Статья

Последняя надежда на справедливость: депутаты ЖК ограничили еще одно право граждан Кыргызстана

Адилет Насыров

В Кыргызской Республике решения международных органов по правам человека более не будут являться основанием для пересмотра дела по новым обстоятельствам. Что это значит для граждан страны?

Решения договорных органов носят рекомендательный характер, однако эти рекомендации обязательны к исполнению в силу международных договоров, участницей которых является Кыргызская Республика.

Июнь этого года стал для шестого созыва Жогорку Кенеша самым «плодотворным», ведь в последние дни перед уходом на каникулы народные избранники пачками принимали новые проекты законов. Во всей этой шумихе также был принят целый блок изменений в сфере уголовного законодательства. Одним из которых являются поправки в уголовно-процессуальный кодекс об исключении норм, согласно которым заключения международных органов по правам человека были основанием для пересмотра дела по новым обстоятельствам.

Напомним, что КР признала процедуру рассмотрения индивидуальных жалоб по правам человека в двух комитетах ООН: Комитета по правам человека (КПЧ), который рассматривает жалобы на основе Международного Пакта о гражданских и политических правах; Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин, который рассматривает жалобы на основании Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Тем самым государство признало право договорных органов рассматривать индивидуальные жалобы названных лиц в случае нарушения их прав на национальном уровне, а также принимать меры по устранению допущенных нарушений. Решения договорных органов носят рекомендательный характер, однако эти рекомендации обязательны к исполнению в силу международных договоров, участницей которых является Кыргызская Республика. Получается, Жогорку Кенеш принял проект закона, который, в первую очередь, наносит вред имиджу Кыргызской Республики как страны с демократическими ценностями, а во-вторых, противоречит Основному закону. Рассмотрим оба момента.

Ратификация любого международного договора означает принятие на себя обязательств по исполнению норм, заложенных в этом договоре. Международные договора по правам человека являются многосторонними и содержат в себе фундаментальные основы для защиты прав и интересов человека, которые должны соблюдать все государства-участники.

К тому же, Кыргызская Республика ратифицировала Венскую конвенцию о праве международных договоров, которая предусматривает то, что государства обязаны добросовестно исполнять взятые на себя обязательства и не могут ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. Соответственно, принимая указанные поправки, законодатели решили не обращать внимания на соглашения, которые уже были приняты нашей страной.

Право обращения с жалобой в международные органы по правам человека остается, однако решение этого органа невозможно будет исполнить, по крайней мере по уголовным делам.

Если посмотреть статистику обращений в Комитет ООН по правам человека за все годы независимости, КПЧ зарегистрировал 47 жалоб против Кыргызской Республики, из них: 24 дела в ожидании рассмотрения; 2 дела были признаны неприемлемыми; 4 дела были прекращены; по делам 17 вынесены заключения о нарушениях (данные на 2019 год), таких как право на жизнь, свободу от пыток, справедливое судебное разбирательство, эффективные средства правовой защиты.

Большинство обращений в КПЧ относятся именно к делам уголовного судопроизводства. Ярким примером является дело Мойдунова против Кыргызстана, который был убит в октябре 2004 года во время содержания под стражей в отделении милиции села Базар-Коргон, по которому КПЧ признал нарушения Кыргызской Республикой права Ташкенбая Мойдунова на жизнь, право на защиту от пыток и право на эффективное средство правовой защиты.

27 января 2017 года впервые Верховный Суд своим постановлением обязал правительство выплатить компенсацию семье Мойдунова, умершего после пыток в милиции. Интересы семьи Ташкенбая Мойдунова представлял правозащитник Азимжан Аскаров, которым и была подготовлена жалоба в КПЧ.

Спустя годы Аскаров обратился в КПЧ в защиту собственных нарушенных прав. Несмотря на то, что заключение КПЧ признало все нарушения в отношении него, Кыргызская Республика не торопится исполнять это решение. По этому поводу Азимжан Аскаров подал в суд на правительство в 2020 году, первое судебное заседание состоялось 1 июня. Однако сам Аскаров не узнает решения суда, он умер в тюрьме 25 июля, после 10 лет заключения под стражей.

Еще одно заключение КПЧ было исполнено в этом году. Спустя 15 лет семья убитого в изоляторе временного содержания Рахманберди Эрназарова (национальные суды не признали смерть убийством, а квалифицировали как самоубийство) получила компенсацию в размере 300 тысяч сомов со стороны КР в соответствии с решением КПЧ. Оба дела (Мойдунова и Эрназарова) возобновлены в национальных судах по новым обстоятельствам по факту убийства.

А теперь, представьте, сколько денег, по сути наших с вами, государство выплачивает за нарушения процедурных норм и убийств, совершенных в его пенитенциарных учреждениях.

Изменения связаны с приведением в соответствие с Конституцией Кыргызской Республики, поправки в которую были внесены в 2016 году и также затронули правовой статус международных договоров. Что же на самом деле говорит Конституция? 

Принятые Жогорку Кенешем изменения в уголовно-процессуальный кодекс противоречат самой Конституции Кыргызской Республики. Ведь Основной закон гласит, что вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы республики.

Каждый гражданин имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. Соответственно, есть право на обращение, но как же будет применено в действие право на защиту нарушенных прав, если по решениям международных органов по правам человека невозможно будет возобновить уголовное дело?

Прекрасно понимая, что правосудие в стране стало лишь громким словом, а судебная система прогнивает под прессингом, можно с уверенностью сказать, что подписание данного проекта закона станет последним колоколом для тех, кто пострадал от действий Кыргызской Республики и надеялся найти справедливость.

Вереница событий, начатых в 2016 году и приведших к принятию поправок в Конституцию, идут к своему логическому завершению путем отгораживания от международного сообщества и отката от принципа верховенства права. Нам остается смириться с ограничением еще одного нашего права или же бороться?

Фото RFE/RL

 

570

Написать комментарий: