Статья

Коронавирус в Кыргызстане: жизни, экономика, ментальное здоровье и будущее страны

 

 

Ситуация с коронавирусом многомерная, она требует системного анализа. Иначе говоря, принимая каждое решение, нужно учитывать все виды его последствий.

Сейчас все обсуждения только вокруг спасения жизней и, как следствие, - вокруг цифр заболеваний, смертей, больниц, лекарств. Согласен, это главное, на чем нужно фокусироваться. Но не кажется ли вам, что есть еще несколько настолько же важных аспектов, которые сейчас полностью игнорируются, а позже могут стоить нам тех же жизней и много еще чего? Вот некоторые из таких аспектов:

1. Экономика, которая катится под откос и не восстановится так быстро, как все надеются. Многие люди, как я замечаю, считают, что сейчас просто пауза, а потом все перезапустится. По факту многие малые бизнесы уже банкроты, некоторые сезонные бизнесы загублены навсегда, немало цепочек поставок прерваны без возможности восстановления.

Когда человек получает синяк - с этим можно полноценно жить через 5 минут. Когда рвутся сухожилия — это на годы. Когда отрезают руку — это навсегда.

Люди, которые требуют введения нового карантина, видимо, не работают в частном бизнесе, поэтому могут позволить себе игнорировать такую мелочь, как экономические последствия. Я хотел бы напомнить таким людям, что обнищание влечет за собой чувство несправедливости (богатство, особенно нажитое коррупцией, невероятно раздражает того, кто спасает жизни людей и не может оплатить садик своим детям), отчаяние, преступность и в итоге радикализацию.

В нашем обществе в основном обсуждается радикализация на религиозной почве, но вот проверочный вопрос: как вы думаете, какие шансы на ближайших выборах имела бы партия Робина Гуда, обещающая социальное выравнивание?

2. Ментальное здоровье людей сильно пострадало - у одних непроходящая апатия, перерастающая в депрессию, у других восторженное сжигание энергии, но почти у всех очень высокий уровень агрессии и крайне низкая итоговая продуктивность.

И сам вирус в этом виноват (есть много исследований, подтверждающих его влияние на мозг), и то, как с ним борется власть - постоянно меняя векторы и не обеспечивая никакой предсказуемости. Люди уже очень устали быть в напряжении, а на смену пику заболеваний идет экономический кризис (а будет ли работа осенью?) и новый школьный год в онлайне.

Спросите у любого родителя, что он думает об онлайн-обучении? Для многих именно это оказалось самой большой сложностью весной. В Центральной Азии еще нет исследований на тему влияния пандемии на ментальное здоровье, но о таком влиянии и о гигантском ценностном сдвиге говорят по всему миру. Вряд ли у нас ситуация лучше. Скорее хуже, чем в развитых странах.

3. Наши дети уже полгода не коммуницируют с чужими людьми. Они каждый день видят одни и те же лица, очень много времени проводят за гаджетами, очень мало двигаются, учатся онлайн в школах, которые для этого не предназначены и могут только притворяться, что чему-то учат, - как все это отразится на них?

Какими окажутся наши дети в сравнении с детьми в странах, где школы работают? Наши родители находятся в том же положении, что и дети, с той разницей, что не взрослеют, а стареют.

4. Мир не стоит на месте. Как раз сейчас происходят глобальные тектонические сдвиги, и пропасти между мирами - развитым и недоразвитым, светским и религиозным, образованным и необразованным - снова окажутся гигантскими. От того, как государство проявляет себя на международной арене сейчас, напрямую зависит, в какой яме или на каком пьедестале оно окажется через 2-3 года.

5. Отношения человека и государства обостряются. К сожалению, как я и предсказывал еще в апреле, наши власти решили пойти по пути закручивания гаек, и это ни к чему хорошему уже не привело, а дальше будет куда хуже.

Смерть Азимжана Аскарова символична и симптоматична.

Борьба со свободой слова не случайна - сейчас властям меньше всего хочется слышать правду о себе, это слишком неприятно. Как вы думаете, как много митингов мы бы наблюдали за последние 3 месяца, не случись коронавирус? Что будет, когда большое количество людей перестанет бояться заражения из-за отчаяния или выработанного иммунитета?

Все указанные выше аспекты, а не только смертность, должны приниматься во внимание, когда принимаются любые страновые решения. По этой причине, к примеру, любые рекомендации ВОЗ нельзя воспринимать как руководство к действию.

Эта важная организация отвечает только за физическое здоровье, а это лишь один аспект. Экономические, ментальные и прочие последствия должны анализировать мы сами.

Нельзя возложить эту ответственность на кого-то другого, это наша шкура сейчас здесь на кону.

Работать с многомерными системами невероятно сложно. Приведу пример, как можно принимать решения с учетом хотя бы только двух измерений - количества смертей и урона для экономики. В своем исследовании, которое можно скачать по стрелке в начале статьи (на английском языке), группа экономистов под руководством Дарона Аджемоглу - автора бестселлера «Почему одни страны богатые, а другие – бедные», приводит график взаимосвязи смертности и урона для экономики.

По сути, государства во всем мире сейчас выбирают: снизить ли смертность путем ввода жестких ограничений, но тогда сильно пострадает экономика, или позволить смертности оставаться высокой, не вводя ограничения, но тогда экономика пострадает меньше.

К примеру, при самых жестких мерах (карантин) смертность составит 0,2 % от числа заразившихся, но потери экономики страны составят около 38% от ВВП одного года, а при отсутствии ограничительных мер потери экономики составят 25%, но смертность составит 1,05 % - в пять раз больше.

Хорошая новость из исследования группы Аджемоглу: если ввести умный карантин, защитив только уязвимые слои и позволив всем людям из групп с низким риском смертности жить обычной жизнью, то можно значительно уменьшить смертность (пожилые люди, к примеру, будут намного меньше заражаться), но при этом основная часть экономики продолжит работать.

Не будем сильно углубляться в теорию. Суть такова: если бы выбор был только между экономикой и жизнями, даже это было бы очень сложно. А если принимать во внимание ментальное здоровье детей, взрослых и пожилых, политическое напряжение в стране, международные отношения и другие измерения, которые я здесь не привожу (к примеру, экологию, права человека и другие), то задача усложняется в десятки раз.

Что это значит? По сути, следующие варианты:

1. Можно не пытаться анализировать все измерения и пустить их на самотек, сфокусировавшись только на одном - удержании власти. Это примерно описывает всю стратегию борьбы с коронавирусом последнего полугодия.

2. Действия Президента в течение последнего месяца показывают, что власть убедилась - игнорировать остальные измерения не получается. Мы видим, что Президент начал делать именно то, что мы ожидали от него в апреле: взял на себя лидерство (пока не ответственность, к сожалению, ее власть возлагает на «неразумный» народ), пытается в видеообращении выразить народу сочувствие и соучастие, обращается к ученым (оксфордская группа), встречается с лидерами волонтеров и спрашивает о реальной картине с полей, статистику по коронавирусу и пневмонии объединили и т.д. Все это пока вызывает много скепсиса в соцсетях из-за опоздания на 3-4 месяца, но ведь «дорога в тысячу ли начинается с первого шага».

Какими могли бы быть следующие шаги властей в текущей ситуации, если учитывать все измерения? На мой взгляд, в первую очередь необходимо:

1. Вернуть доверие людей:

a) начать с признания ошибок: лидером в XXI веке может быть только тот, кто берет ответственность лично на себя

b) сменить риторику с «у нас все под контролем, и мы отлично справляемся» на «ситуация сложная, давайте искать решение вместе»

c) показывать личный пример, например, постоянно надевая медицинскую маску

d) ежедневно отчитываться о действиях властей, обеспечить полную прозрачность принимаемых решений, отвечать на самые неприятные вопросы и не затирать комментарии, а наблюдать за динамикой реакции населения - возможно, со временем она станет гораздо позитивней

2. Определиться с основными целями в борьбе с коронавирусом - и, как показано выше, эти цели должны быть установлены не только в сфере здравоохранения.

Таким образом, появятся реальные критерии для принятия управленческих решений, а значит решения станут понятнее, предсказуемее и прозрачнее. К примеру, мы будем точно понимать, при каких условиях тем или иным видам бизнеса будет разрешено или запрещено работать.

Сейчас же любые действия власти, даже когда они правильны, вызывают раздражение из-за того, что принимаются за закрытыми дверями на основе непонятных критериев и статистики, в которую никто в обществе не верит.

3. Запустить эффективное прогнозирование развития эпидемии. Это работа математиков, которым обеспечат доступ ко всем данным и достаточно ресурсов для добывания недостающей информации (к примеру, нужно оценить, какой процент зараженных людей не стали проходить тестирование, а значит, не попали в статистику).

Прогнозы должны быть прозрачными для населения - только понимая серьезность ситуации, люди могут вносить изменения в свое поведение.

Как часть работы по пониманию реальной ситуации с масштабами заражения как можно скорее запустить выборочное тестирование на антитела.

4. Проанализировать половозрастную структуру смертности в Кыргызстане, проверить, насколько факторы риска, описанные ВОЗ, совпадают с фактической картиной у нас, чтобы выработать стратегию «щита» (shielding), сфокусировав небольшие доступные ресурсы в первую очередь на защите уязвимых групп населения.

Я уверен, объективный анализ покажет, что это единственный выбор, который позволяет оптимизировать потери во всех измерениях в случае с бедными странами.

5. Как следствие:

a) прекратить практику онлайн-обучения в школах

b) разрешить международные перелеты и работу общественного транспорта

c) снять ограничения с работы бизнесов

d) вести активную пропаганду личной ответственности граждан за заражение и мер защиты

Люди в Кыргызстане и так отвечают за себя сами, государство, не способное поддержать дополнительными ресурсами, хотя бы должно прекратить отбирать ресурсы у населения.

6. Перестать запрещать и начать разрешать, разрешать, разрешать. Люди и экономика восстановят себя сами, если освободить их от пут глупых законов и регуляций, которые нарастали в течение всех последних 10 лет.

Отличный пример - пакет решений Нацбанка, который значительно ослабил регуляции по формированию резервов для коммерческих банков и активно стимулирует их помогать бизнесам, получившим кредиты и оказавшимся в трудной ситуации из-за пандемии.

Это на практике уже оказалось большим подспорьем, предотвратившим волну банкротств на первом этапе, теперь необходимы следующие шаги.

Учитывая смену риторики властей в последние недели, мне кажется, что у нас начинает появляться реальный шанс на широкий общественный диалог и консолидацию общества. И для власти это хороший шанс, который пока все еще существует.

Фото Telegram-канала Республиканского штаба по борьбе с COVID-19

586

Написать комментарий: