Статья

О доверии к власти в Кыргызстане в канун президентских выборов 2017 года

Зайнидин Курманов

При оценке действующих в Кыргызстане институтов в 2007 г. службой «Эл Пикир» была замечена некоторая общая последовательность, требующая разъяснений. С тех пор, к сожалению, подобного рода опросы в республике не проводились. Тем не менее, на их репрезентативность можно положиться, т.к. ничего разительного в политической системе нашей страны за прошедшие 10 лет не изменилось.

Она как была, так и остается полузакрытой и полусвободной, авторитарной политической системой, обслуживающей узкогрупповые интересы. И это несмотря на состоявшиеся две «народные» революции в 2005 и 2010 гг.

На вопрос «кому они доверяют больше», в 2007 г. респонденты отвечали следующим образом. На первые позиции вышло духовенство и СМИ. Президент находился чуть выше середины списка, где социологи включили около 20-ти органов и институтов, в т.ч. партии, НКО и т.д. Через несколько позиций шло правительство, еще ниже стоял парламент Кыргызстана. Замыкали список правоохранительные органы и суды. Несмотря на то, что весь этот опросник всего лишь абстракция, есть над чем поразмыслить.

Уровень доверия к институту президента стоял выше уровня доверия правительству и парламенту, но гораздо ниже уровня духовенства и средств массовой информации, что вполне объяснимо. Президент выступает как наиболее стабильная политическая фигура, которая способна осуществить реальные перемены. Так было в прошлом, так оно есть и сейчас.

В правительстве собраны достаточно компетентные кадры. Низкий уровень доверия к парламенту и его аппарату связан с наличием большого количества в нем случайных людей, родственников и друзей. И эта ситуация сохраняется и поныне, т.к. парламент после революции 2010 г. так и не стал более эффективным и ответственным органом власти. 

В постсоветском Кыргызстане все еще высоко доверие людей к печатному слову, сохранившееся с советских времен. Активная деатеизация страны является свидетельством духовного кризиса общества, падением коммунистической идеологии и поиском новых ценностей. В этих условиях вполне понятно обращение населения к религии как к самому древнейшему, авторитетному и устойчивому институту влияния, возникшему даже раньше государства.

Тем более в стране нет развитых политических партий, способных сформулировать сильные объединяющие цели и программы, воспроизводить харизматических политиков и профессиональных управленцев, сильные общественные организации и профсоюзы, которые были бы в состоянии на равных конкурировать с церковью.

Гораздо выше рейтингов политических партий стояли рейтинги НКО, т.к. они повседневно и конкретно работают в самой гуще людей, а не только в периоды предвыборных кампаний.

После двух переворотов и окончания президентства Атамбаева отмечается определенное разочарование населения неисполненными обещаниями «революционной» власти, ее кадровыми назначениями, бесконечными скандалами и разоблачениями, рейдерством и захватом чужой собственности, коррупцией, провалами в политике реформ, неэффективностью принимаемых решений и ухудшением материального положения граждан. Впрочем, снижение доверия населения к власти – состояние обычное. Власть редко бывает талантливой, а у неэффективной власти всегда много критиков.

С самого начала событий 2010 г. в Кыргызстане развернулась ожесточенная дискуссия, определившая ход ожиданий страны. Новая власть и ее адепты обнадежили граждан политическим заявлениями о том, что в стране произошла великая революция, в отличие от более прагматичного заявления лидеров стран ОДКБ, официально объявивших о том, что в Кыргызстане произошел государственный переворот.

Революции готовят, они не происходят спонтанно, у них есть политические цели и задачи. Революция - это изменение системы, ценностей, приоритетов, это системные преобразования. Вот таким образом новая власть, может быть сама не ведая об этом, задала обществу дискурс на более высокие революционные ожидания, а значит на системные преобразования в обществе. Казалось, вот, наконец, к власти пришли настоящие демократы, настоящие поборники справедливости и свободы. Еще не остыли тела погибших и произнесенные клятвы на могиле героев, как тут в СМИ начался слив компромата, разрушившего этот героический образ.

Вчерашние герои оказались в роли обычных уголовников. В общественном сознании произошла десакрализация идей революции. А первоочередной проблемой республики является необходимость восстановления авторитета власти и управления, основанного на личном авторитете и уважении. Но для этого нужны другие кадры - свободные от трайбализма и коррупции, подготовленные профессионально и исповедующие демократические ценности. Кадры, выполняющие обещания. Кыргызстан, как слабое государство,  не может применять такие инструменты управления, как насилие или принуждение, как сейчас. Их применение может снова привести к бунту и перевороту, т.к. по мнению экспертов в республике, вследствие нерешенности системных целей и задач, сохраняется перманентная «революционная ситуация». Чтобы сохранить баланс и стабильность нужен диалог, консенсус с разными политическими силами.

В управленческой системе Кыргызстана время от времени понемногу появляются молодые специалисты с западным образованием и говорящие на иностранных языках. Но их критическая масса еще невелика и не может привести к системным преобразованиям. 

В республике в избытке креативных лидеров и «мессий», воинствующих провинциалов. Отсюда онтологические корни хронической нестабильности на властных вершинах. Все время нескончаемо идет передел власти и собственности между представителями различных структур и кланов.

Толковые и принципиальные управленцы в ходе двух переворотов в основном изгнаны из системы госуправления. Из них остались на плаву только те, кто постоянно переходил на сторону очередного победителя. Поэтому в республике не угасают требования проведения люстрации кадров. 

Другая серьезная проблема – отсутствие политической стабильности. За 26 лет независимости в Кыргызстане сменилось 29 премьеров, 19 спикеров парламента, четыре  президента, два из которых были вынуждены бежать. Число смененных министров, глав ведомств, ректоров, количество проводимых реорганизаций, сокращений, слияний властных структур  не поддается здравому смыслу. За 7 лет послеапрельского периода уже  сменилось 7 премьер-министров, распалось 6 правящих коалиций большинства в Жогорку Кенеше.

Из семи созывов национального парламента с момента обретения независимости, три распущены досрочно. 11 раз проводился референдум, 2 раза по объявлению президенту вотума доверия, 9 раз по внесению изменений и дополнений  в конституцию.

Трижды менялась форма правления, 6 раз избирательная система. Предпринимаются попытки еще раз изменить избирательную систему, перейти к преференциальным выборам, чтобы обеспечить доступ к власти местным вождям.

В целом же слабость позиций нынешней власти, которая сейчас полностью находится в руках СДПК, эксперты связывают с отсутствием каких-либо системных перемен.  Достижения за 7 лет на фоне данных обещаний после революции достаточно скромные. Доходы населения выросли почти в полтора раза, но девальвация сома съела этот рост, растут цены на продовольствие и товары первой необходимости. Сократилось число промышленных объектов и численность занятых рабочих. Немного вырос объем иностранных инвестиций, но почти в 2 с лишним раза вырос внешний долг страны. Процветает политический фаворитизм, партийный бюрократизм и партийная коррупция.

Поэтому неопределенна судьба предстоящих в октябре 2017 г. президентских выборов в Кыргызстане, какая партия на них победит? Если бы выборы прошли где-нибудь на Западе, можно было бы определенно сказать, что с такими итогами партия власти неминуемо бы проиграла! Но в Кыргызстане иная ситуация. Здесь еще не сложился электорат и электоральные предпочтения, когда избиратели напрямую связывают достижения своей страны, собственного социального благополучия с деятельностью той или иной партии. Как показывает наш небольшой выборный опыт, а также опыт других стран СНГ, победу всегда одерживает партия власти, что надо рассматривать как результат сильного влияния на людей советского политического мышления.     

За 26 лет независимости соседи Кыргызстана по ЦА-региону преодолели «этап становления» и перешли к «этапу развития». Кыргызстан же все еще находится на этапе становления, о чем свидетельствуют продолжающиеся дискуссии об изменении  конституции, символике, гербе, гимне, формах правления, государственного устройства и т.д. И это не удивительно. Ведь в управлении страной нет надлежащей преемственности. Все сделанное объявляется первозданным. Впервые, - как заявил президент Атамбаев, - в Кыргызстане при нем  созданы настоящие вооруженные силы! Стране как воздух нужны управленцы-реформаторы, умеющие ставить цели и добиваться их, жестко защищающие национальные интересы, обладающие экспертным мышлением. Нужны современные харизматические руководители, менеджеры, обладающие необходимым человеческим потенциалом и способностями, чтобы создать успешную страну. Но их во власти очень мало. А необученные и неопытные сотрудники топчутся на месте, заняты  «изобретением велосипеда», и не знают, что делать и куда идти? Проблемы не решаются, а накапливаются. Поэтому у населения нет уверенности, что власть, сформированная из таких кадров, способна вытащить страну из кризиса и обуздать коррупцию.

Смена элит должна состояться не по критериям возраста, а по критериям – деловых качеств и личных заслуг. Речь идет не о десятках и сотнях, а о тысячах новых руководителей Кыргызстана всех уровней. Это бы значительно повысило доверие населения к власти.

У Кыргызстана нет ясных и впечатляющих планов, стратегий, которые бы вдохновляли людей, объединили народ с правительством. Это относится и к программе «Таза Коом», возникшей внезапно и ниоткуда и не прошедшей тщательного обсуждения в обществе. А обсуждение было необходимо, чтобы сплотить народ и власть. Это относится и к Программе устойчивого экономического развития КР до 2017 г., которую также внезапно без должного анализа и мониторинга вдруг объявили выполненной. «Но, как ни говори халва, во рту слаще не будет».

Политика конфронтации нынешней власти с гражданским обществом, наблюдающийся откат от демократических завоеваний, многочисленные иски против журналистов и средств массовой информации, к правозащитным организациям, отсутствие политического диалога, ангажированная деятельность правоохранительных и судебных органов, внутренние разборки и скандалы,  аресты оппозиционеров вряд ли добавляют авторитет нынешней власти. А также вселяют неуверенность со стороны населения в способность нынешней власти обеспечить стабильное и успешное развитие страны в будущем.

 

Автор: Зайнидин Курманов

781
Зайнидин
08.09.2017, 10:22
С вами многие согласились бы наверное, когда отсутствует духовность, настоящий общество это реальность, лучше не будет, а вот как совместить совковизм и духовность. Проблема номер один, над этим нужно работать, как следует, все политики , вся ученние, очевидно эту проблему решим,рано говорить о другом, пока не определиться чёрного и белого, простому человека не станет понятно за кем идти, за чем идти.

Написать комментарий: