Статья

Как антикоронавирусные карантинные меры повлияли на ситуацию с семейным насилием в КР

Ситуация в Кыргызстане после введения ЧП оголила множество проблем, в частности – отсутствие действенных механизмов противостояния социальным проблемам. Эти проблемы проявили себя в системе образования, медицине, предпринимательской деятельности и так далее. В данной статье мы попытаемся кратко рассмотреть вопрос, как семейное насилие проявляло себя раньше и как проявляет себя в условиях карантина.

В Кыргызстане наблюдается рост зафиксированных случаев семейного насилия. В основном оно имеет либо гендерный, либо возрастной характер. Так, можно отметить, что в 2012 году было зафиксировано 2415 случаев бытового семейного насилия, в 2015 уже 2555, а в прошлом году цифра подскочила до 8159 случаев.

Из числа фактов семейного насилия около 95% совершаются в отношении женского пола.

Из них около трети пострадавших составляют лица в возрасте от 15 до 49 лет.

Приблизительно 7% женщин страдают от насилия во время беременности.

Порядка 3% женщин в возрасте от 30 и старше подвергаются сексуальному насилию. Более половины этих женщин, подвергшихся домашнему насилию, не имеют работы.

За 2013 год около 45% зарегистрированных жалоб на насилие в семье были переданы в судебные органы, из которых лишь 7% квалифицировались в качестве уголовных преступлений. Большинство же носили административный характер, которые сопровождались незначительным наложением штрафов. Из всех случаев насилия в семье, повлекших административное наказание, порядка 64% привели лишь к незначительным штрафам за мелкое хулиганство или нарушение общественного порядка.

В 2019 году было выдано 6145 охранных ордеров жертвам насилия.

Вместе с тем с 1 января 2020 года была усилена ответственность за совершение насильственных действий. Теперь согласно новому Кодексу «О проступках» за совершение актов насилия предусматривается уголовная ответственность. Также сохраняется норма административных взысканий (штрафов) с лиц, которые совершают акт семейного насилия.

Депутат ЖК Гульшат Асылбаева выдвинула законопроект об отмене данной нормы, а вместо нее задерживать преступников сроком до 15 суток.

По мнению депутата, данные штрафы не идут в поддержку жертв, а направляются в бюджет государства.

Также на заседании ЖК 1 апреля Асылбаева рекомендовала правоохранительным органам предусмотреть меры, позволяющие женщинам, особенно с детьми, покидать дома, спасаясь от насилия.

По данным МВД, как правило большинство жертв насилия забирают свои заявления после истечения некоторого количества времени. Это можно объяснить тем, что процедура привлечения насильника достаточно сложная. Жертвы насилия, которые обращаются в правоохранительные органы, часто не информированы в том, что они могут получить охранный ордер, а насильник может быть поставлен на учет.

Более того, на сегодняшний день жертвы насилия в случае самообороны практически не защищены со стороны государства.

Их судят по всей строгости закона, зачастую не смягчая степень наказания: в законодательной базе нет четких критериев отделения самообороны от умышленного совершения преступления.

По данным Всемирной организации здравоохранения, насилие в отношение женщин совершают мужчины, преимущественно имеющие низкий социальный статус, низкий уровень образования и социализации, которые в детстве стали жертвами насилия или становились свидетелями его (например в отношение своих матерей), употребляющие алкоголь, ощущающие чувство превосходства над женщинами и так далее.

По данным Национального статистического комитета КР, более половины пострадавших от семейного насилия обращаются в кризисные центры или правоохранительные органы. На данный момент существует лишь несколько негосударственных кризисных центров на территории страны: в Бишкеке («Сезим» и «Шанс»), Оше («Ак Журок»), Нарыне («Тендеш») и так далее. Они существуют за счет привлечения грантовых средств, что в среднесрочной перспективе делает их неустойчивыми.

Вместе с тем отсутствуют государственные кризисные центры. Доступ к услугам кризисных центров недоступен жителям, проживающим в первую очередь в сельской местности. Во время ЧП и наступления комендантского часа службам помощи разрешено работать только удаленно - через социальные сети или по телефону. Убежища, кризисные центры и другие социальные службы не могут принимать новых пострадавших.

На законодательном уровне семейное насилие в его начальных проявлениях часто оценивается правоохранительными органами в качестве административных нарушений. Вместе с тем, с начала 2020 года были убиты с особой жестокостью 2 женщины. В целом родственники погибших утверждают, что женщины постоянно подвергались агрессии со стороны мужей.

Как показывает исследование, проведенное в 2019 году Национальным статистическим комитетом и ООН, часть женщин одобряет применение насилия над ними.

Например, в сельской местности около 20% респондентов полагают, что жена может быть побита в случае, если она не приготовила пищу, и 28% опрошенных в сельской местности полагают, что жена должна получить взбучку, если она не заботится о детях.

Около 10% сельских женщин считают, что муж может поднять руку на супругу в случае отказа от совершения полового акта. В городе больше всего женщин допускают применение физической силы в случаях отсутствия заботы о детях (18%), выхода из дома без ведома мужа (11%) или если женщина возражает мужу (10%).

Как показывает статистика, во время карантина достаточно высоким остается число семейного насилия. Так, в Ошской области на 20 апреля было зафиксировано около 56 случаев семейного насилия. При этом, как отмечает комендант Оша, на сегодняшний день не наблюдается роста проявлений семейного насилия.

Противоположное мнение высказала заместитель министра труда и социального развития КР Ализа Солтонбекова. На заседании ЖК она отметила, что в связи с введением ЧП в Кыргызстане возросло количество фактов домашнего насилия. В целом можно увидеть, что государственные органы не готовы к предотвращению в условиях ЧП семейного насилия. Его рост отметили и представители кризисных центров.

Сейчас в условиях карантина жертвы насилия как правило вынуждены больше взаимодействовать с насильниками. Перечислим факторы, которые повышают вероятность домашнего насилия в условиях карантина.

Во-первых, это осложняющаяся домашняя обстановка. Зачастую в больших и небогатых семьях люди вынуждены ютиться в небольших помещениях. Как правило, такое долгосрочное проживание в условиях постоянного нахождения дома повышает напряженность, что в итоге может привести к частым конфликтам и ссорам.

В этих условиях жертвы насилия имеют ограниченные возможности для передвижения, что, возможно, заставляет их молчать и терпеть. Как правило и соседи не реагируют или закрывают глаза на такие случаи семейного насилия. Ухудшает данную ситуацию введение комендантского часа, когда жертвы ограничены в возможности покинуть свои дома.

Во-вторых, многие кыргызстанцы лишись систематического заработка. Часть из них потеряли работу и остались без средств к существованию. Это привело к тому, что некоторые из них стали больше пить. В этой атмосфере также члены семей вынуждены проводить друг с другом больше свободного времени. Эта ситуация формирует конфликтную среду, которая затем может привести к случаям насилия.

Женщины в подобной ситуации, особенно если они являются безработными, хуже всего защищены: они не знают куда им стоит обращаться и где искать поддержку. Очень часто они боятся обращаться за помощью, так как являясь финансово зависимыми, не имеют возможности уйти от насильника.

В-третьих, так или иначе, по стране сохраняется сложная ситуация с реагированием правоохранительных органов на факты совершения насилия. К сожалению, сегодня присутствие актов насилия (если это не касается тяжелых форм) в той или иной форме рассматривается представителями МВД на местах в качестве «нормы». Зачастую милиция не стремится регистрировать подобные нарушения, призывая истязателя и жертву примириться.

Мы можем увидеть, что введенный карантин несет для потенциальных объектов насилия дополнительные риски.

Ведь женщинам и их детям становится сложнее избегать конфликтов. Часть жертв слишком напуганы, чтобы обращаться за помощью в правоохранительные органы или кризисные центры.

В этой связи Правительство должно принять ряд мер, чтобы пережившие семейное насилие
могли свободно покинуть дом и обратиться за помощью. А компетентные социальные службы получить статус «жизнеобеспечивающих» органов, имеющих возможность свободно передвигаться по населенному пункту. Убежища и другие службы должны продолжать работать, а Правительство и правоохранительные органы оказывать им всестороннюю поддержку.

В условиях ЧП жертвы насилия остро нуждаются в психологической, а также материальной помощи, поэтому и ответственность государства по их защите тоже приобретает особую актуальность. Выявленные проблемы в условиях карантина должны быть проанализированы. И на их основании приняты соответствующие решения, снижающие возможность проявления семейного насилия в будущем.

В качестве иллюстрации взят скриншот передачи телеканала «Настоящее время».

 

583

Написать комментарий: