Статья

Кыргызстан на историческом переломе: где наши новые Айтматовы, Чокморовы, Каралаевы?

Известное китайское изречение о жизни в эпоху перемен, с одной стороны, как бы рассматривает эту ипостась как наказание, а с другой – как возможность обновления жизни, появление новых форм действительности как в материальной сфере, так и в духовном осмыслении происходящего.

В мировой истории достаточно примеров радикального обновления жизненных устоев, которые породили выдающиеся проявления человеческого гения в этих двух базовых составляющих бытия. Человечество всегда адекватно отвечало на вызовы времени, являвшихся результатом общественного прогресса. Эпоха Возрождения, пожалуй, дала самые выдающиеся примеры такой работы, особенно в искусстве, которое вновь поставило человека, его дух и плоть, в центр мироздания после средневекового религиозного мракобесия.

Много позже, в начале XX века жизнь человечества ознаменовалась научно-технической революцией – было налажено массовое производство автомобилей, появилась авиация, повсеместно пользовались радио, телефоном и телеграфом, в армии поступили новейшие виды вооружений и т. д. и т. д.

Кардинальное изменение материально-технических основ жизни, в свою очередь, вызвало серьезную ломку традиционной научно-философской картины мира. Машинизация человеческого существования подорвала классическое искусство, которое копировало окружающий мир, порой гениально (Леонардо да Винчи) тем или иным способом воссоздавая его в портретах, натюрмортах и пейзажах.

Стремительное изменение человеческого бытия привело, соответственно, к пересмотру устоявшихся форм художественного отображения действительности, оно перестало быть просто зеркалом существующей реальности. Поэтому в Европе, в колыбели классического искусства, появляются такие представители авангардного течения, как Анри Матисс и Пабло Пикассо.

Что интересно, в это же время происходит бурное развитие политических учений, не приемлющих традиционные формы политической жизни (социал-демократия, анархизм и др.), набирает силу коммунистическая идея, напрочь отвергающая капиталистическое устройство общества. То есть, научно-технический прогресс привел к перелому в естественно-историческом развитии человечества и появлению невиданных доселе подходов к политической организации масс и форм художественного творчества.

На этом фоне далеко не случайно выделяются русские художники-авангардисты, которые отличались своим неуемным стремлением к экспериментаторству и поиску новых форм художественного творчества. Василий Кандинский, Казимир Малевич, Михаил Матюшин, Павел Филонов и другие были первопроходцами в этом деле. Благодаря их трудам живопись совершила революционный прорыв, оторвав форму от содержания, что позволило неограниченно экспериментировать в поисках цвета и формы.

С точки зрения классики это была бесконечная какофония различных беспредметных сочетаний этих двух начал, что по тогдашним канонам не могло считаться настоящим искусством. Но с годами стало ясно, что художественный взгляд может опережать время, причем намного, когда через десятки, сотни лет, казалось бы, бессмысленная картинка становится настоящим шедевром искусства. Чего стоит только одно произведение – «Черный квадрат» Казимира Малевича, в свое время вызывавший недоумение в российском обществе в канун Первой мировой войны, а сейчас ставший классикой мирового искусства.

Начав творить еще в царской России, русские художники-авангардисты после Октябрьской революции по-настоящему произвели переворот в искусстве, когда расцвел футуризм как новая форма творчества и вовсю гремел «Пролеткульт». Так радикальный перелом в жизни российского общества породил авангардные по тем временам формы культурной жизни и творчества, которые ломали все устоявшиеся стереотипы.

Только в революционной России мог появиться такой гигант поэзии как Владимир Маяковский, который воспел в своем очень нетипичном творчестве революционную энергию масс, сломавших хребет царскому самодержавию. К чему этот исторический экскурс?

Так уж совпало, что в короткое время мы в Кыргызстане отмечали юбилеи таких выдающихся деятелей, как Чынгыз Айтматов, Турдакун Усубалиев и Суймонкул Чокморов, которые внесли огромный вклад в экономическое, политическое и духовное становление кыргызской нации в XX веке.

Надо откровенно признать, что годы советской власти были «эпохой Возрождения» кыргызов как субъекта мировой истории, из которой они были вычеркнуты многие века. Писатель Айтматов и киноактер Чокморов своим творчеством прославили нашу Родину на весь мир, под руководством Усубалиева наша экономика достигла таких высот, когда продукция кыргызских машиностроительных предприятий экспортировалась в десятки стран мира.

К сожалению, в настоящее время мы не можем похвастать такими достижениями. Особо надо сказать о нашем искусстве, в первую очередь, кинематографии, которая тогда была признана во всем мире. Надо сказать, что олицетворением возрождения кыргызов также является выдающийся манасчи Саякбай Каралаев – по общему признанию, Гомер двадцатого века.

Не случайно президент Сооронбай Жээнбеков, выступая на 80-летнем юбилее Чокморова, объединил эти две исторические судьбы: «Суймонкул Чокморов четыре раза писал портрет выдающегося манасчи кыргызского народа - Саякбая Каралаева. Глядя на картину, ты осознаешь, что величие такой масштабной личности как Саякбай-манасчи может почувствовать только такая же выдающаяся личность, что только великий художник сможет донести до зрителя не только его образ, но и внутренний мир».

На фоне юбилейных торжеств невольно напрашивался вопрос: а что сейчас? Чем мы можем порадовать мир после 30 лет свободы и независимости? Ведь Кыргызстан один к одному, как цивилизованное человечество в начале прошлого века, переживает исторический перелом, связанный с развалом СССР и обретением независимости, что само по себе означает резкий переворот в общественном сознании, а также связанные с масштабной научно-технической революцией – сотовой связью, интернетом, цифровыми технологиями в производстве, и вообще с глобализацией всей жизни на земле – изменениями, требующими адекватного ответа.

Ведь, казалось бы, освобожденная энергия масс после обретения независимости должна была породить какие-то неожиданные формы творчества, невзирая на унылый политический ландшафт во главе с бывшими президентами-коррупционерами. Тяжелая жизнь, наоборот, должна была подвигнуть наших творческих людей совершить что-то неожиданное и оригинальное, что было бы воспринято в духовном мире как нечто совершенно новое.

К тому же, особенность ситуации применительно к нашей стране заключается и в том, что мы переживаем тройной перелом: наряду с независимостью и научно-технической революцией мы переживаем смену общественно-экономической формации – на смену социализму пришел капитализм со всеми его преимуществами и недостатками.

Может это будет выглядеть не совсем серьезно, но кыргызы могли бы в свое время подарить миру рэп на основе «Манаса», поскольку речитатив и ритмика исполнения этого великого эпоса идеально ложатся на стилистику исполнения этой авангардной формы исполнительского творчества.

В чем все-таки причина определенной заторможенности культурной жизни в стране, отсутствия новаторства в творчестве, хотя по всем параметрам здесь должно было быть в высочайшей степени бурление и выбросы в окружающее пространство протуберанцев радикально новых форм отображения действительности?

И здесь дело не только в финансах. Сказать, что народ у нас не приемлет революционности в искусстве, язык не поворачивается, поскольку он в нашей короткой истории независимости совершил уже две революции, свергнув двух президентов. Очевидно, в кыргызском народе присутствует бунтарский дух, который весьма благосклонно воспримет любые новации в искусстве.

Нельзя отрицать, здесь многое делается – снимаются фильмы, причем неплохие, о чем свидетельствуют международные награды, происходят выставки наших художников, публикуются проза и поэзия и т. д. Все хорошо. Но все как-то обыденно, в русле устоявшихся канонов, ничто не будоражит общественное мнение, не ведет за собой людей. Так и хочется задать риторический вопрос – где наш кыргызский Казимир Малевич, где наш «Черный квадрат»?

Вопрос далеко не праздный, поскольку революционная энергия народа должна выходить и в духовную сферу, чтобы созидались не только новые материальные основы жизни человека, но и обогащались его представления о своем месте в этом мире, имея возможность соприкасаться с разнообразными формами художественного творчества, включая авангард.

Иначе без духовного обогащения голый материальный порыв народа может вылиться, в конце концов, в его озверение, что мы и наблюдаем в настоящее время в нашем обществе. Так что нам не нужна очередная революция по разрушению политической конструкции страны, лучше будет, если всплеск энергии направится в глубокую культурную революцию, когда неординарные творческие личности поведут народ на покорение неизведанных вершин духовного обновления, создавая уникальные произведения, которые удивят весь мир.

Здесь можно согласиться с президентом Жээнбековым, сказавшим на том же юбилее Чокморова: «Мы надеемся, что у нашего народа еще будут такие таланты, чьи имена будут рождать чувство гордости в сердце каждого из нас».

355

Написать комментарий: