Статья

Историки Кыргызстана и России о 100-летии Октябрьской революции

Сахира Назарова

15 сентября в Оше на круглом столе обсудили значение Октябрьской революции 1917 года для Кыргызстана. Мероприятие организовано общественным фондом «Единство» в партнерстве с представительством «Россотрудничества» в Кыргызской Республике при поддержке Ошского Государственного педагогического института и Управления образования мэрии Оша.

В последнее время все чаще слышны разнополярные мнения об этой революции, поэтому проведение круглого стола с участием экспертов из России и Кыргызстана имело важную цель консолидации усилий ученых для объективного рассмотрения исторических событий того периода, противодействия фальсификациям истории и их использованию для разделения двух стран. Общество нуждается в честном и глубоком анализе тех давних событий. Упрощенные, крайние оценки недопустимы и губительны для наших отношений.

Декан исторического факультета ОшГУ, кандидат исторических наук, профессор Сыдык Смадияров заметил, что приверженцами антинаучного подхода к оценке событий столетней давности, который заключается в том, что советский период является продолжением колониального периода, движет желание карьеризма. Он убежден, что революция «остановила смерть кыргызов, ее важная роль заключается в сохранении кыргызов как этноса».

Муратбек Иманкулов, заведующий лабораторией проблем социально-гуманитарной образовательной области Кыргызской Академии образования сказал: «Мы придерживаемся традиционной оценки октябрьской революции, далеко не отошли от советской позиции. В прошлом году мы отмечали столетие восстания, в этом году - столетие революции. Это знаменательные события в истории кыргызского народа. Мы - счастливый народ, потому что в мире есть примеры, когда некоторые народы не имеют своего государства. Это еще раз подтверждает значение Октябрьской революции для нас. Мы не можем сказать, что эта революция - плохо. В Кыргызстане этот день сохранился как день Великой Октябрьской социалистической революции, этого нет даже в России и других постсоветских странах».

Жумаш Адилбаев, профессор ОшГУ, кандидат исторических наук добавил: «Нам делить нечего, у нас одна судьба, одна история. Октябрьская революция для нас, кыргызстанцев, остается великой!».

Генеральный консул России в Оше Роман Свистин отметил: «Эта революция сыграла огромную роль не только в России и странах Средней Азии, но и во всем мире. Как представитель России, я не могу следить за тем, какая дискуссия идет в обычных кругах, но я слежу за тем, что происходит в общественно-политических и публицистических кругах. Я не воспринимаю, что случившееся событие является черным куском истории моей страны. В истории моей страны были разные события. Великая Октябрьская революция остается одним из главных событий в истории России».

Историки выступают против сужения понятия революции. Доцент исторического факультета Томского Государственного университета, кандидат исторических наук Дмитрий Хаминов рекомендует понимать революцию как комплексное, системное, многофакторное и многоуровневое событие, в котором задействованы разные - финансовые, экономические, социальные, идеологические и национальные - аспекты.

Алексей Палин, заведующий кафедры «История России» КемТИПП, кандидат исторических наук, в своем докладе на тему «Кыргызстан после Октября 1917 г. Первые мероприятия советской власти» отразил важные исторические моменты, имевшие большое влияние на становление кыргызской государственности, сохранения национального наследия кыргызов, развития системы образования, здравоохранения, науки и культуры:

«Первыми советскую власть в Кыргызстане поддержали в ноябре 1917 года шахтеры Сулюкты, Кызыл-Кии, в декабре в Таласском районе, январе следующего года в Оше и т. д. Летом 1918 года власть Советов устанавливается почти на всей территории Кыргызстана. В большинстве районов власть утвердилась мирным путем, чего достигнуть было бы невозможно без поддержки и активного участия местного населения».

Он привел цитату из телеграммы от 22 апреля 1918 года за подписями Ленина и Сталина съезду Туркестанского края о поддержке автономии Туркестана на советских началах: «Можете быть уверены, товарищи, что Совнарком будет поддерживать автономию вашего края на советских началах. Мы приветствуем ваши начинания и глубокого уверены, что вы покроете весь край сетью советов, а с существующими советами будете действовать в полном контакте», и продолжил:

«Октябрьская революция способствовала появлению плеяды талантливых кыргызских общественных деятелей, среди которых Сарыкулаков, Осмонбеков, Айдарбеков, Сыдыков, Арабаев, Абдрахманов, стоявшие у истоков кыргызской государственности, репрессированных в 30-е годы, а впоследствии полностью реабилитированные в 50-е годы».

Палин привел данные о поддержке советского правительства Туркестанской АССР. «Декретом Совета народных комиссаров от 17 мая 1918 года было ассигновано Туркестанской АССР 50 миллионов рублей на проведение оросительных работ. Зная тяжелое положение в регионе правительство советов в июне 1918 года направило в республику 70 миллионов рублей, 115 вагонов хлеба. В 1919 году после освобождения Оренбурга от белогвардейцев ей было выделено 500 миллионов рублей. В ноябре 1919 года принимается декрет о первоочередном и повседневном снабжении Туркестана. Во исполнение декрета в первом квартале 1920 года было направлено 10 поездов с продовольствием, медикаментами, мануфактурой.

30 апреля 1918 года было утверждено положение о Туркестанской советской республике, в нее вошли земли казахов, кыргызов, таджиков, туркменов, узбеков, а также часть русских волостей Астраханской и Оренбургской губерний, Омской области. Деятельность Туркестанской АССР сыграла большую роль в преодолении социально-экономических трудностей в регионе, стала важным этапом на пути образования национальных государств Средней Азии.

В 1924 году сложились все необходимые политические и социально-экономические предпосылки для дальнейших реформ по национально-государственному размежеванию Средней Азии. Так, в результате народного волеизъявления 14 октября 1924 года в составе РСФСР была образована Кара-Кыргызская автономная область, объединившая ранее разрозненные земли кыргызского народа. Тем самым была воссоздана национальная государственность Кыргызстана. Это способствовало оформлению устойчивой территориально-экономической и культурной общности народа, ускорило процессы социально-экономических преобразований и консолидации народа в нацию.

Этот документ от 14 октября 1924 года стал правовой основой для провозглашения без политических осложнений и полного суверенитета Кыргызстана в 1991 году. 25 мая 1925 года Кара-Кыргызская автономная область была переименована в Кыргызскую автономную область. 1 февраля 1926 года преобразована в Кыргызскую АССР. Закономерным историческом событием стало преобразование 5 декабря 1936 года в союзную республику».

Палин отметил мероприятия в социально-экономической сфере: за годы гражданской войны посевы сократились на 45%, поголовье скота уменьшилось более чем в два раза, в аилах доминировали отсталые патриархальные отношения, практически не было промышленного производства, не было энергетических предприятий, ситуацию усугубляла засуха и голод. Оказанная помощь помогла справиться голодом, но обеспечила временное решение проблем региона. Требовалось проведение масштабных реформ, способствовавших созданию прочной социально-экономической базы для преодоления кризисных явлений и дальнейшего развития региона.

Одним из приоритетов было оказание на государственном уровне помощи возвращающимся беженцам из Китая после восстания 1916 года. Тема бедственного положения беженцев имеет много свидетельств, в частности, труд Усенбаева о восстании 1916 года.

Известный общественно-политический деятель Баялы Исакеев, участник восстания, переживший все тяготы бегства, вспоминал: «По приезду в Китай беженцев встретили безобразно, было зверское обращение китайских администраций, с беженцев брали неограниченные взятки за пропуск через границу. Оказавшись в безвыходной ситуации, спасаясь от голодной смерти, кыргызы вынуждены были отдавать за бесценок местному китайскому населению не только последнее имущество, но и продавать в рабство своих близких».

Еще при власти Временного правительства была объявлена амнистия участникам восстания, в результате в мае 1917 года в Семиречье вернулось 64 тысячи человек. В сентябре 1917 года Временное правительство постановило выделить более 11 миллионов рублей для оказания помощи пострадавшим от волнений 1916 года. В постановлении говорилось выдать возвращающимся кыргызам по 100 рублей на кибитку. Для сравнения, семиреченский рабочий имел годовое жалованье 108 рублей. Была реализована комплексная программ по поддержке беженцев.

В начале 1918 года создаются специальные комитеты - комбежи, которые занимались оказанием материальной помощи беженцам. Для них закупали продовольствие, одежду, скот. На пути следования кыргызов из Китая на родину было открыто 24 пункта, где предоставляли питание и оказывали медицинскую помощь. В 1920 году вернувшимся беженцем была выделена помощь, которая включала: 350 тысяч аршин мануфактуры, 200 пудов мыла, 100 пудов чая, 50 ящиков спичек, сельскохозяйственный инвентарь. Им вернули земельные угодья, снабжали семенами для посева.

Руководство советов предприняли шаги по освобождению беженцев из Китая на дипломатическом уровне. Согласно протоколу 1920 года, китайские власти обещали принять все меры по их возвращению. Были предприняты действия по выкупу кыргызов из долгового рабства. На каждого беженца составлялась анкета, в которой также указывалась сумма долга. Велись переговоры с кредитором по выкупу. Если сумму долга было невозможно установить, то действовали через личные контакты, либо обращались в китайский суд. Если беженцу было отказано в освобождении и не было другого выхода, то прибегали к похищению и тайному вывозу. С 10 июня по 1 сентября 1923 года из 1200 юрт было возвращено 750 юрт, оставшиеся 450 юрт перекочевали на родину в конце осени без каких-либо долгов перед китайскими властями.

«Советское государство защищало беженцев. Это было непросто, страна только формировалась, шла гражданская война, но правительство предприняло важные шаги по возвращению беженцев на родину. Нет данных по суммам, выделенных государством. Боль кыргызов-беженцев воспринималась как общая боль большой советской страны», - сказал Палин.

Также историк рассказал о преобразованиях в Средней Азии в сельском хозяйстве в начале 20-х годов: «Произошло перераспределение земельных и водных ресурсов в пользу малоземельных дехкан. Были ликвидированы крупные землевладения баев, манапов. Создавались социально-экономические условия для перехода к оседлому образу жизни. Население снабжали племенным скотом, сортовыми семенами, современным сельскохозяйственным инвентарем.

Для юга Кыргызстана правительство СССР выделило 2 миллиона рублей на покупку инвентаря. Землепользования бедняков выросли более чем в 5 раз, обеспеченность инвентарем в 4 раза, скотом в 2 раза. Появилось более 18 тысяч обустроенных землехозяйств на площади почти 69 тысяч гектар. В 1928-1929 годах посевная площадь по сравнению с предыдущим годом выросла на 28,2%. Поголовье скота к 1928 году по сравнению к 1913 году выросло на 36%.

Все это способствовало укреплению доверия к советской власти, была создана социальная опора предстоящим в регионе преобразованиям в промышленной сфере. В 30-е года Кыргызстан превратился в передовую индустриально-аграрную республику. Было введено 140 промышленных предприятий и электростанций, появились новые отрасли промышленности: цветная металлургия, нефтяная, сахарная, мясо-консервная и др. В 1936 году Кыргызстан занял первое место в СССР по урожаю сахарной свеклы».

Сравнивая достижения в сфере образования, Балтагул Нурумбетов, председатель Ошского отделения Ассамблеи дружбы народа Кыргызстана, доктор исторических наук, профессор Ошского Государственного педагогического института им. А. Мырсабекова, привел данные об учебных заведениях до и после революции. В 70-х годах XIX века в Оше было 5 медресе и 32 мектеба. В 1897 году в Ошском уезде было 176 мусульманских мектебов, где обучались 2655 учеников. В 1914-1915 годах в республике насчитывалось 107 школ, где обучались 7 040 учащихся. В них обучались дети русских чиновников, местных баев и манапов. Обучение не было доступным для всех.

После революции была ликвидирована не только безграмотность, но и монополия на образование, оно стало доступным. В 1925 году в Оше организовали одногодичный педагогический техникум, который впоследствии преобразовался в ОГПИ. В 1927 году на территории области насчитывалось 142 школы, где работали более 200 учителей и учились 8 426 детей. «Многие историки стесняются говорить о величии Октября. Революция дала толчок эпохе национального возрождения. В начале прошлого века у нас была слаборазвитая система образования, она не могла выполнить социальную роль массового образования, а система советского народного образования себя оправдала», - сказал профессор Нурумбетов.

Обсуждение вопроса грамотности населения и существования интеллигенции вызвало дискуссию среди историков обеих стран. Когда Наталия Лукьянова, заведующая кафедры социальных коммуникаций Института социально-гуманитарных технологий Томского политехнического университета, привела данные, что 98% населения было неграмотным, а в 20-е годы у народа фактически отсутствовала интеллигенция, с ней не согласились кыргызстанские историки. Абылабек Асанканов, директор Института истории и культурного наследия Национальной Академии наук КР, заметил, что с этими цифрами надо быть осторожнее, так как это данные советского периода о гражданах, которые не владели кириллицей, а в те годы многие владели арабским языком, умели читать и писать.

Его поддержала Айида Кубатова, заведующая отделением истории Кыргызстана XX-XI веков Института истории и культурного наследия Национальной Академии наук КР: «До последнего времени мы использовали эту цифру, это неправильно, согласно последним исследованиям, в Кыргызстане было 7,8% грамотного населения. У нас была своя интеллигенция, но не по советским меркам. Это были люди, получившие как светское, так и религиозное образование». Лукьянова ответила, что согласна с этим, но она взяла эти данные из открытых источников, значит это проблема размещения обновленной информации согласно новым исследованиям, на это следует обратить внимание кыргызстанским ученым.

Российские историки привели данные, что первая кандидатская диссертация в Кыргызстане была защищена в 1936 году, докторская в 1948-м. В 90-е годы в стране уже было более 600 докторов наук и 2000 кандидатов наук. Что касается системы здравоохранения, то к 1913 году было всего 6 земских больниц, а к началу 40-х в республике было 112 медицинских учреждений.

Вспоминая достижения в разных направлениях, Абылабек Асанканов подчеркнул важность революции в воссоздании государственности: «То, что мы имеем сейчас, мы получили благодаря обретенной после революции государственности. Это великое счастье! Мы стали самостоятельным государством наравне с другими странами. Историческая память говорит о том, что мы говорим о революции только положительно. Через столетие идеи изменились, но наш многонациональный народ с великой благодарностью вспоминает и бережет успехи и победы революции».

Алексей Палин напомнил, что за всеми достижениями стоят обыкновенные люди, которые в свое время понимали значимость исторических событий: «С фальсификацией истории надо бороться на профессиональном уровне. Здесь я услышал единомышленников. Я горжусь Ошом в том плане, что здесь умеют сочетать исторические традиции. Мне было приятно видеть памятники Ленину, Великой Отечественной войне. Есть степень исторической ответственности, исторической памяти братских достижений. У нас есть к чему стремиться в укреплении отношений между странами. У нас общая история».

В конце круглого стола участники обсудили резолюцию и пришли к единому мнению о необходимости продолжения сотрудничества. Руководитель общественного фонда «Единство» Олег Сернецкий отметил важную роль научного сообщества обеих стран в формировании единого подхода к оценке исторических событий. Он добавил, что в современных условиях есть немало возможностей для обмена опытом, проведения совместных научных исследований.

 

 

2424

Написать комментарий: