Статья

Участие молодежи в политической жизни государства: проблемы и возможности

В Кыргызстане до сих пор место молодежи в политическом процессе не совсем определено. Здесь можно выделить две взаимопроникающие и дополняющие тенденции: с одной стороны, претензию на традиционализм, и с другой - попытки модернизации политической системы.

Согласно первой, статус молодежи определяется авторитетными субъектами или группами, которые и принимают решения. Этот вектор ориентирован на воспроизводство уже апробированных когда-то успешных схем и шаблонов. Молодежь практически вытеснена из процесса принятия решений. При этом мы можем наблюдать рост влияния религиозных ценностей.

Второй вектор дает больше возможностей для молодежи в процессе принятия решений. Модернизм предполагает изменение принципов и ценностей политического конструкта за счет наиболее оптимальных и рационально сконструированных схем. Если существующие традиции нашего общества ориентированы в большей степени на первый вектор, то правовые рамки, в основе которых лежит человек, обладающий компетенциями и правами участвовать в социальных преобразованиях, дают потенциальную возможность молодежи принимать участие в политической жизни страны, что отражает специфику второго. Обе формирующиеся тенденции или вектора создают противоречия внутри политической системы Кыргызстана.

Другой специфической особенностью является неоднородность этих двух векторов, за счет представленности разных групп и взглядов, ролью женщин в политическом процессе и месте в них религиозных институтов. К первой группе можно отнести формирующиеся группы, состоящие из религиозно ориентированной молодежи, либо молодежи, настаивающей на возврате или, по крайней мере, ориентированности на нормы и традиции как давнего, так и недавнего прошлого. Ко второй группе можно отнести небольшие либеральные политические сообщества, состоящие в основе своей из молодежи, впитавшей в себя ценности западной цивилизации.

Модернистские группы ориентированы на построение правового политического пространства, в основе которых лежат права человека, идеи либерализма, феминизма и индивидуализма. В реалиях Кыргызстана два вышеперечисленных вектора не имеют четко выраженных границ и тесно переплетены друг с другом, складывая при этом систему сдержек и противовесов в решении сложных проблем общества. Несмотря на то, что традиционализм превалирует над модернизмом, последний создает некоторую конкуренцию первому, за счет чего происходит развитие политического Кыргызстана в целом.

Нашу страну по составу населения можно отнести к достаточно молодым государствам. Количество молодежи составляет примерно 1,7 миллиона человек. Это около 31 процента от общего числа населения. Из них 2/3 проживают в сельской местности. Законы Кыргызской Республики дают право молодежи баллотироваться в Жогорку Кенеш с 21 года, Закон «О выборах Президента и депутатов ЖК» определяет квоту на молодых кандидатов в возрасте до 35 лет. Однако в Конституции возраст молодежи обозначен от 14 до 28 лет.

Молодежь Кыргызстана проявляет заинтересованность в участии в политических процессах. Однако существующие барьеры и слабая перспективность в получении сиюминутных ощутимых результатов препятствуют ее активности. Но молодежь в целом еще не сложила четкого представления, в каком государстве она хочет жить.

В выборных процессах молодежь достаточно активна. Общее количество избирателей – 2 914 586 человек. Из них молодежь составляет около половины избирателей. По данным Национального института стратегических исследований, примерно 79% молодых людей сдали биометрические данные для того, чтобы принять участие в выборах президента. Можно предположить, что мотивы принятия участия в выборах соответствуют двум выше обозначенным векторам.

С одной стороны, молодые люди руководствуются мнением авторитетных или влиятельных лиц при участии в выборных процессах. Именно эта часть является ресурсом, который используется политическими силами для достижения поставленных целей. С другой, осознавая себя в качестве субъекта политической деятельности, молодежь старается самостоятельно принимать решения в выборных процессах.

Как первые, так и вторые группы лиц зачастую становятся объектами манипуляций со стороны политических сил. Причинами такого положения становятся политическая и правовая неграмотность молодежи, недостаточная информированность о политических программах или их непонимание. В результате лишь очень малая часть молодежи участвует в выборах, осознавая свое политическое волеизъявление и следуя ему.

Политической культуры, которая бы позволила запустить демократические процессы имеющихся институтов, не сложилось. В этой связи можно говорить о некоторой незрелости демократического государства, так как политический выбор осуществляется не на рациональных основаниях. Правильней сказать, что выбора как такового не существует.

Большой интерес представляет участие женщин в выборных процессах. Можно выделить ряд ярких фигур, которые свою активность проявляют в гражданском и бизнес-секторе. Однако, при вхождении в политическое пространство, возникает множество барьеров, препятствующих их продвижению по карьерной лестнице. Участие женщин в избирательных процессах, их самостоятельность и подготовленность в принятии решений является показателем развития правового государства, его ориентированности на отражение проблем разных слоев общества.

Современная молодежь имеет интерес к разным сферам политической жизни страны. Согласно официальным данным на 2015 год, количество молодых депутатов в местных кенешах составляет 694 человек. На государственной службе в 2015 году таких было примерно 15% от общего числа госслужащих. Поступательно увеличивается представленность молодежи на муниципальной службе: с 14% в 2012 году до 22% в 2014 году.

Наиболее низкая представленность наблюдается в Баткенской, Джалал-Абадской, Таласской, Ошской и Чуйской областях. Наибольшая - в Иссык-Кульской и Нарынской областях.

При этом представленность девушек соответствующего возраста в судебных, законодательных и исполнительных органах на государственном и местном уровнях крайне мала или вообще не присутствует. Отмечается, что институт квотирования для женщин имеет ряд слабых сторон. На основании имеющихся данных можно заключить, что низкое участие молодежи в политических процессах объясняется консервативностью государственных и местных органов власти, низкой мотивированностью молодых людей и невысокой заработной платной.

Сложившаяся здесь система взаимоотношений снижает до минимума участие молодых людей в государственной, муниципальной и местной деятельности. Это все отражается на текучести молодых кадров, в чем, конечно же, не заинтересовано руководство при принятии молодых людей на государственную службу или работу в местные органы самоуправления.

Влияние молодежи в политических партиях сведено к минимуму и практически не ощутимо. На 2016 год в составе Жогорку Кенеша было всего 2 кандидата в возрасте до 28 лет. На сегодняшний день ни одна из влиятельных политических партий не создана молодежью, тем более не управляются ею. Принятие внутрипартийных решений чаще всего сведено к минимуму. Это обусловлено и тем, что молодые люди в политических партиях не способны оказывать финансовое влияние на развитие партии, некомпетентны при решении вопросов обозначенной повестки.

Политическими лидерами молодежь рассматривается в качестве инструмента достижения политических целей. Зачастую это обуславливается и тем, что молодые люди не имеют ясных представлений о политическом процессе. Поэтому молодежные крылья партий выполняют больше декоративную роль, не выражая собственных интересов. Активных лидеров молодежных крыльев партий практически не наблюдается. В основном, как показывают различные исследования, молодежь там представлена студентами вузов или лицеев.

В партиях обычно ведется два направления работы с молодежью или одно из них: создание подконтрольных молодежных крыльев и проведение массовых мероприятий (например, различных обучающих краткосрочных площадок, флешмобов, массовых встреч и так далее). Собственно, кадровой подготовки молодежи нет.

Руководство политических партий не заинтересована в систематическом обучении молодого потенциала, так как это требует достаточно больших финансовых ресурсов. Политические партии, как правило, до выборов находятся либо в полуактивном, либо в спящем режимах. Тем не менее, исключать полностью фактор влияния молодежи на политические партии нельзя. Те или иные предпринимательские круги, в состав которых входит молодые люди, продвигают через партии свои интересы. Однако это влияние минимально.

Существует также участие молодежи в политических процессах через неформальные образования. Эти группы при условии успешности и активности своего руководства могут оказывать влияние на активизацию молодых людей. Здесь важно отметить существенную деталь: если в период и после событий 2005 года наиболее активными были молодежные группы с модернистским уклоном («Бирге», «КелКел» и т.д.), то после апрельских и июньских событий 2010 года наибольшее влиянием приобретают движения с традиционной ориентацией («Айкол Ала-Тоо», «Кырк Чоро», «Калыс» и т.д.).

Другой характерной особенностью движений волны 2005 и 2010 годов является более высокое участие молодых девушек в первом случае и наименьшее во втором. Как правило, такие группы не являются устойчивыми и активизируются в период социальной, политической или экономической нестабильности, периодически возникающих в Кыргызстане. Частично они перерождаются в политические партии или их члены сами вливаются в партийную жизнь.

Хотя происходит и обратный процесс, когда для молодежных активистов рамки политических партий становятся слишком тесными, или же в случае, если они не принимают участие в политическом процессе принятия решений. Неустойчивость этих групп вызвана еще и отсутствием достаточных источников финансирования, ясных и последовательных политических программы, а также неустойчивым набором ценностей, разделяемых участниками этих сообществ.

Сегодня мы можем наблюдать рост религиозного потенциала в неформальных политических движениях. В перспективе это может привести к появлению сильных молодежных организаций с ярко выраженным религиозным окрасом, в основе которых может лежать соответствующая программа действий, где они уже будут претендовать на полноценное участие в политической жизни. Как минимум на местном уровне и как максимум на государственном.

В заключении можно сказать, что молодежь Кыргызстана не имеет четкой политической позиции. Среди молодежи присутствует неопределенная политическая самоидентификация. Несмотря на то, что международные организации оказывают поддержку в развитии политической и правовой культуры молодежи, образованность в этих сферах остаются на низком уровне. Сами политические партии, за некоторым исключением, не имеют четкой политической идеологии. Положение молодых женщин в политическом процессе сведено к минимуму, женщины молодого возраста отстраняются от процесса принятия решений.

Неформальные политические организации чаще всего активизируются в моменты социальной, экономической или политической неустойчивости, а также в период выборов. Именно законодательство является тем потенциальным ресурсом, за счет которого молодежь может повышать свою роль в процессе принятия решений. Сейчас можно констатировать, что в целом место молодежи в политическом процессе становится более определенным, к сожалению, с менее определенными перспективами ее влияния на процесс принимаемых решений.

Фото Topnews.kg

1658

Написать комментарий: