Статья

Ситуация на кыргызско-казахской границе как отражение неэффективной международной политики Кыргызстана сегодня

При завершении данного материала пришла новость о том, что граница между Кыргызстаном и Казахстаном стала работать в прежнем режиме. Это произошло так же неожиданно, как и начало усложнения проверок большегрузов. Это еще раз подтверждает наше предположение, высказанное ниже. В этой связи наша статья не теряет своего значения, а становится актуальной и требует пристального внимания над выстраиванием политики отношений между Кыргызстаном и Казахстаном в рамках ЕАЭС.

Как мы указывали в предыдущей статье, вопросы пересечения грузовыми автомашинами кыргызско-казахской границы имеют сложный пласт нерешенных моментов, для которых требуется особый подход. К сожалению, до настоящего времени решение наиболее острых проблем в большинстве своем носило ситуативный характер.

Действительно, конфликт, разгоревшийся на высшем политическом уровне осенью 2017 года, имел более сложные основания, чем он представлялся в публичной плоскости. С тех пор не были проанализированы его основания и не приняты исчерпывающие решения по улучшению ситуации. Напомним, что в предыдущий раз наиболее возможным основанием к ужесточению контроля на границе стал разгоревшийся конфликт между А. Атамбаевым и Н. Назарбаевым.

Поводом же к ужесточению таможенного контроля стали претензии казахской стороны к таможенному администрированию со стороны Кыргызстана. Казахская сторона обвинила кыргызскую в слабом регулировании товаров, перевозимых из Китая, иными словами - в неконтролируемой масштабной контрабанде. Тогда власти РК ужесточение контроля аргументировали тем, что контрабанда наносит убытки таможенной сфере и бюджету ЕАЭС.

В связи с этим на КПП «Ак-Тилек-автодородный», «Чон-Капка», «Ак-Жол» и «Чалдыбар» скапливалось более 550 фур. Сложности в пересечении границ существовали около 2 месяцев и были разрешены после визита нового президента С. Жээнбекова лично к Н. Назарбаеву.

Мы указывали на то, что конфликт по линии Бишкек-Астана (ныне Нур-Султан) требует особо пристального изучения со стороны аналитиков и экспертов, ведь его корни пребывают как минимум в трех пространствах: политическом (расширим его до политико-концептуального), регулятивном (правовом и неформально-нормативном) и социально-экономическом. Сюда также можно добавить и коммуникативное пространство, в котором не проводится должной работы со стороны наших властей.

Что же представляет собой граница с точки зрения экономико-транзитной составляющей между Кыргызстаном и Казахстаном? Общая протяженность границы составляет около 1 051 километра. На ее всей протяженности действует 4 международных и 4 двусторонних пунктов пропуска: «Чалдыбар – автодорожный» (с казахской стороны «Айша-биби – автодородный»), «Мерке-автодорожный» («Сыпатай Батыр – автодорожный»), Ак-Жол – автодорожный («Кордай – автодорожный»), «Каркыра – автодорожный» («Кеген – автодорожный»), «Ак Тилек – автодорожный» («Карасу – автодорожный») «Токмок» (т/п «Сартобе») и проч.

Все они работают круглосуточно. Ежедневно их пересекают почти 30 тысяч человек. Крупнейшим пунктом пропуска на границе двух стран является «Ак-Жол» недалеко от Бишкека, через который ежедневно проходят около 12 тысяч человек и 500-600 единиц транспорта. Более 90% грузовиков следуют транзитом через территорию Казахстана. Наибольшая активность перевозок продукции через территорию Казахстана осуществляется весной.

Череда событий и происшествий вокруг усиления контроля со стороны Казахстана демонстрирует некоторую общую причинно-следственную связь, которая закономерно повторяется при очередном осложнении отношений между нашими странами. Нынешняя же ситуация наглядно демонстрирует существование скрытых процессов, непосредственно влияющих на транзит грузов через территорию Республики Казахстан.

Сложности с пересечением кыргызско-казахской границы начались после завершения государственного визита в нашу страну В. Путина, а точнее 19 марта в 20:00. Казахская сторона усмотрела то, что товары, перевозимые в фурах из Китая и Турции, существенно ниже их фактической стоимости и не соответствуют прилагаемой документации.

В этой связи в одностороннем порядке и без публичного уведомления она усилила контроль автомашин, пересекающих границу на КПП «Ак-Тилек – автодорожный». На других КПП в эти дни скоплений автомашин не было замечено.

По информации Комитета государственных доходов Министерства финансов РК, на границе производится проверка международных товарно-транспортных накладных, счет-фактур, техпаспортов на транспортные средства, а также талонов о прохождении границы. Проходимость автотранспорта стала составлять приблизительно 4-5 машины в час. В результате уже 20 марта на границе скопилось около 100 фур (численность машин к 6 апреля 2019 г. в итоге возросла до более чем 250).

Лишь 28 марта последовала в публичном пространстве реакция со стороны официального Кыргызстана в лице вице-премьер-министра КР Замирбека Аскарова. В рамках 8-ой межрегиональной конференции в Бишкеке, он выразил неоднозначную надежду на то, что ЕЭК решит вопрос с существующими торговыми барьерами в интеграционном объединении. Он отметил, что проводимая Казахстаном протекционная торговая политика и нездоровая конкуренция наносит бизнесу Кыргызстана ущерб.

31 марта председатель Ассоциации грузоперевозчиков Айдар Турсуниязов указал, что причина создавшегося ужесточения на границе заключается в том, что пограничники Казахстана тщательно проверяют товары из Китая, которые идут вглубь ЕАЭС через Кыргызстан. По его мнению, в долгосрочной перспективе казахская сторона хочет, чтобы китайские товары шли не через территорию Кыргызстана, а через Хоргос. Таким образом он обозначил, что соседняя страна начала вести с Кыргызстаном торговое противостояние за перенаправление транзитных потоков.

В этот же день в своем пресс релизе Комитет государственных доходов Минфина РК отметил, что в отношении товаров кыргызского производства проводится визуальный осмотр и нарушений не наблюдается. Согласно мнению казахской стороны, на границе скопилось около 140 машин, которые отказываются проходить осмотр.

1 апреля отмечалось, что очередь на границе составляет 223 большегрузов. Отмечалось, что на КПП «Чон-Капка автодорожный» есть скопление 60-70 легковых и 25-30 грузовых машин. На других КПП таких проблем не возникало. Казахская сторона утверждала тем не менее, что дополнительному контролю подлежали машины, перевозившие товары из Китая и Турции. Кыргызская же продукция сельхозпроизводства этим издержкам не подвергается.

Однако, ситуация на границе свидетельствует, что машины со скоропортящейся продукцией также вынуждены были ожидать в очередях дольше положенного, и это несмотря на то, что данная продукция предназначалась для рынков России. Напомним, что Кыргызстан сегодня не поставляет в Казахстан часть сельскохозяйственной продукции ввиду ограничений, принятых еще 19 февраля. Картофель, яблоки и другие сельскохозяйственные продукты идут транзитом.

Далее последовала реакция Министерства экономики в лице О. Панкратова. Действия казахской стороны были названы грубым нарушением Договора ЕАЭС, пункта 25, имеющие под собой цели скрытого таможенного контроля. Ввиду этого Министерством экономики КР был инициирован отзыв министров Евразийской экономической комиссии для проведения консультаций по ситуации на границе. Отмечалось, что с 27 марта по 2 апреля текущего года в Республику Казахстан было пропущено 77 автомашин с кыргызским товаром и транзитом через территорию РК проследовало 403 автомашины.

5 апреля премьер-министр Кыргызстана М. Абылгазиев на критику в свой адрес ответил, что все это время шли переговоры с соседними властями, и было обещано в ближайшее время убрать возникшие сложности.

В этот же день представитель Минфина РК подчеркнул, что есть вопросы, которые казахстанская сторона хотела бы еще раз обсудить с представителями Кыргызстана, и было бы нелишним «провести небольшой аудит друг друга». Напряжение возрастало практически до последнего дня усиленного контроля со стороны таможенников соседей.

В связи с этими событиями, которые сложно объяснить официальными заявлениями как одной, так и другой стороны, необходимо обозначить версии политиков и экспертов. По мнению кыргызского эксперта А. Гладилова, ситуация на границе вызвана тем, что казахская стороны хочет снизить транзитную роль Кыргызстана в ЕАЭС. Таким образом А. Гладилов сводит существующую ситуацию к сугубо экономическим интересам двух стран.

Подобной точки зрения придерживается и председатель ассоциации перевозчиков КР Т. Шабданалиев. По его мнению, казахская сторона таким образом пытается решить ряд собственных проблем. Действия Казахстана можно рассматривать как скрытую войну за рынок Китая. После ситуации 2017 года с остановкой грузового транспорта на границе наших республик многие китайские торговцы были вынуждены перестроить логистику на «Хоргос». После урегулирования ситуации часть китайского бизнеса вернулась в КР. Но на данный момент казахская сторона вновь хочет выдавить Кыргызстан, перетянув на себя потоки китайской продукции, идущие через Торугарт в Москву.

Также он видит проблему в недобросовестности грузоперевозчиков, занимающихся реэкспортом из Китая, которые декларируют товары по одним наименованиям и количествам, а везут по другим. Третьей причиной инициированных казахской стороной досмотров, по его словам, является борьба с коррупцией на кыргызской таможне. По его мнению, для нашей страны эта ситуация является благом.

Вместе с тем Кыргызстан создает за счет контрабанды и неправильного декларирования проблемы для развития транзитной экономики. После вступления Кыргызстана в ЕАЭС на наш рынок грузоперевозок пришли крупные казахские и российские компании. В результате мы становимся перед угрозой потерять свое участие в рынке грузоперевозок на своей же территории.

По мнению И. Кадырбекова, подобные непредвиденные мероприятия на границе связаны с неподготовленностью вступления Кыргызстана в ЕАЭС. По этой причине Казахстан занимает рынок Кыргызстана и придумывает разные причины, чтобы его удержать. Продукция, поставляемая в Россию и Турцию, провозится через территорию Казахстана. Рынки «Дордой» и «Кара-Суу», являясь хабами для перевозки товаров из Китая в другие страны, создают конкуренцию казахской стороне.

Несколько экзотичную, однако заслуживающую внимания версию выдвигает экс-президент Р. Отунбаева, которую также поддерживает Т. Шабданалиев. Она указала на то, что существующий передел средств от теневого реэкспорта, способствуя обогащению определенных политических сил («матраимовых»), вызывает некоторое недовольство со стороны Казахстана и России.

По мнению политолога Д. Бердакова, действия казахской стороны противоречат статье 25 Договора о ЕАЭС вводимым контролем на контрольно-пропускных пунктах. Недозагруженность хаба «Хоргос» может побуждать Казахстан к определенным неправомерным действиям. Сейчас идет перераспределение средств, которые поступают через таможенные сборы, и Казахстан с Россией заинтересованы в том, чтобы была прозрачность потока товаров.

Следуя словам эксперта А. Медетбекова, полностью искоренить контрабанду не получится. С точки зрения замминистра Министерства экономики КР Э. Алишерова, ввиду того, что экономических границ в рамках ЕАЭС не существует, соответственно, понятия контрабанды на политической кыргызско-китайской границе быть не может. Что касается контрабанды, то в массовом масштабе из Китая ее нет. Есть лишь единичные случаи, которые пресекаются.

В данном случае можно выделить как минимум две проблемы, которые будут влиять на ситуацию кыргызско-казахской границы. С одной стороны, это отсутствие действенной политической воли правительства и, в частности, МИД Кыргызстана в разработке эффективной экономико-транзитной модели сотрудничества с Казахстаном. С другой стороны, существующие механизмы контроля продукции, в дальнейшем перевозимой через территорию Казахстана, не способные предотвратить контрабандный грузопоток.

О проблемах свидетельствует отсутствие эффективной экономической интеграции между Кыргызстаном и Казахстаном в рамках ЕАЭС, что наталкивает на мысль о существовании коррупционных отношений между двумя странами. Они выражаются в том, что казахская сторона закрывает глаза на контрабандный или не соответствующий нормам груз, ввозимый с территории Кыргызстана, однако время от времени использует политические механизмы для нажима на Кыргызстан. В результате большие издержки начинает нести наша страна и предприниматели, что снижает уровень доверия в том числе и среди партнеров из Китая и Турции.

Следует учитывать, что задержка грузов из Турции и Китая может повлиять на транзитные перспективы Кыргызстана. Подобными действиями Казахстан способствует росту интереса китайской стороны и посредников рассматривать другие пути переправки своих товаров в Россию и другие направления. Другим последствием может стать переориентация части перевозчиков на другие товары, которые не подлежат риску дополнительных проверок. Что естественно повлечет за собой потерю рабочих мест для граждан Кыргызстана.

В этой связи, для концептуального решения проблемы и выработки политик необходимо поставить как минимум 4 вопроса:

1. Кто является ключевым актором в принятии решений и через что с ним следует взаимодействовать;
2. На каких правилах игры следует остановиться для решения существующей проблемы;
3. Какие существуют варианты устойчивого развития социально-экономической составляющей;
4. С кем необходимо взаимодействовать на этапе реализации и конечного принятия решений.

Данные вопросы должны учитываться при выборе одной из политик государственными органами. Государство может не предпринимать никаких усилий и лишь при возникновении аналогичных ситуаций заниматься «тушением пожаров». Более целесообразно, на наш взгляд, разработать концептуальную модель и к ней стратегию действий в рамках развития так называемой «транзитной экономики».

Третьим вариантом может стать выработка новой стратегии торгово-экономического формата и стратегии торгово-экономического и политического развития. Одним словом, это означает коренные экономические реформы, влекущие за собой уход от зависимости от «транзитной экономики». Четвертый вариант может учитывать второй и третий варианты, исходя из долгосрочной политики национальных интересов.

Безусловно, Кыргызстан, как страдающая сторона в данной ситуации, должен дипломатическими инструментами решать создавшиеся проблемы, прибегая к некоторым судебным действиям для решения проблемы и, в случае необходимости, возмещения казахской стороной издержек. Должна быть создана постоянная комиссия при компетентных государственных образованиях, которая будет заниматься ситуацией на границе для предотвращения подобных эксцессов впредь. Нашей власти необходимо укреплять отношения с Казахстаном, которые помогут снизить подобные риски.

Фото RFE/RL

231

Написать комментарий: