Статья

Уязвимые права – положение в Кыргызстане людей из уязвимых групп

Сахира Назарова

Уязвимые люди из числа лиц, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), потребителей наркотиков, бывших осужденных, секс-работниц, ежедневно сталкиваются с рядом барьеров дома, на улице или в госучреждении. Как они пытаются их преодолевать, в какой помощи нуждаются, рассказали жители Оша и сотрудники общественных организаций.

Из темноты к свету

Моя собеседница Д. - невысокая женщина хрупкого телосложения, рассказала, что когда ее засватали, она ничего не знала о муже. Уже потом поняла, что он принимает инъекционные наркотики, и от него она получила ВИЧ-инфекцию. Сейчас она вдова, растит двоих здоровых детей, высшее образование помогло ей найти хорошую работу. Она много читает, знает почти все об инфекции и как этому противостоять, в качестве равного консультанта помогает другим людям.

- ВИЧ действует двояко: на дух и на тело. Когда ты физически болен неизлечимой болезнью, от которой нет одной универсальной таблетки, это сильно влияет на психологическое состояние. Да, есть антиретровирусная терапия, но тяжелые мысли постоянно мучают: «Что дальше? Как я умру? Что будет с моими родными?». Смотришь на мир через черные очки, сплошная беспросветность. Радость уходит. Еще переживаешь о том, если кто-то узнает о твоем статусе, как он к тебе будет относиться? Одновременно жалеешь и обвиняешь себя, загоняя в депрессию все глубже. Еще мучают побочные эффекты таблеток, у меня болели почки, были проблемы с ЖКТ, постоянное головокружение. Словом, жить не хотелось.

Узнав о статусе, она осталась сидеть дома, на автомате выполняла домашнюю работу: убирала двор, готовила еду. Это отразилось на внешнем виде, ей не хотелось смотреть на себя в зеркало, на лице появились мимические морщины, а ведь ей еще не было и тридцати лет.

- В тот момент, когда человек только узнает свой статус, нужна сильная поддержка специалистов из СПИД Центра, а мне сказали, что я и так образованная, все сама знаю. Знаю одну женщину, медсестру по образованию, так она сама после выявления статуса много лет была в депрессии, хотя тоже вроде бы многое знает и понимает. По натуре я оптимист и сказала себе, что надо выбираться из омута. Вышла из дома, искала любую работу, лишь бы вырваться из своей однообразной жизни.

Она могла бы устроиться в школу, но побоялась требования сдачи анализа на ВИЧ при оформлении санитарной книжки. Тогда она еще не знала, что учителям и воспитателям такая печать не нужна. Согласно статье 13 Закона «О ВИЧ/СПИД в КР», не допускается стигматизация и дискриминация ЛЖВ, ущемление их законных интересов, прав и свобод на основании наличия у них ВИЧ-инфекции, в частности, не допускается отказ им в приеме в образовательные учреждения.

- Нехватка знаний о правах ЛЖВ, неуверенность помешали мне в трудоустройстве. В этом и проявляется самостигматизация, которая мешает нормальной жизни, создает препятствия.

Она уверена, что восполнение знаний об инфекции поможет преодолеть многие барьеры.

- Много случаев, когда в семье узнают о статусе, сразу отделяют этого члена семьи, выделяют ему отдельную посуду для еды, полотенце, даже комнату. Это неправильно, ведь бытовым путем вирус не передается, а отделение человека влияет на психологическое состояние, что ведет к самостигматизации. Поэтому надо работать над информированием населения, но как я заметила, у нас не любят читать, а некоторые даже боятся взять с собой брошюру, опасаясь, что кто-то узнает о статусе, что отразится на их отношении.

Стигматизация – это предубеждение против самого себя, основанное на причастности к чему-либо. Один из выходов – обратиться за помощью в общественные организации, которые оказывают бесплатную социальную, психологическую, юридическую, реже медицинскую помощь.

Жалобы на нарушения этики и раскрытие статуса

Психолог Мухаммед Диор, сотрудничающий с фондом «Аракет плюс» PSI Кыргызстан, имеет большой опыт работы с уязвимыми людьми. По его словам, самостигматизация усиливается после проявления дискриминации со стороны родственников, соседей, милиции, медработников. Немало жалоб на неэтичное отношение медработников (в основном, среднего медперсонала), раскрытие статуса в поликлиниках и больницах.

Одна женщина рассказала психологу, что врач-инфекционист, выдавая антиретровирусные препараты, унижала ее тем, что она получила инфекцию из-за своего беспорядочного образа жизни, а сейчас носит платок. Пути получения инфекции разные, и неизвестно, каким образом была занесена инфекция. Пациентка ушла в слезах от врача. Психолог сказал, что теперь женщина при виде человека в белом халате испытывает барьер. Этот случай не должен стать поводом прекращения приема препаратов и ей рекомендовали обратиться к другому врачу по месту жительства.

Не всегда человек готов раскрыть свой статус родственникам. Был случай, когда медсестра местной поликлиники пришла в дом к пациенту со статусом, а его не было на месте, и она оставила таблетки родственникам, которые через интернет узнали их назначение. В другом случае родственница раскрыла статус мужчины с целью предотвращения его женитьбы на девушке. Свой поступок она оправдывала тем, что он намеренно скрыл свой статус от родственников невесты. В итоге свадьба не состоялась, со временем мужчина нашел себе жену ЛЖВ. Подобные ситуации способствуют созданию конфликтов между родственниками, и для их разрешения привлекают правозащитников, которые еще раз напоминают, что за разглашение врачебной тайны предусмотрена уголовная ответственность.

Статья 145 Уголовного Кодекса КР - Разглашение врачебной тайны

1. Разглашение медицинским, фармацевтическим или иным работником без профессиональной и служебной необходимости сведений о заболевании или результатах медицинского освидетельствования пациента - наказывается штрафом в размере до тридцати расчетных показателей.

2. То же деяние, выразившееся в сообщении сведений о наличии у лица вируса иммунодефицита человека, - наказывается штрафом в размере до пятидесяти расчетных показателей либо лишением свободы на срок до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они по неосторожности повлекли тяжкие последствия, - наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

Собеседница поделилась опытом, когда медсестра по кодировке документов узнает о статусе пациента, сразу меняется ее поведение, появляется страх и это отражается на отношении к человеку. Она подчеркнула, что нужно систематически работать с медиками, чтобы они больше узнавали о заболевании, вели себя корректно, ведь уязвимые люди очень восприимчивы к чужой реакции на их статус.

Пострадавшие от медиков пациенты, как правило, жалуются главному врачу медучреждения, делятся с психологами и равными консультантами. Они не пишут заявления в правоохранительные органы, так как им придется и дальше обращаться в эти же медучреждения. Среди ошских ЛЖВ почти нет активистов, которые бы активно боролись за права сообщества, одна из проблем – опасение проявления дискриминации после раскрытия статуса широкой общественности.

С другой стороны, собеседница привела пример хорошего отношения врача, которому она раскрыла статус, и он проявил тактичность и профессионализм. Врач выписал ей направления на нужные анализы, все процедуры были бесплатными. «Так и должно быть!», - радостно сказала женщина, еще она отметила хорошую работу сотрудников Ошского областного Центра по борьбе и профилактике с СПИД.

В законе «О ВИЧ/СПИД в КР» указано, что лица, живущие с ВИЧ/СПИД, обладают всеми социально-экономическими, политическими и личными правами и свободами. Они имеют право на уважительное и гуманное отношение, получение качественной медико-санитарной помощи и т.д. Наряду с правами есть и обязанности, например, предусмотрена уголовная ответственность за заведомое заражение инфекцией лицом, знавшим о наличии у него инфекции. Согласно статье 117 УК КР, заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него заболевания, наказывается лишением свободы на срок 3-5 лет. Если второе лицо знало, что у первого лица имеется инфекция, и добровольно согласилось на действия, то с первого лица снимается уголовная ответственность.

При оказании помощи людям, недавно узнавшим о статусе и впавшим в депрессию, психолог Мухаммад Диор привлекает равных консультантов. Это люди из сообщества, которые тоже имеют статус, на себе испытали все сложности, связанные с приемом препаратов, выстраиванием отношением с родными и близкими, оформлением документов и т.д. Это обученные профессиональные сотрудники общественных организаций, умеющие мотивировать новых бенефициаров через беседы, рекомендации, сопровождение.

Клиент видит на примере другого человека, что он не один, что можно жить нормально. Постепенно между ними устанавливаются доверительные отношения, новичок раскрывается и делится переживаниями. Работа консультанта способствует тому, что клиент принимает препараты, ведет здоровый образ жизни. Множество примеров, когда жизнь ЛЖВ менялась в лучшую сторону, они выходили из депрессии, улучшалось их самочувствие, они находили работу.

Многолетняя помощь иностранных донорских организаций способствовала проявлению определенных иждивенческих настроений среди некоторых уязвимых людей. Сотрудники фондов жалуются, что бывает в межпроектный период, когда нет материальной помощи - снижается активность лиц, употребляющих наркотики, которые привыкли к систематическим продуктовым пакетам. Некоторые бенефициары жалуются на недостаточное внимание соцработников, которые, по их словам, поверхностно помогают с направлением в госорганы, а не ходят за справками вместе с ними или вместо самих бенефициаров.

Психологи называют это «ролью жертвы», когда бенефициар начинает манипулировать сотрудником организации и последнему приходится проявлять тактичность и настойчивость, объясняя свои обязанности. «Помогая клиенту, нужно уметь оставаться на уровне профессионала», - говорит соцработник фонда «Крик журавля» Альфия Шакирова, которая поначалу слишком близко воспринимала историю каждого клиента, но потом научилась отделять работу и эмоции.

При получении паспорта не важен статус и род занятий

По наблюдениям юриста фонда “Позитивный диалог” Анары Сыдыковой, оформление документов, удостоверяющих личность, является одной из важных и частых проблем уязвимых граждан из числа потребителей наркотиков, секс-работниц, бывших осужденных, ЛЖВ. У многих паспорт утерян, оставлен в залог, прошло время обмена и т.д. Часть людей так и живет много лет без паспорта, прописки, постоянной работы. Лишь когда нужно оформлять подросших детей в школу, возникает вопрос о наличии свидетельства о рождении, которого нет в связи с отсутствием паспорта у матери.

- Уязвимые люди испытывают страх перед сотрудниками госорганов. Им кажется, что у них на лице написан статус, что их будут унижать, оскорблять и даже выставят из учреждения. Поэтому мне приходится сопровождать их при оформлении документов в Центре обслуживания населения и других госорганах, - рассказывает Сыдыкова.

Бытует миф, что милиция запугала некоторых секс-работниц тем, что при оформлении документов якобы существует кодировка, идентифицирующая их род занятий, а слухи распространяются быстро. Юристам приходится разъяснять, что при оформлении документов на получение паспорта не имеет значения статус и род занятий. По наблюдениям Сыдыковой, наибольшей самостигматизации подвержены бывшие осужденные, которые испытывают сильный страх и стыд каждый раз, когда нужно показывать справку об освобождении.

История получения паспорта 47-летней жительницей Оша А.С. является показательным примером решения вопроса с пропиской. Когда женщина отбывала срок, ее родственники продали общее жилье и выехали из страны. Она жила то у одних, то у других знакомых, не могла устроиться на постоянную работу, нуждалась в деньгах. Отсутствие паспорта не позволяло ей участвовать в проектах по поддержке уязвимых людей. Как участница Программы поддерживающей терапии метадоном при Ошском межобластном Центре наркологии, она не получала транспортные средства по проекту снижения вреда. Женщина не могла оформить документы из-за отсутствия прописки.

Юрист Анара Сыдыкова и социальный работник метадонового пункта Чыныгуль Зулпукарова помогли женщине с подачей документов. Согласно пункта 4 статьи 16 Закона «О внутренней миграции», граждане без определенного места жительства регистрируются в соответствующем органе местного самоуправления, на территории которого они проживают. Мэрия перенаправила женщину в один из территориальных советов, но там отказали в регистрации. Тогда юристы предложили женщине вариант отстаивания права на получение прописки по адресу мэрии через судебные органы, но она отказалась, посчитав этот способ долгим и сложным. Юрист и соцработник помогли ей получить прописку по другому адресу, и женщина, наконец, получила внутренний паспорт. Сейчас она продолжает участвовать в метадоновой программе, получает транспортные средства.

В Оше более 100 участников метадоновой программы, из которых одна десятая часть – женщины. Более трети всех участников – это лица, живущие с ВИЧ/СПИД.

Есть несколько случаев, когда женщины из соседней республики, вышедшие замуж за граждан Кыргызстана, хотят получить вид на жительство, но при оформлении документов нужно сдать анализ на ВИЧ. Зная свой статус, эти женщины боятся, что им откажут в предоставлении вида на жительство, и поэтому отказываются от сбора документов. Есть вариант оформления гражданства, когда не требуется подобной справки, но это при желании сменить гражданство, ведь многим удобнее иметь вид на жительство, оставаясь гражданами своей родины.

Отдельная проблема – жалобы на отношение правоохранительных органов к некоторым группам уязвимых людей. Например, при опросах секс-работницы жаловались на угрозы подброса наркотиков, предложения о провокациях (подставах) против других людей, требования устроить «субботник», обвинения в кражах. Жалобы бывают устными, никто не пишет заявления, так как они боятся ухудшения отношения со стороны милиции или не верят в конкретную помощь.

Весной этого года шесть секс-работниц пострадали от действий парней-спортсменов одного ошского спортивного клуба. Женщин унижали и оскорбляли, заставили снять обувь, отобрали сотовые телефоны, угрожали ножом, избивали пластиковыми бутылками с водой. Одну из них изнасиловали. Женщины написали заявление в милицию, их интересы представлял адвокат из общественного фонда «Подруга». Милиция так и не нашла виновных.

Работа с уязвимыми людьми показывает, насколько они сильно нуждаются в проявлении эмпатии со стороны общества. С целью разрушения стереотипов и снижения фактов дискриминации необходимо систематическое обучение представителей правоохранительных органов, медучреждений, правозащитников правовым основам защиты уязвимых граждан, вопросам гендерной чувствительности.

Дополнительная информация

По данным Республиканского Центра СПИД, на 1 августа по стране зарегистрировано 7485 ВИЧ+ человек (из низ 95% - граждане Кыргызстана, 65% - мужчины, 34% - женщины). Из общего числа инфицированных 44,3% составляют лица, употребляющие наркотики. Из общего числа почти 40% получают антиретровирусную терапию - 2589 взрослых и 428 детей. Источник: http://aidscenter.kg/ru/situatsiya-po-vich-v-kr/category/7-2017.html

Фото автора.

 

 

 

 

1450

Написать комментарий: