Статья

Концепция «сильного государства» и ее актуальность для Кыргызстана и всего постсоветского пространства

В преддверии президентских выборов в Кыргызстане хотелось бы обратить внимание на то, что кандидаты в президенты не озаботились тем, какую модель государства они собираются в будущем построить? А ведь проблема очень актуальная, и она должна войти в программы кандидатов. «Слабым» государствам, как, например, наше, необходимо сформулировать и реализовать концепцию «сильного государства». Выяснить, какие силы препятствуют ее рождению и становлению, в какую сторону двигаться, что делать и как понимать это словосочетание?

Под «сильным государством» в современной общественной мысли чаще понимается «жесткое авторитарное государство». В Кыргызстане из уст высшего политического руководства часто звучат призывы построить «сильный и свободный Кыргызстан», не конкретизируя, что же следует под этим понимать?

Современные философы либеральной школы считают, что современное государство объективно не должно быть ни сильным, ни слабым, связывая это с необходимостью формирования гражданского общества. Гражданское общество, считают они, будет подавляться государством, а потому отрицают некоторые признаки сильного государства, как централизация власти, наличие сильной бюрократии и т.д. Но почему обязательно подавляться? Разве не может быть золотой середины?

Человеческие думы о сильном государстве имеют глубокую историю. О «сильном государстве» мечтают все - от крайних реакционеров до либеральных демократов, вкладывая в это понятие свой смысл. Фрэнсис Фукуяма в своей книге: «Сильное государство: управление и мировой порядок в ХХI веке» пишет об этой проблеме, как об одной из важнейших, считая, что слабость и разрушение государства служит источником многих серьезных проблем (бедности, наркомании, терроризма и т.д.)

Эти и другие глобальные проблемы говорят о том, что размышления о сильном государстве - не «мифы». Сегодняшний многополярный мир подтверждает, что государство рано отправлять в архив, что оно было и продолжает оставаться самым ответственным актором (в отличие от ТНК, ТНБ и международных организаций).

Восточная Европа спаслась от разрухи социалистической системы и вышла на путь реализации плана «сильного государства» тем, что отказалась от коммунизма как идеологии и попеременно приводя к власти разные политические силы и альянсы консервативного, социал-демократического или либерального толка. Это их путь и выбор, который учитывает местные реалии. Но у нас другие условия. По меткому выражению бывшего российского премьера Виктора Черномырдина: «Какую партию мы не строим, все время получается КПСС». Поэтому без государства не обойтись.

На постсоветском пространстве ностальгия по «сильному государству» связана с тем, что редко какая политическая сила сумела сформулировать достаточно ясную и убедительную перспективу, отчего все надежды общества на лучшую жизнь обращаются в сторону государства. С этим феноменом отчасти связано положение конституций многих стран СНГ, где содержится требование, чтобы президенты сложили с себя полномочия лидера партии. То есть должности главы государства доверяют, но не доверяют должности председателя партии.

Что сейчас в науке об обществе понимается под «сильным государством»?

Во-первых, очевидно, что под понятием «сильного государства» подразумеваются не те субъекты, где силовые структуры многочисленны, и они верховодят в стране, а государство, которое адекватно отвечает вызовам истории, упорядочивает общественные отношения, своевременно решает насущные проблемы, государство, которое регулярно реформируется.

«Слабые государства» становятся заложниками своих накопившихся проблем, т.к. они не могут их решить самостоятельно и экстраполируют свои проблемы в окружающий мир. В «слабых государствах» систематически нарушаются права человека, они подвержены массовым бедствиям, являются источниками волн массовых миграций, угроз и нападений на соседние государства. Термин «слабый» характеризует бессилие государства, а не его масштабы. Он означает недостаток административного потенциала для нормального управления жизнью общества, экономикой, социальной сферой и др. В слабом государстве власть нелегитимна, а общество не доверяет ни своему государству, ни правящим элитам. И в этом плане Кыргызстан является «слабым государством».

Во-вторых, под «сильным» подразумеваются такие государства, где из-за слабости политических институтов, законодательства и неразвитости гражданского общества произошло смещение балансов в пользу государства.

В-третьих, под «сильным» государством подразумеваются государства с развитой экономикой, социальной сферой и культурой. Например, США, Япония, Германия, Франция и т.д.

  • под «сильным» государством также подразумеваются государства с сильными харизматическими лидерами. Например, в СНГ это Казахстан, Беларусь, РФ.

Нравится ли общим счетом гражданам постсоветского пространства государства СНГ? Очевидно, что нет. Потому, что они не в должной мере защищает права своих граждан, не гарантируют безопасности, не создают необходимых условий для развития человека, не защищают от бюрократизма, коррупции и т.д.

Нравится ли швейцарцам, испанцам, люксембуржцам, шведам, финнам … свое государство? Очевидно, что да, хотя их трудно назвать могущественными и великими.

Был ли СССР сильным государством? С точки зрения военной мощи – да. Военная мощь подпитывала идея мирового коммунистического господства. В СССР власть имела «тьму власти», но страна ослабла и погибла, не выдержав конкуренции с развитыми демократиями в качестве и образе жизни. Поэтому под сильным государством должны также пониматься сильные законы, сильная экономика, высокий уровень и высокое качество жизни.

Прогрессивные реформы спасли наши страны, вывели их из исторического тупика, сделали необходимые шаги к цивилизованному общественному устройству. Но эти реформы всегда тормозились и останавливались. Поэтому государства СНГ еще не стали демократическими и процветающими.

Кто же мешает демократизации страны, установлению сильного государства?
Во-первых, - бюрократия постсоветского типа. Бюрократии нужно сильное государство, гарантирующее ее власть и собственность, но не ограничивающее ее алчность, а значит не вполне «сильное». Она готова утонуть в болоте, чем шагнуть вперед. Поэтому очень важно для будущего наших стран формирование гражданской – ответственной - бюрократии. Во-вторых – местная псевдоэлита (олигархи и нувориши). Им не нужно слишком сильное государство, чтобы оно не совсем перекрыло их частные интересы. Для них также недопустим рынок и свобода для всех.

Все эти силы смыкаются между собой.

Поэтому так жизненно необходимы продолжение курса на дальнейшие реформы, их углубление, расширение и понимание. Необходимо, в первую очередь, реформирование государства и государственной машины управления через комплекс эволюционных реформ. Да так, чтобы эгоизм и поспешность не возобладали над стратегическими соображениями. Собственность, демократия, законы, кадры, рыночная инфраструктура не возникают за несколько лет.

Может ли государство сформировать все это целенаправленно в нерыночной и недемократической среде, преобразуя ее шаг за шагом? Опыт Китая показал, что можно. Там мощный крестьянский строй сохранил культуру собственности, партия сохранила здравый смысл и дисциплину – и страна преобразилась, стала бурно развиваться, в критические моменты выдвинув на политическую авансцену великого реформатора Дэн Сяопина. Казахстан выдвинул другого реформатора – Нурсултана Назарбаева, архитектора «казахстанского пути», выведшего свою страну из «третьего мира» и ведущего его в «мир первый».

Под «сильным государством» президент Назарбаев собственно понимает авторитетность власти, устойчивость всей системы общественных отношений и структур, порядок и стабильность в обществе, сильное гражданское общество, а также такие ценности, как этапность в проведении реформ, отрицание больших скачков и революционных переворотов, незыблемость институтов, лежащих в основе естественного социального порядка: религии, семьи, частной собственности, - признание зависимости прав и свобод граждан от конкретно-исторических условий, степени развития их правосознания и нравственности, сохранение традиционных устоев, национальной самобытности, культурного своеобразия.

«Сильное государство» должно формироваться народом и контролироваться им. Главнее всего – это не отчужденное от народа государство, а сильное поддержкой людей, общества, политических партий, общественных объединений и их участием в решении важнейших проблем.

Снижение доли государственных расходов благое дело. Но недопустимо все время перекладывать госрасходы на граждан, адекватно не компенсируя им одновременно ростом уровня жизни этих же, а не других граждан. Недопустимо также упразднять механизмы государственного регулирования и социального обеспечения, не создавая условия для возникновения заменяющих их механизмов саморегулирования общества. Ведь издержки неподготовленной реконструкции могут быть очень велики!

Чтобы стать «сильными», слабые государства должны продолжить курс на дальнейшие демократические реформы, их углубление и методологическое осмысление с учетом влияния национального опыта.

Фото Табылды Кадырбекова, © Sputnik

 

374

Написать комментарий: