Статья

Против всех на «островке демократии» За какие партии будут голосовать на парламентских выборах в КР?

Интервью опубликовано на сайте Fergana.site

Очередные выборы в Жогорку Кенеш (однопалатный парламент) Кыргызстана пройдут 4 октября 2020 года. Участвуют в выборах целых шестнадцать политических партий. Что это за объединения, чем они отличаются друг от друга, как борются между собой за голоса избирателей?

Чтобы понять характер киргизской предвыборной кампании и хотя бы немного разобраться в перипетиях нынешних политических баталий, мы обратились за помощью к бишкекскому политологу, директору Центра политико-правовых исследований (ЦППИ) Тамерлану Ибраимову.

— Предвыборная кампания в Кыргызстане в самом разгаре. Чем кампания-2020 отличается по существу от предыдущих?

— Предвыборные кампании 2015 и 2020 годов во многом схожи. Партии стараются привлечь как можно больше финансовых ресурсов и включают в своих предвыборные списки людей, которые могут мобилизовать электорат на местах. Как правило, это бывшие или действующие чиновники, крупные предприниматели, а также лица, имеющие связи в криминальном или околокриминальном мире. И тогда, и сейчас основные партии-фавориты, на словах выступая за честные выборы и борьбу программ, на практике уделяют большее внимание привлечению как финансов для работы с избирателями, полагая что это один из основных факторов, который влияет на успех в выборах.

Но есть и отличия. В 2015 году явным фаворитом была партия СДПК (Социал-демократическая партия Кыргызстана.— прим. «Ферганы») действующего тогда президента Алмазбека Атамбаева. У СДПК не было проблем с привлечением финансов и административного ресурса. Сейчас такого явного лидера нет.

Партийные списки других партий, прошедших в 2015 г. в Жогорку Кенеш также негласно должны были получить согласие практически по каждой кандидатуре на самом верху властной пирамиды. В 2020 году такой жесткой схемы по утверждению списков от партий, участвующих на выборах, не наблюдается.

Новые оттенки текущим выборам также придает участие в них партии «Мекеним Кыргызстан» ставшего уже одиозным Раима Матраимова, бывшего таможенника и человека, которого народная молва расценивает чуть ли ни как основного контрабандиста и олигарха страны.

Также в качестве нового веяния можно отметить участие в выборах ряда новых партий, которые, не имея больших ресурсов, тем не менее, быстро стали относительно узнаваемыми. Это «Чон Казат», идущая на выборы с популистскими лозунгами и призывами раскулачивать олигархов, и партия «Реформа», выросшая из городских антикоррупционных протестов и позиционирующая себя как либеральная партия.

В качестве нового веяния можно также рассматривать и стремление многих партий включать в свои списки относительно молодых людей, представителей блогосферы, предпринимателей и общественных активистов. Так поступила, например, партия «Бир Бол»— в прошлом откровенно олигархическая партия, но сейчас старающаяся кардинально поменять свой имидж.

Одна из старейших партий «Ата-Мекен» также существенно обновила свой партийный список, отодвинув на задний план старых партийцев и поставив во главе относительно новых политиков. Причинами этого феномена может являться усталость населения от одних и тех же политиков, раз за разом идущих в парламент, а также быстрое развитие соцсетей и мессенджеров, благодаря которым новые лица быстро становятся узнаваемыми.

— Какая партия считается «президентской» и есть ли такая?

— Президент Сооронбай Жээнбеков неоднократно заявлял, что для него все партии равны и он готов работать с любой, победившей на выборах. Он демонстративно старается держаться равноудаленно от всех политорганизаций. Более того, он неоднократно заявлял, что у всех предыдущих президентов в Кыргызстане были «свои» партии, но это им особо не помогало и не смогло защитить от последующих политических катаклизмов, и поэтому он, учитывая уроки прошлого, не будет повторять ошибки предшественников.

Вместе с тем, общественность Кыргызстана старается делать выводы не только по словам, но и по другим прямым и косвенным показателям. На основании некоторых из них еще до начала предвыборной гонки был сделан вывод, что партия «Биримдик» является пропрезидентской партией. Основой для такого вывода явился тот факт, что в предвыборный список партии вошел родной брат президента Асылбек Жээнбеков (действующий депутат, а в прошлом спикер парламента), а также целый ряд чиновников и депутатов парламента.

Еще две партии — «Мекеним Кыргызстан» и «Кыргызстан» — нередко называют провластными партиями. Однако фактически эти партии являются организациями олигархического типа, где вся работа построена на мобилизации финансовых и организационных ресурсов относительно крупных бизнесменов, влиятельных чиновников и их странным образом накопленных капиталов. Очевидно, что олигархические партии никогда не вступают в конфликт с действующей властью и именно поэтому их называют провластными. Но как показывает практика в Кыргызстане, олигархические партии быстрее других меняют вектор политической привязанности. Поэтому называть их провластными можно, но пропрезидентскими (конкретно в отношении президента С.Жээнбекова) их вряд ли можно назвать.

— Кто лидеры гонки, самые главные претенденты и конкуренты?

— На выборах побеждает тот, кто лучше работает на местах. В Кыргызстане это правило всегда действует. Фаворитами предвыборной гонки считаются партии «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан». Их финансовые ресурсы и возможности работать в регионах, особенно в густонаселенных, считаются выше, чем у других партий. Реальными шансами на прохождение в ЖК обладает также партия «Кыргызстан». Кроме того, относительно реальными кажутся шансы партий «Республика», «Ата-Мекен», «Бутун Кыргызстан», «Замандаш». Последние четыре партии сейчас выглядят более слабыми, чем в 2015 году, но шансы у них по-прежнему есть.

При этом следует иметь в виду, что в целом к партиям в Кыргызстане относятся негативно, считая их не «настоящими», а своеобразными «акционерными обществами», которые создаются для защиты интересов отдельных лиц и групп, а не публичного интереса в общем. На этом фоне возможны неожиданности с прохождением в ЖК темной лошадки и провалом кого-либо из фаворитов.

— Появились ли на политическом поле и участвуют ли в выборах новые лица? Есть ли среди них яркие персоны, типа каким был в свое время Омурбек Бабанов, тоже ушедший из политики?

— Выше я уже отметил две новые партии, которые достаточно быстро стали относительно узнаваемыми— «Чон Казат» и «Реформа». У этих партий мало шансов на попадание в парламент, но имиджево они за короткий отрезок времени проделали большую работу.

— Кто из «стариков» участвует и имеют ли они шансы победить?

— Из «стариков» есть шансы у партий «Кыргызстан», «Бутун Кыргызстан», «Республика», «Замандаш», «Ата-Мекен», «Бир Бол». Они не являются фаворитами, но могут получить определенное количество мандатов.

— Некоторые наблюдатели заявляют о тотальной «перекупке» голосов партиями друг у друга. Есть ли такие факты? Возбуждены ли уголовные дела, если так? Или это просто слухи?

— Подкуп избирателей в той или иной форме, к сожалению, всегда существовал в Кыргызстане. Особенно пышным цветом он расцвел на выборах в 2010 году и дальше только увеличивался. Нынешние выборы, по многочисленным отзывам граждан, вряд ли станут исключением из правил.

В настоящее время в ЦИК и МВД лежат несколько жалоб по поводу подкупа избирателей. По некоторым из них уже были приняты решения. Например, действующего спикера ЖК, который вновь идет на выборы с партией «Кыргызстан», обвинили в том, что он вручил избирательнице 50 тысяч сомов «суюнчу» (разовое денежное пособие по поводу рождения ребенка; официально оно меньше, но спикер дал большую сумму). Спикер сказал, что это были деньги государства и что это не имело ничего общего с текущими выборами. Несмотря на то, что оппоненты увидели в этом попытку подкупа избирателей и требовали снять с выборов и партию и самого спикера, Дастанбеку Джумабекову удалось отделаться только предупреждением от ЦИК.

— Если возможен прогноз, то какой расклад по присутствию партий в будущем парламенте вы можете дать?

— Вероятным выглядит такой вариант выборов: В ЖК пройдут 4-6 партий из следующего списка— «Биримдик», «Мекеним Кыргызстан», «Кыргызстан», «Республика», «Ата-Мекен», «Бутун Кыргызстан», «Замандаш», «Бир Бол».

— Согласно некоторым опросам, кандидат «Против всех» набирает чуть ли не большинство голосов. Как вы оцениваете вероятность такого расклада?

— Действительно, значительная часть избирателей разочарована в партиях и политиках и не видят ни одного достойного кандидата. Однако, вероятность того, что графа «против всех» наберет большинство голосов, не очень велика.

— Какова истинная цель пропагандиста протестного голосования «Партии зеленых» Эркина Булекбаева? Реально ли достижение этой цели?

— Про истинные цели может сказать только сам Э.Булекбаев. Достижение этой цели теоретически возможно, но скорее всего партии в процессе мобилизации электората сработают более эффективно, чем кандидат «против всех».

— Есть ли какое-то «внешнее влияние» на избирательный процесс? Со стороны РФ, США, региональных игроков? Работают ли у вас так называемые «кремлеботы»?

— На всех предыдущих выборах внешнее влияние отчетливо прослеживалось, особенно со стороны Российской Федерации. Практически все кандидаты от ведущих партий старались заручиться поддержкой властей России и потом, ресурсно и имиджево, использовать это в своих кампаниях. На текущих выборах в ЖК такой явной зависимости не прослеживается.

— Наличествует ли в выборах «этнический компонент»? К примеру, кто-то говорит, что «узбекский бизнес» и сами 200 тысяч узбеков юга страны поддерживают якобы Матраимова и его партию «Мекеним Кыргызстан».

— Этнический фактор всегда был немаловажным на выборах в нашей стране. Кыргызстан — многонациональная страна и все партии стараются заручиться поддержкой этнических меньшинств. Нельзя сказать, что этнические узбеки юга страны поддерживают только Р.Матраимова. Наверняка значительная часть их будет поддерживать и другие партии.

— Как вы предполагаете: будет ли новый ЖК послушен Сооронбаю Жээнбекову? Ведь депутаты уже могут менять конституцию без всенародного референдума и некоторые очень хотят избавиться от «президентского ига»?

— Институт президента по прежнему остается ключевым в политической системе Кыргызстана. Во многом это связано с олигархической природой значительного числа депутатов, а значит — с их уязвимостью перед законом и, в частности, перед правоохранительными органами. Есть вероятность, что новый созыв парламента будет поднимать вопрос о конституционной реформе, потому что запрос на реформы в обществе большой, а наиболее простой способ показать бурную деятельность — это инициировать новую конституционную реформу. Относительно того, будет ли в Кыргызстане принята чисто парламентская форма или чисто президентская (сейчас у нас смешанная), пока сложно дать однозначный ответ. Обе формы имеют плюсы и минусы, и каждая имеет своих сторонников.

Даниил КИСЛОВ.

Фото информагентства 24.kg.

157

Написать комментарий: