Исследование

ПОЛИСИ-БРИФ: Геополитические изменения и военно-политическое сотрудничество стран ЦА. Предпосылки и возможности

Текущая геополитическая ситуация характеризуется значительными, можно сказать знаковыми изменениями для стран Центральной Азии (ЦА). Вся архитектура системы безопасности, вызовов, рисков и реагирования на них меняется на глазах.

Триггером процесса является изменение роли России (РФ). Война в Украине, которую РФ начала с целью ревизии территориальных вопросов, считая их несправедливо решенными после развала СССР, а также для отодвигания от себя границ стран НАТО, пока ведет к обратным результатам. Присутствие НАТО совсем рядом с РФ существенно расширилось. К Североатлантическому блоку уже присоединилась Финляндия и на подходе Швеция, а вступление туда Украины сейчас представляется только вопросом времени.

Идущая война показывает, что Россия не имеет возможностей для полной военной победы над Украиной, а Украина пока имеет недостаточно ресурсов, даже с учетом западной помощи, для полного освобождения всей своей территории (по состоянию на 1991 г., в тех границах, которые официально признаны за Украиной после развала СССР). Налицо военно-стратегический тупик. В каком направлении он будет разрешаться, пока сложно сказать, но очевидно, что конфликт будет иметь долгосрочный характер, даже если горячая фаза военного противостояния прекратится в ближайшие месяцы.

Реваншизм современной российской политики по территориальным вопросам задевает не только Украину, но и вызывает обеспокоенность в других странах бывшего СССР. В частности, у Казахстана, который имеет самую протяженную границу с Россией.

В связи с тем, что РФ, вероятно, на долгие годы увязла в военно-политическом и экономическом кризисе, связанном с войной и ее будущими последствиями, влияние России на страны ЦА естественным образом будет меняться в сторону снижения. Очевидно, что оно, конечно, не исчезнет совсем, поскольку связи между РФ и ЦА странами обширны и многовекторны, а сама Россия слишком большая и богатая страна, чтобы совсем исчезнуть с карты крупных геополитических игроков Евразии, но очевидно, что их роли будут значительно меняться.

Введенные против России беспрецедентные санкции постепенно ведут к существенному ослаблению экономики РФ и ее долгосрочной изоляции, в значительной степени схожей с изоляцией Ирана на протяжении нескольких последних десятилетий. Понятно, что Россия не Иран. Прежде всего из-за того, что это ядерная держава, а также из-за ее гораздо более широких экономических, географических и политических возможностей. Тем не менее, даже для такой большой страны как Россия санкции и долгосрочная изоляция будут иметь плачевные последствия.

Наиболее явно, вместо слабеющей России, видится рост роли Китая. Об этом говорят, в том числе, и последние амбициозные заявления, а главное проекты, предлагаемые Китаем в области экономики, культуры и сферы безопасности. Так, например, прошедшая в Сиане в мае 2023 г. встреча стран ЦА и Китая показала, что Китай намерен быстро расширять свое присутствие и влияние в ЦА регионе. Если раньше Китай в основном делал акцент на экономике, то сейчас к ней добавились сферы безопасности, культуры, науки и образования, то есть фактически весь спектр вопросов, включая ранее традиционно считавшиеся «принадлежащими» России. На этой встрече со странами Центральной Азии было подписано соглашений на более чем 50 миллиардов долларов.

Меняться будут роли и других акторов, имеющих влияние на ЦА регион - Турции, Европейского Союза, США, Индии, Ирана и арабских стран.

Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), являющаяся полностью подконтрольной России организацией, брала на себя многие функции в сфере безопасности ЦА региона. Даже несмотря на то, что Узбекистан не является членом ОДКБ (а Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан являются), вопросы военно-политического сотрудничества и безопасности в ЦА до недавних пор находились под плотным зонтиком России.

При этом сейчас становится очевидно, что сегодняшняя ОДКБ демонстрирует свою неэффективность и, в определенной степени, даже токсичность. Крупнейший член ОДКБ Россия ведет войну в Украине, которую формально поддержала только Беларусь, в то время как остальные члены организации нет. Член ОДКБ Армения неоднократно высказывала свое недовольство относительно позиции ОДКБ по отношению к Карабахскому конфликту, вплоть до угроз о выходе из ОДКБ. Два члена ОДКБ Кыргызстан и Таджикистан имеют неурегулированные территориальные споры, что несколько раз приводило к вооруженным столкновениям.

Очевидно, что ОДКБ создавалась в основном под нужды РФ и главная ее задача была в удержании остальных стран-членов в орбите военно-политического влияния России. При этом, как показывает время, функции разрешения проблем других стран-членов эта организация выполняет плохо или не выполняет совсем. Впрочем, даже самой России ОДКБ в войне против Украины не оказало никакой помощи (ни военной, ни политической) и скорее всего не могла оказать, в силу разности интересов стран-членов организации. Поэтому можно с уверенностью констатировать, что времена для ОДКБ тоже меняются, и эта организация скорее всего постепенно утеряет свою актуальность, как для РФ, так и для других стран-членов организации.

Россия – это империя, с гордостью говорит большинство российского истеблишмента. Такой подход, очевидно, мотивирует российское социально-политическое поле, однако является крайне сомнительным для истеблишмента стран ЦА. Имперская направленность политических взглядов руководства России, которую уже давно никто не скрывает, а наоборот выпячивает в качестве одной из ключевых основ построения современной России, текущая война в Украине и системные проблемы внутри ОДКБ ставят перед странами ЦА логичный вопрос: насколько адекватна для них нынешняя система безопасности в регионе, учитываются ли их военно-политические интересы в рамках существующей системы взаимоотношений и сможет ли ОДКБ действительно решать проблемы этих стран, если они реально возникнут в будущем.

Повышение субъектности самих стран ЦА

Следует особо отметить, что даже если бы не было всех вышеперечисленных изменений, все равно страны ЦА давно нуждались в переосмыслении своей роли и выводе сотрудничества между собой на новый уровень. Все это обуславливается изменениями в самих центральноазиатских странах.

За последние десятилетия страны ЦА прошли через значительные изменения экономического, политического, социо-ментального характера и этот процесс активно продолжается. В них растет и укрепляется самоидентификация по-настоящему суверенных стран. Они постепенно набираются управленческого опыта, здесь выросла и ширится политическая элита, желающая и способная мыслить самостоятельно, а не в рамках заложенной «сверху» парадигмы. Социально-экономические изменения тоже существенны – в странах ЦА быстро увеличивается население и экономический потенциал. Население пяти стран ЦА на сегодняшний день уже около 80 млн человек и оно динамично растет, а совокупный ВВП этих стран на 2021 г. составлял около 350 млрд долларов.[i] Следствием всего этого является их потребность в повышении субъектности во всех геополитических процессах, происходящих в обширном регионе ЦА, так как они уже не хотят быть просто ведомыми игроками в тени крупных глобальных и региональных акторов.

Параллельно с социальными и политическими изменениями у стран ЦА возникает оправданное желание ускорить процессы поиска путей усиления взаимодействия между собой и построения альтернативных каналов сотрудничества в военно-политической сфере.

Сотрудничество в данной сфере является крайне специфичным, поскольку напрямую влияет на безопасность каждой из стран. Вместе с тем, если таковое имеется на достаточно серьезном уровне, то оно способно в разы поднять уровень доверия и глубины кооперации между странами. Действительно, если между странами налажена кооперация по столь чувствительным вопросам как производство и эксплуатация военной техники, имущества, слаживание работы между военными подразделениями, обучение и взаимодействие между руководящим составом армий, выработка совместных планов по решению актуальных проблем в сфере обороны и уж тем более если имеются взаимные гарантии безопасности, то очевидно доверие между странами находится на достаточно высоком уровне, чтобы успешно развивать и другие проекты в различных сферах.

Какие страны имеют текущие перспективы углублять сотрудничество

Очевидным представляется тот факт, что для изменения парадигмы и создания нового пространства сотрудничества в военно-политической сфере необходимо, чтобы между странами не было каких-либо серьезных противоречий и особенно территориальных претензий. Кроме того, конечно, каждая страна сама должна понимать существующие риски и быть заинтересованной в долгосрочном взаимодействии с близкими соседями в такой специфической области.

Учитывая, что между Кыргызстаном и Таджикистаном все еще присутствует напряженность, связанная с неурегулированностью вопросов по спорным территориям, военно-политическое сотрудничество между ними пока вряд ли может быть глубоким и всесторонним. Еще одна страна региона, Туркменистан, официально имеет статус нейтральной. Поэтому, опять же официально, Туркменистан вряд ли будет вовлекаться в какие-то проекты военно-политического сотрудничества. Однако, неофициально никто не может помешать Туркменистану делать это на различных уровнях такой кооперации. Например, участие в совместной разработке или производстве вооружения Туркменистан вполне может себе позволить.

Что касается трех тюркоязычных стран ЦА – Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана – то между ними нет территориальных споров, так как они на двусторонней основе официально определили и закрепили договорами межгосударственные границы. Поэтому создание обновленного пространства сотрудничества между тюркоязычными странами представляется актуальной повесткой современного геополитического пространства в Евразии.

Нельзя сказать, что в экономической сфере у тюркоязычных стран ЦА все гладко, однако возникающие там споры не носят характер непреодолимых и вполне могут решаться на взаимной договорной основе.  В этих странах также есть и различия в политических системах, но, опять же, они не несут характер непреодолимых, или даже существенных, для создания каких-либо преград в области такого рода сотрудничества.

Между тремя вышеупомянутыми странами в разы больше общего и объединяющего, чем мешающего кооперации. Ключевыми факторами, мотивирующими развитие военно-политического сотрудничества между этими тремя странами, являются:

- отсутствие территориальных претензий друг к другу;

- языковая, культурная и историческая близость народов этих стран;

- тесное экономическое сотрудничество и растущие тенденции на их усиление;

- сложность самостоятельного выживания в сфере безопасности и необходимость объединения усилий для того, чтобы представлять адекватную силу в масштабах всего Евразийского региона.

Какова необходимость кооперации и в чем заключаются потенциальные риски

Важным вопросом является, а какие риски и угрозы для безопасности стран ЦА существуют сегодня или могут возникнуть в будущем. То есть, действительно ли для стран ЦА есть необходимость укреплять собственные армии и сотрудничество со своими ближайшими соседями?

На первый взгляд актуальными угрозами в сфере безопасности для стран ЦА являются лишь террористические угрозы со стороны различных негосударственных образований. Отдельные страны вроде бы не угрожают их суверенитету и безопасности, а для отражения террористической угрозы вроде бы нет необходимости объединять усилия, так как каждая страна ЦА может справиться с ней самостоятельно.

Кроме того, вряд ли кто сегодня будет всерьез говорить о том, что какие-то отдельные страны вынашивают планы по вторжению и оккупации территории стран ЦА. То есть, получается, что военная кооперация стран ЦА для отражения нападения со стороны террористических групп не особо нужна, а для отражения лишь гипотетической агрессии со стороны крупной страны не имеет смысла? Очевидно, что это не так и на это можно привести ряд существенных контраргументов.

Во-первых, современные террористические угрозы могут носить достаточно масштабный характер, где объединение усилий нескольких стран на порядок повышает возможности противодействия террору. Особенно это становится актуальным в свете развития глобальных сетевых террористических групп, современных технологий беспилотных аппаратов и ракетной техники, которые бывают доступными уже не только отдельным странам, но и террористическим группам. Поэтому противостоять им легче и эффективнее не в одиночку, а имея надежных союзников и современную технику. Практика агрессии террористических групп и формирований против некоторых суверенных стран Азии и Африки показывает, что зачастую террористы обладают сопоставимыми по численности и вооружению, а иногда даже и большими силами по сравнению с регулярными армиями этих суверенных стран. Очевидно, что странам ЦА надо обязательно учитывать современные реалии и укреплять как собственные армии, так и степень их взаимодействия с надежными соседями-союзниками.

Во-вторых, в мире все больше становится квази-государственных военизированных формирований, т.н. частных военных компаний (ЧВК), которые, формально не имея отношения к государству, могут использоваться тем же государством для достижения своих политических и военных целей. ЧВК все чаще используются в гибридных войнах по всему миру.

Актуальным примером может служить ЧВК «Вагнер», которая формально не имеет отношения к государственным структурам РФ, но фактически получает государственное финансирование (о чем официально заявлял президент РФ В. Путин) и принимает участие в боевых действиях на территории Украины и некоторых стран Африки.

Сегодня ЧВК имеются во многих крупных странах мира. Причем отдельные ЧВК имеют в своем арсенале не только стрелковое оружие, но и тяжелую технику, авиацию, беспилотные аппараты и современное ПВО. Некоторые ЧВК, по сути, представляют из себя полноценные войсковые формирования, насчитывающие тысячи, а иногда и десятки тысяч человек. То есть по численности личного состава они могут быть сопоставимы с некоторыми армиями стран Центральной Азии. Очевидно, что противостояние угрозам со стороны разного рода ЧВК может быть одной из задач стран ЦА и делать это сообща гораздо эффективнее.

В-третьих, собственно угрозы со стороны сопредельных стран также нельзя полностью снимать со счетов. Сейчас таких угроз для стран ЦА нет и надеемся никогда не будет. Однако, как известно, мирные отношения более крепки между странами, которые сильны, а не между сильным и слабым. Страны, которые укрепляют свои вооруженные силы и имеют надежных союзников, имеют больше шансов мирного сосуществования с соседями, чем те, которые не уделяют внимания своим вооруженным силам, надеясь лишь на международное право и добрую волю соседей. Мировая политика уже много раз показывала, что надежда на «справедливый» мировой порядок нередко не оправдывает себя, и рассчитывать нужно прежде всего на себя. Даже если мировое сообщество и будет помогать противостоять агрессору, то оно всегда охотнее помогают сильному, а не тому, кто не может и дня защитить себя.

В каком направлении развивать сотрудничество. Рекомендации

Изменения в странах ЦА, наряду с изменениями геополитической картины в евразийском регионе, создают предпосылки для формирования более тесного взаимодействия между странами ЦА в военно-политической сфере.

Пока, вероятно, рано говорить о создании между странами ЦА некоего полноценного военно-политического блока по типу НАТО или ОДКБ, который бы гарантировал коллективное вмешательство в конфликт в случае нападения на одну из стран организации. Для этого необходимо пройти определенный путь и обеспечить базовые условия, чтобы ни у одной из стран организации не было территориальных споров с другими странами. Также для того, чтобы сотрудничество в этой сфере приобрело столь тесный характер, необходимо отработать его на других уровнях, с тем, чтобы приобрести определенный опыт, выработать общие принципы и понимание всего процесса.

Начинать работу можно по следующим направлениям:

1. Оперативное и тактическое сотрудничество. Вооруженные силы стран Центральной Азии могут участвовать в совместных военных учениях, тренировках и операциях для повышения своей боеготовности и эффективности в решении различных проблем, связанных с текущими вызовами и рисками. Это позволит учиться друг у друга, вырабатывать общие стандарты и обмениваться передовыми практиками, что может способствовать улучшению их вооруженных сил и укреплению коллективной безопасности.

2. Налаживание кооперации в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), производстве военной техники и амуниции. Данное направление является очень перспективным и нужным для всех стран ЦА. Также перспективным здесь представляется привлечение к тесному сотрудничеству в этой сфере Турции и Азербайджана. Эти страны естественным образом являются дружественными к тюркоязычным странам ЦА и имеют богатый опыт разработки, производства и применения самых современных видов вооружения, включая беспилотные аппараты, противовоздушное вооружение, бронетехнику и т. п. При этом важно учитывать, что развитие сотрудничества в области производства военной продукции может сталкиваться с различными политическими, экономическими и технологическими ограничениями. Чтобы кооперация была успешной, здесь требуется прозорливость, готовность к преодолению препятствий на пути к сотрудничеству, основанному на взаимных интересах и выгодах для всех участников.

3. Борьба с транснациональными угрозами. Страны ЦА региона могут сотрудничать в борьбе с транснациональными угрозами, такими как терроризм, кибератаки, контрабанда наркотиков и трансграничная преступность. Также может осуществляться тесный обмен разведывательной информацией и координация мер борьбы, которые могут помочь снизить риски для всех участников.

4. Гуманитарное сотрудничество. Военно-политическое сотрудничество также может включать сотрудничество в гуманитарных вопросах, таких как борьба с бедностью, решение проблем миграции и беженцев, борьба с голодом и эпидемиями.

5. Дипломатия и доверие. Страны ЦА могут и должны укреплять доверие и взаимопонимание через дипломатические каналы, народную дипломатию и многосторонние форумы, чтобы купировать и предотвращать возможные споры и конфликты, а также вырабатывать общую точку зрения по важным региональным и мировым вопросам.

Список возможных сфер сотрудничества и кооперации может быть шире и детальнее. Кроме того, по многим направлениям уже давно и относительно плодотворно ведется сотрудничество. Ключевым здесь является направление движения. Странам ЦА необходимо брать курс на повышение собственной субъектности в решении широкого спектра вопросов, связанных с большим Евразийским регионом. Сотрудничество в военно-политической сфере является одним из важных составляющих всего этого процесса. В будущем же, если такое направление сотрудничества будет расширяться и укрепляться, вполне логичным выглядит создание полноценного военно-политического блока с взаимными обязательствами по безопасности между всеми странами участниками такой организации.

[i] https://eabr.org/upload/iblock/d0b/EDB_2022_Report-3_The-Economy-of-CA_rus.pdf

2129

Написать комментарий: