Статья

Архивы - как зеркало кыргызской демократии

Недавно произошло одно событие, прошедшее мимо внимания нашей постсоветской общественности. Президент Беларуси Александр Лукашенко передал 8 июня 2017 г. в Астане президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву копии архивных документов о женщинах, подвергшихся репрессиям в Беларуси в 1930-е годы и этапированных в лагерь на территории Казахстана, где они содержались в крупнейшем советском женском лагере – в спецотделении КарЛАГа, более известном как Акмолинский лагерь жен «изменников» Родины (АЛЖИР).

 

Считается, что через КарЛАГ за 30 лет его существования прошло около 1 млн., а через весь Казахстан, превращенный в один сверхмощный ГУЛАГ - 5 млн. человек. Пресс-служба белорусского президента цитировала президента Назарбаева, рассказавшего об условиях содержания заключенных в лагере: «Там просто в пытках гибли люди. Нельзя забывать это!». У нас новости такого рода исчезли из массового поля зрения еще в начале 90-х годов.  Дело в том, что в 1994 г. страны СНГ по инициативе РФ заключили между собой договор о том, чтобы закрыть архивы карательных органов на 75 лет, т.е. до 2069 года!

 

Но как видно из вышеприведенного примера, процесс рассекречивания секретных архивов в постсоветских республиках все же идет. Активно рассекречивают архивы карательных органов СССР в Грузии, Украине и Молдове. Еще раньше это произошло в республиках Балтии и Восточной Европы. Ватикан, в архивах которого хранятся все секреты мира, долгое время сопротивлялся, но в 19 веке все же открыл для свободного доступа свои архивы! Что заставило католических князей и папу изменить свое решение, никто не знает.   

 

Вся история Советской власти фактически была написана на основе личного архива Троцкого, сумевшего вывезти его из СССР в 1929 г., и Смоленского областного партийного архива, попавшего в плен к нацистам во время второй мировой войны и затем перевезенного в США. Что после всего этого хотят скрыть от нас постсоветские чиновники СНГ?  Какие еще секреты или страшилки?

А что нам говорит и как объясняет все это сама История?

Исторический путь, пройденный архивами, показывает, что во все времена и эпохи правящие классы с пиететом относились к архивному делу, принимая во внимание ее роль и значение как могущественного инструмента власти, преобразований и воспитания людей. Архивы находились под серьезным и неустанным вниманием государства и государственных органов и обеспечивались всем необходимым. А хранители архивов были важными государственными служащими, держателями государственных секретов и относились к высшей элите правящего класса. Известно немало случаев, когда хранители архивов становились правителями государства.

Вот на это и хотелось бы обратить особое внимание – на взаимосвязь архивов и демократии, архивов и общественного прогресса, как на могущественный инструмент власти, преобразований и воспитания людей.

 

Как только закрылись архивы партийных и карательных органов, в СНГ сразу стала хиреть местная демократия, начались обратные демократии политические процессы, стали процветать бюрократизм, олигархия, коррупция, расти преступность, падать общественная нравственность и мораль... Советского государства уже 26 лет нет, но идеология этого государства ощутимо присутствует в сознании наших граждан, в привычках и социальном поведении, подавляет и управляет политическими элитами и современными политическими и культурными процессами, значительно замедляя темпы демократической модернизации. И не дает развиваться исторической науке Кыргызстана и других стран СНГ.

 

Никто больше в Кыргызстане не ищет мест массовых захоронений жертв сталинских репрессий. Не найдены могилы многих выдающихся сынов и дочерей кыргызского народа – Абдыкерима Сыдыкова, Ишеналы Арабаева, Осмона Тынаева, Садыка Чонбашева, Токчоро Джолдошева и многих-многих других. Вот что значит закрытость архивов карательных органов СССР и ее политико-правовые, социальные, культурно-духовные и экономические последствия.

 

Выступая недавно на международной конференции в Астане 21 июня 2017 г. на тему «Духовное наследие Великой Степи: история, современность», директор Института всеобщей истории РАН, профессор М.А.Липкин сказал, что в России сейчас приступили к начальному этапу рассекречивания массива архивных документов периода правления Н.С.Хрущева. С такими «быстрыми» темпами у моего поколения историков, которые в 90-х годах активно начали работу по рассекречиванию советских архивов, нет никаких шансов дожить до той эпохи, когда будет восстановлена хотя бы большая часть исторической правды о нашей истории.

 

Значит, еще значительное время наши граждане и их сознание будут пребывать в плену советских мифов и легенд, а Чуйский проспект потенциально имеет шанс быть реально переименованным в проспект И.Сталина. А следовательно, будет хронически хромать процесс демократического строительства в наших странах и роста национального самосознания.   

Последняя проблема напрямую перекликается с недавней статьей президента Казахстана Назарбаева о национальном сознании в 21 веке и повестке дня на ближайшие годы.  Белорусский президент, надо отдать ему должное, тоже, несмотря на критику в авторитаризме, уловил новые позывы и тенденции в росте национального самосознания, происходящие в странах СНГ на рубеже 20-21 веков.

Проявлением роста национального самосознания являются начавшиеся процессы по переходу к латинскому алфавиту, от билингвизма к развитию трехъязычия, критического неприятия и отрицания имперских символов (в частности, т.н. «георгиевских лент») и т.д. Понятен и внутренний позыв этих шагов и действий, чтобы, как выразился казахский президент, - вместе «сделать шаг навстречу будущему, изменить общественное сознание, чтобы стать единой нацией сильных и ответственных людей».

К какой масштабной и фундаментальной работе следует приступить, чтобы полноценно интегрироваться в мировое сообщество в качестве равноправного и достойного члена, занять место в передовой группе стран и народов. А эта цель требует снова нам пройти тернии «модернизации»!

После крушения советской власти архивы КПСС и спецслужб в Кыргызстане наконец-то были раскрыты, восстановлены честные имена сотен и тысяч репрессированных граждан, написаны многочисленные исторические труды, художественные произведения, сняты документальные фильмы. Были переименованы тысячи улиц, площадей и переулков имени Ленина, Дзержинского, Кирова, Свердлова и прочих большевистских вождей, многие из которых оказались на деле маниакальными личностями, уголовниками, политическими авантюристами и просто психически ненормальными людьми.

Столица Кыргызстана была переименована из города Фрунзе в Бишкек. Но эта работа по дебольшевизации страны так и не была доведена до логического конца. Дело остановилось, причем даже не на полпути, а кое-где в самом начале. Вернули историческое название столице страны, но сохранили Первомайский, Октябрьский, Свердловский и Ленинский районы столицы… Сохранены названия многих улиц, носящих имена большевистских деятелей, советские политические праздники – 7 ноября (День Октябрьской социалистической революции, от такого названия отказались даже в РФ – они признают «Великую русскую революцию»), 23 февраля (День создания Красной Армии), 8 марта (День женщин) и 1 мая (День трудящихся) и еще множество профессиональных праздников (день чекиста, день милиции и т.д.).

Постепенно тема рассекречивания архивов карательных и партийных архивов незаметно рассосалась. Людям, столкнувшимся с нищетой и трудностями элементарного выживания, было не до выяснения личностей доносчиков и осведомителей, восстановления исторической справедливости, чем молниеносно воспользовалось реакционное чиновничество, восстановив некоторые ограничения на публичный доступ к архивам, к исторической правде. Не оказалось долгой политической воли и глубоких знаний об основах демократии и у правящей элиты, которая уже четверть века стабильно мечется между новым и прошлым.

В заключение хочется рассказать об одном вопиющем и дремучем одновременно случае, который печально характеризует нашу кыргызскую действительность! Большая часть бывших советских граждан все еще не освободилось от советских мифологем, а потому считают, что репрессии, например, были только при Сталине, что их не было при Хрущеве, Брежневе, Андропове и т.д.

Во Фрунзе в 1961-62 гг. состоялось «дело трикотажников» или, как его называли в народе, «еврейское дело». Оно стало достоянием общественности благодаря капитальному труду доктора исторических наук, профессора Чинары Жакыповой «Конфискация жизни».  Самым известным чиновником этому делу проходил Бекжан Дюшалиев - заместитель председателя Совмина и председатель Госплана Киргизской ССР. Способного и талантливого руководителя, ведущего в то время экономиста и финансиста, боевого офицера-фронтовика, капитана Советской Армии, кавалера многих советских орденов и медалей, обвинили в надуманных преступлениях - «получение подарков в виде фотоаппарата», «женской кофточки», «приглашений в гости» и т.п., и расстреляли в 42 года.

В уголовном деле сотрудники следственных органов, и скорее всего по указаниям партийных органов того времени, умышленно скрыли его фронтовую биографию. А ведь другим фронтовикам, приговоренным к смертной казни, жизнь сохранили, приговорив их к длительным срокам заключения. Объясняется же сия история очень просто. Бекжан Дюшалиев был правой рукой первого секретаря ЦК Компартии Киргизии Исхака Раззакова – в это время последнего сталинского назначенца. И Хрущеву любой ценой был нужен компромат на него, чтобы заменить его своим человеком. После окончания этого дела И. Раззаков тут же был уволен по «отрицательным основаниям».

Увы, юридические и политические казусы данного уголовного дела уходящим советским и нынешним кыргызским правосудием не разрешены по сей день.

Верховный суд СССР, вынесший приговор с применением дикого принципа «обратной силы закона», уже более не существует. А Верховный суд Кыргызской Республики 22 июля 1999 г., рассмотрев представление генерального прокурора КР по делу Бекжана Дюшалиева, оставил в силе расстрельный приговор от 13 июля 1962 г. с формулировкой «Мера наказания определена с учетом степени виновности Дюшалиева, общественной опасности содеянного им и его личности». Давно уже нет в живых ни Сталина, ни Хрущева, но дело их живет и побеждает!».

Следовательно, моя страна так и не сделала из всего происшедшего надлежащих выводов и уроков. Все еще живет в мире с соответствующим уровнем сознания, где нет всей исторической правды и справедливости.

Кыргызстан во многих отношениях продолжает оставаться советским государством с соответствующей идеологией и системой ценностей. Поэтому охранительная политика в архивном деле для нее сейчас вовсе не удивительна.

Столкновения с историческими фактами и их свободного обсуждения подобная идеология выдержать не может, и поэтому ставка на закрытость архивов органична с советским менталитетом власти. Поэтому открытость архивов надо рассматривать как гарантии дальнейшего демократического и национального строительства суверенного государства, что прошлое снова не повторится, что не повторится беззаконие и массовое нарушение прав человека, как решительное прощание с советской тоталитарно-авторитарной практикой тотальной секретности.

 

Автор: Зайнидин Курманов

942

Написать комментарий: