Статья

Конституция как объект национальной забавы козлодрания

На встрече главы государства С.Жээнбекова с бывшими руководителями Жогорку Кенеша и Правительства, состоявшемся 20 ноября 2018 г. и на так называемом «курултае народно-патриотических сил», прошедшем 24 ноября того же года вновь раздались призывы к принятию новой Конституции. То есть, перефразируя К.Маркса можно сказать, что в Кыргызстане отдельные общественно-политические «деятели» хотят вновь «разбудить призрак» очередной конституционной реформы.

Между тем, через месяц - 21 декабря 2018 г., выступая на мероприятии, посвящённом 80-летию кыргызского парламента, Президент С.Жээнбеков высказался против каких-либо внесений изменений в Конституцию. Полагаю, что законодательная и судебная ветви власти, да и общество в целом, должны поддержать этот позитивный настрой главы государства. Поскольку следует ожидать, что «курултаевцы» и далее будут оказывать давление на власти, требуя скорейшего принятия «новой Конституции» (уже анонсировали проведение 27 апреля т.г. очередного курултая, на котором будет рассматриваться вопрос реализации властями решений, принятых им 24 ноября прошлого года).

Автору настоящей статьи - члену рабочей группы, подготовившей в 1991-1992 годы концепцию и проект Конституции независимого Кыргызстана, неоднократно приходилось выступать в СМИ со статьями, посвященными теории и практике конституционных реформ, реализованных в стране (последние статьи: «25 лет Конституции Кыргызстана. История»; «25 лет Конституции Кыргызстана. Настоящее время» - опубликованы на сайте ЦППИ 23 и 24 апреля 2018 г.).

Однако придерживаясь правила, предложенного одним из известных мыслителей прошлого: «Все, что должно быть сказано, уже сказано. Но поскольку никто не слушал, все необходимо сказать снова», считаю необходимым вновь вернуться к этой теме.

Без вины виноватая Конституция

Как только в Кыргызстане общественно-политические силы снова начинают обсуждение вопроса: «каким путем идти дальше и что делать?» довольно быстро градус дискуссий поднимается до требований принятия новой Конституции. Между тем инициаторы не могут толком объяснить обществу причины необходимости конституционной реформы и ее основные направления, уклоняясь от изложения деталей того, как они собираются перекраивать государственный строй.

Неужели эти общественно-политические деятели «свято» верят, что если еще раз попробовать переписать Конституцию, то сам текст Конституции способен будет разрешить существующие проблемы в политической и социально-экономической сферах, источать поток материальных и социальных благ для каждого члена общества? И как тут не вспомнить известное изречение председателя Правительства России в 1992-1998 гг. В.С. Черномырдина: «Мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали».

Эти инициативы породили много сомнений и вопросов, отрицательную реакцию. Ни среди общественности, ни среди ветвей власти нет определенности даже относительно целесообразности проведения конституционной реформы, не говоря уже о ее целях и задачах. Дело в том, что процесс любой реформы нуждается в четком понимании причин, побуждающих к ее проведению.

Новая Конституция – это символ принципиального разрыва с прошлым, но ведь для «конструирования» будущего требуется дать ясные и четкие ответы на вопросы: что нас не устраивает в действующем Основном законе, что и как предлагается изменить, а что необходимо сохранить. Но прежде всего, нужно выяснить два вопроса.

Первый - есть ли необходимость в конституционной реформе как таковой? То есть, существуют ли проблемы, которые нельзя решить путем более простым, чем конституционная реформа, например, принятием конституционных либо обычных законов? Второй - существуют ли объективные предпосылки для проведения конституционной реформы сегодня (помните ленинский принцип – «верхи не могут, а низы не хотят»)?

Ответы на эти вопросы более чем очевидны: в настоящее время для того чтобы решить существующие политические, социальные и экономические проблемы, нет никакой надобности созывать очередное конституционное совещание, объявлять очередной референдум и принимать новый Основной закон, поскольку не существует каких-либо объективных предпосылок. Поспешная, непродуманная конституционная реформа сегодня может лишь развязать цепную реакцию дестабилизации действующей политической и правовой системы государства, тем более, что страну через полтора года ожидают выборы в Жогорку Кенеш. А, как известно, выборы в Кыргызстане - это как «искусственное» землетрясение, которое общество всегда ожидает с тревогой.

Инициаторы конституционной реформы на самом деле навязывают обществу целенаправленную дискредитацию действующей Конституции, – дескать, эта она виновата в политических и социально-экономических неурядицах, переживаемых страной, а система управления, установленная ею, якобы является наихудшей из возможных форм правления.

В последние два десятилетия в общественно-политической среде возникла устойчивая тенденция, когда все недоработки органов государственной власти и местного самоуправления, какие-то профессиональные «ляпы» и неумение властей пользоваться предоставленными конституционными полномочиями и возможностями у нас пытаются прикрыть предложениями немедленного пересмотра Конституции.

Наверное, поменять Основной закон государства представляется более простым решением, чем в дискуссиях с оппонентами вести свою линию и приходить к согласованным решениям по актуальным проблемам социально-экономического развития страны. Однако все таки нужно отходить от простых, примитивных подходов к решению существующих проблем общества и государства.

Полагаю, что общественность страны, законодательная, исполнительная и судебные ветви власти должны согласиться с Президентом С.Жээнбековым: на самом деле источником всех переживаемых ныне проблем и кризисов является не действующая Конституция, а так называемый «человеческий фактор».

Претензии к действующей Конституции

Основные претензии к Конституции, которые выставляются к ней за все годы после ее принятия в 1993 г., могут быть сведены к двум пунктам.

Во-первых, это выбор модели формы правления. Из трех «типовых моделей» - президентской (США), парламентской (ФРГ) и президентско-парламентской (Франция) – за основу нашей Конституции была взята третья, «французская» модель. И хотя уже десятилетие мы утверждаем, что у нас установлена парламентская форма правления, на самом деле действующая Конституция закрепила парламентско-президентскую форму правления.

Во-вторых, периодически возобновляются разговоры о «сверхполномочиях» президента. Правда, дело крайне редко доходит до обсуждения именно конституционной модели деятельности президента, а не повседневной практики - причудливой смеси законов и наших «понятий» о традиционной роли «вождя».

В основе нынешнего Основного закона - парламентско-президентская форма правления. В типовом варианте этой модели исполнительную власть осуществляет правительство, возглавляемое премьер-министром. Оно формируется парламентом и ответственно перед парламентом. Президент является главой государства, но не главой исполнительной власти. Он стоит над тремя властями, обладая частью полномочий в каждой из них. Главная задача президента в такой модели - это арбитраж, обеспечение согласованного функционирования всех ветвей власти. Эта сложная конструкция максимально дробит власть на части.

Такую модель можно сравнить с трехколесным велосипедом. Маневрировать трудно, скорости невелики – зато устойчиво и вполне безопасно для обществ, начинающих строить свою государственность на демократической основе.

Между тем надо полагать, что даже эта модель для нас – как одежда на вырост. Дело в том, что Кыргызстан никак не может выйти за пределы примитивной социальной организации общества под названием «вождь и племя». Члены племени определяют (выбирают) вождя, и руководствуются его установками (приказами, поручениями), а не законами. Она используется буквально везде: во власти, в политических партиях, в организации бизнеса, в неправительственных организациях. Любая формальная конструкция, например, форма правления, установленная Конституцией, в Кыргызстане плавно деформируется под привычную традиционную схему «вождь - племя». Даже если сделаем главу государства просто символом государственности, без каких либо существенных полномочий - тогда «вождем» станет премьер-министр (он же лидер правящей партии), со всеми вытекающими последствиями.

На чем основана уверенность, что новый текст Конституции, например, если установит классическую парламентскую форму правления, как в ФРГ, быстро поменяет нашу избирательную практику, правовую и политическую культуру, общественные нравы и традиции отправления власти?

Между тем советская история преподала нам урок, что прекрасные Конституции (1936 и 1977 гг.), бесконечно оторванные от реальности и культурных традиций самоорганизации общества, как правило, превращаются в «памятник» и полностью утрачивают регулирующие способности.

Выйти из замкнутого круга конституционных реформ!

На самом деле недостатки в экономической и социальной сфере, в государственном управлении определяются не пороками Конституции, а прежде всего качественным состоянием самих органов государственной власти, тем, как они умеют распорядиться конституционными полномочиями. Анализ текста Конституции Кыргызской Республики исследователем, не знающим наших реалий и практик, приведет его к выводу: самая сильная власть – это Жогорку Кенеш. Он принимает законы и бюджет, контролирует их исполнение. Что смогут другие государственные органы и органы местного самоуправления в тесных рамках закона и без денег?

Но почему Жогорку Кенеш не пользуется своей властью и фактически самоустраняется от отправления своих конституционных функций? Потому что этого не хотят или не могут люди, ставшие депутатами Жогорку Кенеша. Можно дать ему еще больше полномочий, но пока там не появятся вместо номеров из партийного списка самостоятельные, уважающие Конституцию, законы, себя и страну депутаты, Жогорку Кенеш останется демократической декорацией.

В то же время еще большими формальными полномочиями обладает Правительство, которое возглавляет Премьер-министр: обеспечивает исполнение Конституции и законов, реализует внутреннюю и внешнюю политику государства. Фактически полномочия Правительства безграничны в рамках действующих законов. Так, согласно Конституции, Правительство решает все вопросы государственного управления, за исключением полномочий, отнесенных Конституцией к компетенции Президента и Жогорку Кенеша. То есть, Правительству предоставлено право делать все то, что не запрещено Конституцией и законами.

Следовательно, речь должна идти о крайне неэффективном использовании собственных полномочий Жогорку Кенешем и Правительством, о некомпетентности, низком качестве работы государственного аппарата, о неспособности либо боязни Правительства брать на себя ответственность и продвигать вперед политические и социально-экономические реформы.

Действующая Конституция несет на себе печать политических битв 2005 - 2010 годов, она рождалась в пламени апрельских и июньских событий 2010 года. Наш 25-летний опыт конституционных реформ показывает, что отсутствие в обществе консенсуса делает сам процесс совершенствования Конституции заложником баланса частных интересов - баланса, который на переходном этапе развития общества не будет стабильным и устойчивым.

Любое изменение общественно-политической конфигурации приводит к быстрому устареванию недавно еще новых конституционных идей, за которым, как правило, следуют предложения о внесении новых поправок в Конституцию. Как отмечал один из мудрецов прошлого, «многие вещи далеко не таковы, какими вначале показались». И сегодняшние попытки вновь «разбудить призрак» конституционной реформы убедительно доказывает, что Кыргызстан может продолжить ходить по замкнутому кругу конституционных реформ.

Нестабильность Основного закона и возможная эскалация конфликта на «конституционном поле» усилят ощущение неопределенности в обществе. У власти и общества, вновь увлеченных политико-правовыми баталиями, в очередной раз не останется времени и энергии на экономику и социальную сферу. В результате процесс развития и совершенствования Конституции из механизма политической разрядки и сохранения социальной стабильности может превратиться в еще один источник конфронтации в обществе. Менять фундамент правовой системы не стоит. Как известно, если начать менять фундамент под зданием, то оно рухнет.

Имидж, созданный государством и его народом, в наше время имеет важнейшее значение для привлечения или наоборот сдерживания иностранных инвестиций, от которых во многом зависит материальное благополучие его жителей. От этого в немалой степени зависит и завоевание собственной экономической ниши в эпоху глобализации, отстаивание национальных интересов, успешное проведение внутренней и внешней политики.

Как сделать Кыргызстан открытой, узнаваемой, привлекательной, заслуживающей уважения и признания в международном сообществе страной? Ответ очень прост: политики, общественные деятели, граждане, каждый в отдельности и общество в целом, обязаны снискать стране доброе имя. Мы заработаем доброе имя стране, сделаем ее популярной и привлекательной, если покажем себя с лучшей стороны, расположим к себе, а не отпугнем, не превратимся в своеобразное «пугало».

Определенная репутация у Кыргызстана в мире уже есть – и она, к сожалению, отрицательная. Если 20 лет назад Кыргызстан в международном сообществе называли «островком демократии в Центральной Азии», то сегодня страну причисляют к «несостоявшимся государствам» со всеми присущими атрибутами – слабая власть, низкая правовая и политическая культура, нестабильное законодательство, регионализм, трайбализм, межэтнические трения, высокий уровень коррупции, и преступности в целом. Сложившуюся репутацию Кыргызстана властные элиты соседних стран сегодня используют как «пугало» для своей общественности - «смотрите, к чему может привести демократия …».

Несомненно, свою немалую лепту в создание отрицательного имиджа Кыргызстана вносят нескончаемые конституционные реформы, влекущие нестабильность законодательства и ухудшение инвестиционной привлекательности. В самом деле - проведение конституционной реформы уже превратилось в национальную забаву вроде «козлодрания». В дебрях этих реформ могут запутаться даже опытные юристы, не говоря уже о других категориях граждан.

Сегодня разорвать этот порочный и замкнутый круг конституционных реформ - святая обязанность властей: Президента, Жогорку Кенеша, Правительства и судебной власти.

Фото Kaktus.media

717

Написать комментарий: