Статья

«Вчера» и «сегодня» экспертной школы Кыргызстана. Будет ли у нее «завтра»?

Поговорим об экспертизе. Именно как о составной части комплексного процесса принятия решений. Что сейчас может быть важнее для Кыргызстана, чем умение исследовать, анализировать и преподносить готовые руководства к конкретным действиям в реальных плоскостях общей жизнедеятельности государства, общества и личности, или выводить умозаключения, помогающие нам формулировать мировоззренческое отношение к разным проявлениям действительности?

Возьмем лишь пандемию COVID-19. Всем стало предельно ясно, что этот вызов в масштабах всей планеты заставит нас жить в совершенно иных условиях, которые мы же сами и будем вынуждены конструировать. Иначе говоря, мы должны произвести новый «штамм» жизни, потому что существовать в ее прежней версии станет уже невозможно.

Коронавирус уже продемонстрировал, как примерно модифицируется модель человеческого общежития, в которой физическая деконцентрация людей, социальное дистанцирование отныне станет, пожалуй, постоянным требованием. Мы сейчас даже не в состоянии представить, сколько землян вообще выберут для себя в качестве «модус вивенди» максимально возможную социальную изоляцию – как новый способ общественного эскапизма.

Визионеры предсказывают нам скорые глубинные трансформации всего, что вчера еще виделось нам незыблемым.

Пожалуй, изменение торговли – это лишь самая легкая и простая демонстрация будущего. Ведь мы и без пандемии видели, что электронная коммерция уже начала разрушать привычную модель отношений между продавцом и покупателем. Так что уход в небытие тех же мегакрупных моллов – это разговор ни о чем, их судьба была решена еще до распространения «матери всех вирусов».

Поэтому кто в данный момент просчитает, что и как будут покупать люди завтра, а не где, тот и станет новым Роулендом Мейси (Macy’s), Сэмом Уолтоном (Walmart) и Джеффом Безосом (Amazon). И так буквально по всем видам человеческой деятельности – и в материальной, и в духовной сфере. Нас, конечно, больше интересует вторая. Поэтому с аналогиями мы закончили, и вернемся к экспертологии – теме наших сегодняшних рассуждений.

Все вы неоднократно замечали, что в пору каких-то геополитических обострений нас периодически трясет, когда в интернете появляются экспертные статьи о Кыргызстане, где мы предстаем в крайне невыгодном свете, мягко говоря. Временами об нас, уже прямо говоря, вытирают ноги. Так было с импортной «аналитикой» после марта 2005 года, когда на российском телевидении политолог Андраник Мигранян делил нас между Казахстаном и Узбекистаном. Так было, разумеется, и после апреля 2010 года.

Мне, как журналисту, было особенно заметно, что кыргызстанцев раздражали даже не столько выпады внешних экспертов, возможно вынужденных зарабатывать на жизнь пропагандистскими заказами своих властей, не столько несостоятельность их манипулирования очевидностями, сколько отсутствие на нашем информационном поле адекватных и симметричных ответов отечественных политологов, которые должны стоять на страже наших идеологических рубежей и суверенитета.

Это – как раз та проблема, о которой нам нужно всерьез думать. Что происходит с нашей отечественной аналитической школой? «Экспертная» зависимость в реальности тревожнее любых других зависимостей – нефтяной, ресурсной, финансовой. Извините за трюизм, но эти зависимости потому и довлеют над нами, потому что мы не обращаем должного внимания обеспечению нашей научно-исследовательской, экспертно-аналитической, интеллектуально-образовательной независимости и самостоятельности.

Почему так – это отдельный и сложный разговор, который я обязательно продолжу. Сегодня же давайте зафиксируем следствия и сложившуюся картину в экспертной сфере. Итак, почему мы слабы, почему мы – субъекты чужого аналитического контента, почему мы – объект внешнего конструирования, почему даже имеющийся исследовательский потенциал оторван от реальности и не имеет важного агрегатного состояния – прикладного применения?

И, в довершение к актуализации проблематики, как создать «государственный спрос» на экспертную аналитику, чтобы она была встроена в политику и повседневную деятельность госорганов, а также неправительственного сектора: именно тех институтов, от которых и зависит – кто мы, откуда и куда мы идем? Сегодняшние ответы звучат от представителей разных сфер, от чисто научных до медийных. Ознакомьтесь, как видится им ситуация с предметом обсуждения.

Медет Тюлегенов, преподаватель программы «Международная и сравнительная политика» Американского университета в Центральной Азии:

- Помните цитату Бертрана Рассела «Благоприятная среда для мудрецов - невежество, а для экспертов – рынок»? Я ее привел в моей вольной интерпретации. Мне кажется, экспертная мысль в Кыргызстане формируется рынком доноров и профессиональными сферами НПО, бизнес-ассоциаций и ряда других типов организаций.

Экспертиза формируется спросом, формируемым в рамках проектов, у которых своя логика производства мысли, которая не может реагировать на другие потребности.

Соответственно, повестка экспертной активности в общем в стране формируется повесткой проектов.

Помимо проектной логики, есть еще и отсутствие потребностей в нормальной экспертизе в процессах принятия решения государственными органами. А они, между тем, в общем-то и влияют на формирование проектов. Поскольку нет нормальной потребности, то нет и потенциала, выстроенных технологий, освоенных методологий и много другого.

Исправлению такого положения могут поспособствовать разные факторы. Как минимум, два – это настоящая политическая конкуренция, когда будут требоваться варианты альтернативных решений, и активность СМИ и гражданского общества, которые тоже будут порождать спрос на анализ.

Возвращаясь к спросу на экспертизу, дадим слово исполнительному директору Фонда «Сорос-Кыргызстан» Шамилю Ибрагимову. ФСК является постоянным заказчиком исследовательского контента. Что же он думает о рынке аналитики?

- У нас есть определенного уровня коллаборация с правительством, но, к сожалению, это зачастую supply driven – это означает, что наши партнеры проводят исследования по своим темам, а потом требуются существенные усилия на продвижение и ознакомление с этими рекомендациями и наработками, так как часто запроса на подобный анализ нет.

В частности, наша программа Исследовательских грантов нацелена на развитие потенциала индивидуальных исследователей по разнообразным темам. Мы обучаем методологии исследований, принципам написания исследовательских документов и адвокации результатов таких исследований.

Я думаю, что основным элементом развития think tanks в нашей стране будет запрос и финансирование подобных продуктов со стороны государства.

Причем выстроенное на конкуретной и открытой площадке с выделенным бюджетом. Иначе подобные усилия по развитию потенциала стратегических исследований тормозятся из-за отсутствия спроса и, что также немаловажно, источников оплаты экспертных услуг.

Резюмируя, я еще раз акцентирую внимание на том, что при отсутствии внутренней качественной экспертизы мы сами себя обрекаем на зависимость от международных экспертов, которые зачастую не владеют полнотой картины, не имеют исторической памяти, и не понимают местный контекст, поэтому их наработки могут быть не эффективны.

Но, конечно же, аналитические ресурсы могут быть и востребованными. Один из таких центров – сайт CABAR.asia, который нашел способ решать сложности производства аналитического контента и соединять его с потребностями аудитории, максимизировать его прикладное применение, особенно на уровне принятия решений. Говорит редактор аналитических материалов CABAR.asia Эрмек Байсалов:

- Наш продукт «штучный», для тех, кто хочет получить подробный, выдержанный экспертный анализ. Мы имеем свою аудиторию во всех странах Центральной Азии, в ближнем и дальнем зарубежье – это исследователи, аналитики, консультанты, преподаватели, студенты, блогеры-активисты и лица, принимающие решения.

Конечно, по востребованности или читаемости наши материалы не сравнятся с контентом новостных изданий. Но эта пища не для всех, не информационный «фастфуд». Так обстоят дела у многих аналитических площадок.

В век развития интернета и технологий надо особенно бороться за внимание читателя. Поэтому мы тоже стараемся менять традиционную экспертную аналитику, разбавляем текст модной визуализацией данных и различными мультимедийными элементами чтобы читателю было интересно, и он за короткое время понял сложный материал, и главное – зачем ему необходимо это знание.

Существуют два типа аналитики – открытая для широкого круга и закрытая для лиц, принимающих решения.

Мы занимаемся доступной для общественности открытой аналитикой. И стараемся влиять на процесс принятия решений посредством публикаций на актуальные темы, поднимаемых нами дискуссий, проведения круглых столов.

Есть кейсы, когда мы прямо повлияли на процессы в Кыргызстане или в странах Центральной Азии. В большинстве случаев мы косвенно влияем на какие-то решения властей путем обращения внимания к острым проблемам.

Если говорить про сложности аналитики в КР, то это в целом слабый спрос на независимое экспертное сопровождение при принятии решений и законов.

В нашей стране лица, принимающие решения, зачастую прислушиваются к экспертам, лишь если какой-либо вопрос принял резонансный общественный окрас.

Но по большей части властям нужны только лояльные аналитики для легитимизации своей политики и принятых решений.

Поэтому и существует «придворный» пул экспертов, политологов и прочих специалистов.

Также у госорганов обычно нет денег для разработки больших аналитических документов. В этом случае им приходится просить финансирование у разных международных организаций, которые привлекают уже профессиональных исследователей. 

Согласны вы или нет, но можно удостовериться в том, что есть прямая взаимосвязь между качественностью и независимостью аналитики. Проще говоря, чем дальше от власти, тем она, аналитика, злободневнее и честнее. Семетей Аманбеков является главный редактором информационно-аналитического сайта Elgezit.kg – редкого примера осознанного выбора СМИ ниши экспертной журналистики. Вот его мнение о цене такого выбора:

- Аналитическая журналистика или, как ее еще называют, созидательная публицистика – это специализация прессы, которая вскрывает насущные общественно-политические, социально-экономические и культурно-философские проблемы как на макроуровне, в масштабах страны, так и в мини-разрезе – в отдельно взятой сфере или регионе.

Отсутствие такого сегмента журналистики в нашей стране или, что скорее всего, наличие в ней признаков бессистемности, ангажированности и дилетантизма – тревожный симптом недооценки стратегической значимости аналитических медиаресурсов для Кыргызстана.

Сегодня есть масса конкурирующих СМИ. На аудиторию ежедневно льются огромные потоки информации. Но зачастую человек не может разобраться в ее причинах и последствиях для его жизни.

У человека зачастую остаются к информации больше вопросов, нежели он получил ответов от нее.

Вот почему Elgezit.kg выбрал направление аналитики. Мы хотим создавать для общества материалы самой высокой пробы, отвечать на запросы прогрессивных потребителей контента, и вместе с тем понятным языком разъяснять широким слоям населения о причинах и последствиях происходящих в стране процессов и явлений.

Мы предлагаем властям стабильный медийный канал для коммуникации с обществом. Генерируем месседжи бизнес-кругов, гражданского сектора, политической оппозиции, творческих элит, экспертной сферы, формируем площадки для обмена мнениями. Все то, что необходимо для стратегического планирования развития страны.

Аналитическая журналистика также является важнейшей составляющей идеологии страны.

У нас пока сложно с подготовкой авторов в этом направлении. Журналист-аналитик должен иметь талант интуитивно чувствовать, какие проблемы являются для общества наиболее злободневными на сегодняшний день. Он должен быть способным перерабатывать огромную информацию и свободно себя чувствовать в ней.

При этом необходимо категорически избегать низкопробных сенсаций и игры на эмоциях аудитории, быть далеким от псевдопублицистики, основанной на манипулировании общественным сознанием посредством пост-правды. Все это требует огромного терпения, титанической работоспособности, интеллектуальной подготовки, нравственного стержня и высокой патриотичности.

Найти таких готовых журналистов тяжело.

Поэтому основная трудность заключается в их обучении, что занимает очень много времени и усилий.

После чего их нужно еще удержать, так как почти все СМИ не имеют финансовых возможностей мотивировать лучших авторов, и потому не могут конкурировать с работодателями из других высокооплачиваемых сфер аналитической деятельности. А потерять сотрудника, на которого была затрачена масса усилий и времени – это непозволительная роскошь для редакции.

 

432

Написать комментарий: