контингенты войск имели лишь задачу обороны «святых мест». Турция и Пакистан публично денонсировали военные договоренности об участии в коалиции. Египет и Сирия были вынуждены подавлять оппозиционные выступления внутри своих стран, чтобы сохранить верность участия в коалиции.

В Алжире прошла 400 тыс. демонстрация, которая заставила президента Бенджедида, склонявшемуся к Западу, изменить свою позицию и осудить Запад. А три правительства стран Магриб, прежде выступившие с осуждением Ирака в ЛАГ в 1990 г., под давлением широких народных масс выступили с осуждением американского вмешательства.

Эта война, начавшаяся как война между Ираком и Кувейтом, стала затем войной Ирака против Запада, потом между Исламом и Западом. А незападные народы воспринимали эту войну как войну Запада против Востока. Ну а причем тут Россия? «Москва - это Третий Рим», по образному выражению одного из царей Московcкой Руси Ивана IV Грозного. А Россия нынешняя ведет войну против международного терроризма на стороне сирийского президента Башара Асада, против которого ополчились джихадисты и западная коалиция. Значит, все может повториться, как после вторжения советских войск в Афганистан - война против исламского мира и Запада.

Кыргызстан является светской страной, где исламизация набирает силу и религиозный состав населения ощутимо изменился в пользу ислама. Это еще одно обстоятельство, которое необходимо учитывать при участии нашей страны в международных миротворческих операциях, особенно в мусульманских странах, где идет столкновение цивилизаций, чтобы ненароком не восстановить мир против себя.

Внешне кажется, что мы руководствуемся международным правом, выполняем благородную миссию, но если хорошенько присмотреться, то лучше может быть воздержаться от таких акций, которые могут приобрести строго идеологическую или цивилизационную окраску. Начиная или реализуя такую политику мы должны, чтобы снова не вляпаться в очередной скандал, понимать и просчитывать всю серьезность вышеприведенной ситуации, и ее возможные риски и последствия.

Фото ИА «24.kg»

240

Написать комментарий: