Статья

Кыргызстан должен быть страной политической конкуренции

Темирбек Орозбаев​

Утверждение, что «осень – начало нового политического сезона», пора «социальной активности» и тому подобное, уже настолько устоялось в нашем сознании, что даже после жаркого во всех смыслах лета мы продолжаем чего-то ожидать от осени.

И вот уже в который раз, как по накатанной, мы вступаем накануне очередной годовщины Дня независимости Кыргызстана в полосу осенних предощущений. Только на этот раз – толком не отдохнувши, летом не насладившись, без запала и азарта. Как в том самом шлягере Пугачевой – «Осень, ты на грусть мою похожа, осень…».

Но даже если и так, теперь самое время поразмышлять о том, что случилось, и что надо делать. Страсти утихли, очаг конфликта потушен, и вот перед сознательными гражданами страны стал вопрос – что теперь нас ждет и как жить дальше?

Хочется именно в этом месте сказать о том, что стране все равно нужна оппозиция. Лишь тогда ответы на вопросы, которые у нас будут возникать в адрес власти, будут всесторонне взвешенными, обдуманными и просчитанными. Без конкуренции в политике система, которая с трудом выстраивается у нас уже почти 30 лет, может безнадежно зачахнуть.

Дорога, которую выбрал для себя Кыргызстан на заре независимости, оказалась тернистой.

Но совершенно очевидно, что он, этот путь, уникален для центра Азии, для всей Евразии - огромной части мира, посреди стран, где балом правят в основном авторитарные режимы.

Для какой-то части аналитиков стало привычкой относить все особенности «кыргызского пути» чуть ли не к специфике кочевого прошлого, вольному духу и отсутствию монархических или государственнических традиций. Может, в этом и есть какая-то истина, но 28 лет суверенной жизни пройдены, и отрицать, что Кыргызстан все-таки смог модернизировать существовавшую советскую политическую систему и превратиться в наиболее открытую страну Центральной Азии, было бы бессмысленно.

Заметим, что если до 2010 года власть и пыталась навязать обществу и народу свою волю, то была целая группа активных политиков, не признававших эти попытки. До 2005 года – Текебаев, Бекназаров, Садырбаев, Отунбаева, Мадумаров, Кадырбеков… До 2010 года – Текебаев, Отунбаева, Сариев, Бекназаров, Атамбаев. Можно было бы их обозвать хоть как, но все они были из той категории политиков, «замолчать» которых было нелегко.

Сегодня такой группы нет и не предвидится. Мадумаров временами проявляется, но сам он и времена уже не те.

Атамбаев сильно нагнетал свою линию, но подпорченная репутация бывшего президента мало кого завлекла на его сторону. И все равно он до последнего оставался одним из основных «плеймейкеров» на политической арене, помимо самой власти. Его слова, поступки, их последствия или же трактовка влияли на формирование повестки дня. Балансирование элиты между позициями Атамбаева и власти придавало причудливую тональность настроениям в обществе.

И как бы ни было, кыргызстанцы стали привыкать к импульсивности одной стороны и сдержанности, граничащей с закрытостью, другой стороны. Возмутителя спокойствия в политической жизни страны теперь не стало. Может быть, и надолго.

Будем надеяться, что у нас после скрытого, затем открытого, а позднее жесткого противостояния, конструктивный подход и сдержанность окончательно победили «кетсинизм».

Пусть даже с учетом того, что конфликт носил все признаки не системных разногласий, а межличностных разборок. Иначе все и вся, что происходило в стране во всех смыслах в жаркое лето, потеряло бы в глазах истории всякий смысл. Хотя если учесть мнение многих, что ничего конструктивного в целом не видно, картина получается безрадостная, знаете ли.

В большинстве своем мы не отдаем себе отчета, что подсознательно нам комфортнее, когда у власти есть оппозиция – не уличная, не подстрекательская, а та, которая пристально следит за тем, что происходит там, наверху, и есть депутаты, которые хоть и несут иногда чушь, но все-таки во всеуслышание могут говорить о наболевшем. И когда тишь и гладь, а политика вершится за закрытыми дверями, нас это начинает беспокоить.

Поэтому любой партии у власти нужно понимать, что политическую борьбу нужно не избегать и подавлять, а выстраивать во что-то системное, и только таким образом можно обеспечить конкуренцию и развитие.

Тех же, кто пытался закрыть рот инакомыслящим, редко вспоминают добрым словом, это видно по всей нашей суверенной истории.

Но природа власти такова, что, оказавшись на вершине, лидеры не могут не пытаться взять политические процессы, включая оппонентов и политическую борьбу, под свой контроль. В этом суть политики. Естественно, вся ответственность (политическая, юридическая, моральная – за то, чтобы в стране появилась нормальная, цивилизованная политическая конкуренция) на тех, кто у власти.

Но историческая ответственность – на самой оппозиции.

Власть может стать прозрачной и хоть сколько-то эффективной лишь под постоянным контролем и прессингом критики, требований, навязываемой дискуссии.

И заглядывая сквозь призму этих дней в будущее нашей страны, независимо от того, оптимисты мы или пессимисты, нам все же стоит понять и признать – в вопросах построения сбалансированной и разумной в сегодняшнем мире политической системы нам нужно идти вперед, а не назад.

Первые шаги за наши 28 лет мы уже сделали. И как бы ни было, мы можем писать и говорить об этом без ограничений – мы имеем свободу слова. Относительную, конечно, но даже о такой мечтают миллиарды людей на планете. В стране уже выросло целое поколение, которое не знает, что в соседних странах ругать публично власть может быть опасным занятием.

Но не будет большого толка от свободы слова и плюрализма мнений, если в стране вдруг не станет политической конкуренции.


275

Написать комментарий: