Статья

В каком направлении двигаться реформе избирательной системы Кыргызстана?

Избирательное законодательство меняется в Кыргызстане довольно часто, но толку мало, как, впрочем, и в других отраслях и направлениях. Возьмите, например, реформу судебной власти, парламентаризма, политических партий или правоохранительных органов? Нынешние выборы показывают, что в нем еще немало узких мест. Более того, стихийная работа по улучшению законодательства ведет к его дальнейшему ухудшению.

Я подсчитал, что за годы суверенитета оно менялось не менее 10 раз. Сначала был принят один закон, затем несколько, впоследствии они были объединены в один Избирательный кодекс, который приняли на референдуме. Попутно шла работа над совершенствованием процедур и механизмов законов, которые на поверку решали одни проблемы, но тут же создавали новые, и порой непреодолимые. Законы писались бюрократическим языком, многотрудным для понимания и применения. Затем, после «апрельской революции» 2010 года Избирательный кодекс отменили и опять приняли несколько раздельных актов о выборах президента, парламента и местных органов. И страна снова буксует, как и с другими реформами, вернулась к исходному этапу.

Между тем избирательная система оказывает серьезное воздействие не только на политический облик власти и проводимую ею политику, но и на форму и судьбу демократии, которая становится все вульгарнее и изощреннее.

А толка не было потому, что планирование политики реформ в стране с самого начала идет произвольно. Без учета внешних и внутренних факторов, стоящих перед страной целей и задач, особенностей общества. Такой подход нам известен с момента правления 1-го секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и называется волюнтаристским, и ведет к серьезным пробуксовкам, кризисам, нестабильности и откатам назад.

Толк будет тогда, когда выбор оптимальной модели выборов станет не техническим решением нескольких руководителей, которым надо провести очередные выборы. А будет сделан ответственный и правильный выбор приемлемой для КР политической модели развития. Когда архитекторы политики будут видеть связь и взаимодействие между различными институтами, идеологией, обществом, общественными и властными отношениями, на которые влияют и которые изменяют выборы.

Не должно быть одной модели на все времена и случаи, как например, у нас. Взяли пропорциональную систему и начали ее волочь по всем весям. А народ не хочет голосовать за партии, которых нет на местах, они хотят выбрать своих неформальных лидеров, но которые беспартийные. Впору вменить на местах мажоритарные выборы, но нет, так нельзя. Почему? Нет ответа. Наши избирательные уроки тоже учат, что надо просчитывать все риски, угрозы и последствия принимаемых решений. Ответственные за политику должны обладать хорошими знаниями и навыками, чтобы находить оптимальные модели и сочетать их с разными условиями, институтами, механизмами и элементами.

В демократически развитых странах выборы президента, парламента и местных представительных органов проводятся по различным избирательным системам - мажоритарным, смешанным, пропорциональным, преференциальным. Например, пропорциональная система на ранних этапах развития демократии в условиях неустоявшихся политических партий дробит партийную систему, делает ее мелкотравчатой. При такой системе любая мелкая партия с мелким царьком во главе, случайно попавшая в парламент, может резко изменить судьбу страны, что очень опасно. Чрезмерная фрагментация партий способствует крушению молодых демократий. У нас это проявляется в том, что все видят откат от демократических идеалов.

В то же время пропорциональная система считается наиболее демократической и больше, чем любая другая система, способствует реализации демократического представительства. Как в этих условиях сделать правильный выбор? Наш Жогорку Кенеш стал решать эту задачу путем увеличения избирательного порога с 5 до 7%. Но такой подход консервирует монопольное право парламентских партий на власть, ставит барьеры перед новыми, растущими, перспективными партиями, приходу во власть молодых и образованных кадров.

Далее, президентские выборы, как правило, должны предшествовать парламентским, чтобы дать главе государства возможность сформировать пропрезидентское большинство в парламенте, без которого ему будет трудно выполнить свои предвыборные обещания. Но чтобы попасть в нужный избирательный цикл, следует синхронизировать сроки президентских и депутатских мандатов. Общеевропейский стандарт - это 4 года. У нас - у президента 6, депутата ЖК - 5, депутата местного кенеша - 4 года. Европейцы считают, чем чаще проводить выборы, тем быстрее будут меняться элиты и происходить перемены. У нас бы это тоже не помешало сделать.

Отсутствие синхронности выборов разорительно влияет на бюджет страны, партий и не соответствует экономическим возможностям государства. Хотя такой подход позволил бы своевременно создать и вертикаль, и горизонталь власти, обеспечить эффективное взаимодействие центральных и местных органов без какого-либо административного нажима и принуждения. В России, которая жила в условиях бесконечных выборов, избавились от этой напасти, введя единый день голосования в местные органы власти и синхронизировав депутатские мандаты сроком на 5 лет.

Сказанное свидетельствует об отсутствии в КР цельной и ясной государственной политики в области избирательного права. В результате в стране сложилась самая нестабильная и неэффективная партийная система - многопартийная. Партии при таких системах могут формировать только коалиционные правительства, которые считаются аморфными и неэффективными образованиями. Страны мира пытаются избежать этого и исправляют свои выборные и иные законодательные акты. За 7 последних лет у нас сменилось 9 правительств. Чем эта картина лучше, чем при предыдущих политических режимах?

Новые поправки в Конституцию и законы показывают, что официальная власть не знает, как найти оптимальные решение существующих проблем и не понимает, куда идет государственный корабль. Не предлагаются меры по борьбе с олигархизацией и бюрократизацией власти, с процветающей политической коррупцией и фаворитизмом, установлением неовотчинной системы управления, характерной для средневекового периода. Власть борется с гражданским обществом, независимой прессой как при диктаторских африканских режимах. Один из кандидатов в президенты метко назвал политический диагноз Кыргызстана - в стране идет процесс «афганизации», то есть процесс превращения ее в средневековое ханство со всеми вытекающими последствиями.

В Кыргызстане до сих пор не найден баланс между ветвями власти, между центром и местной властью, внутренней и внешней политикой, частными и государственными интересами. Следовательно, страна живет в условиях перманентного кризиса и политической нестабильности, которая в любой момент может завершиться очередной революцией. Поэтому власть, с чьим бы именем ее не ассоциировали, все время заносит в сторону авторитаризма и на путь силового решения проблем. А это, в свою очередь, влечет за собой стихийные, противоречивые и разрушительные акции по отношению к личности, обществу и государству, усилению анархии, роли толпы, олигархизации власти, коррупции, чиновничье-судебному произволу, политическому фаворитизму и т.д.

Все это диктует сейчас актуальность работы власти и общества над содержанием реформ, над методологией развития, умением делать выводы и превращать наши минусы в плюсы, закреплять успехи и не терять их, покорять новые высоты, а не топтаться на месте.

301

Написать комментарий: