Статья

Кыргызстан в незавершенной постреволюционной ситуации

Ежегодно в Кыргызстане на официальном уровне отмечается событие – день Народной апрельской революции: когда обычные люди, сместили костенеющую власть К. Бакиева с пьедестала. Тем самым было предотвращено сползание страны в авторитаризм, узурпацию власти и продолжен путь демократических преобразований. Это событие случилось через пять лет после изгнания первого президента А. Акаева. События 7 апреля в отличие от 24 марта были драматичными и кровопролитными.

Оглядываясь на прошедшие события, возникает вопрос, чем были для страны эти два серьезных потрясения и какое они занимают мест в историческом развитии Кыргызстана? Ответ на поставленный вопрос, позволит более точно обозначить то место, где мы находимся, для выхода из состояния нестабильности.

Как известно, революция характеризуется коренным переломом и перестройкой существующих социальных и политических институтов, сменой политического строя, и вектора развития (внутреннего и внешнего). На наш взгляд, основания революции, выражаются в природе бунта, прекрасно проиллюстрированного А. Камю. Его бунт можно представить как состояние, которое может возникнуть, когда «…теоретическое равенство скрывает в себе огромные фактические неравенства…».

Бунт в данном случае это стремление изменить коренным образом существующее положение вещей на более справедливое, как оно мыслится таковым в данном обществе. Это «одно из существеннейшей изменений природы человека…». То есть, бунт это законное право общества на справедливые преобразования.

Если наш посыл является правильным, то социальные (и смеем предположить политические) революции возникают там, где общество преодолевает или вносит изменение в традиционное, сакральное, по сути пересматривает миф, в котором оно существует, прорываясь из коллективного ощущения в большее индивидуальное переживание свободы.

«В сакрализованном мире нет проблемы бунта, как нет вообще никаких реальных проблем, поскольку все ответы даны раз и навсегда», поэтому преодоление сложившегося сакрального в общественном сознании является важной составляющей революции.

Основной наш тезис заключается в том, что события 2005 и в большей степени 2010 года, которые входят в понятие государственного (конституционного) переворота, не являются ни социальной, ни политической, ни той и другой вместе революцией. Более того рассмотрение этих событий в отрыве от становление нашего государства, не дает полной картины происходящих событий.

На наш взгляд, события 2005 и 2010 года являются последующими этапами незавершенной революции, корни которой уходят в период Перестройки, когда усилились социально-политические движения (в том числе и среди молодежи), и которая оформилась в 1991 году, когда возникло государство Кыргызстан.

Ослабленная власть компартии, теряя свои позиции, уступила место другим политическим силам. Отныне движение Кыргызстана определялось в направлении демократического, либерального и правового переустройства. С тех пор попытки отката назад постоянно витали и витают в воздухе, зачастую тормозя политическое, социальное и экономическое развитие страны. С этой точки зрения революционный процесс, который начался в 1991 году, для нашей страны до сих пор не закончился. Он трансформировался в постреволюционный.

Постреволюционный процесс характеризуется неоформленностью и незавершенностью революции, когда не закрепились ее преобразования и достижения, когда сохраняется неустойчивая социальная и политическая ситуация, время от времени приводя в движение элитные образования и общество. Актуальной остается дилемма: либо вернуться к авторитарности, либо завершить начатые демократические преобразования до состояния устойчивости. Причем окончательный образ того, каким должен быть Кыргызстан, может быть неизвестен.

Таким образом, мы живем в ситуации перманентной постреволюционной ситуации, которая временами переходит на латентный уровень, временами обостряется, приводя в движение социальные массы. Сами же мартовские и апрельские события правильней охарактеризовать как эволюционные потрясения внутри постреволюционного развития.

Эти потрясения оказались эффективными способами обратной связи между властью с одной стороны и оппозиционными силами, гражданским обществом, а также зарождающимся предпринимательским сообществом с другой. В нашей ситуации природа политических переворотов, которые, как мы отметили выше, являются эволюционными потрясениями продолжающегося постреволюционного процесса.

Они сводятся к тому, что накопленный потенциал реформ и преобразований, стремящийся к парламентаризму, вступил в противоречие с попытками построить авторитарное государство. Иными словами, причинами двух переворотов были вполне закономерные причины, которые не наблюдала в свое время свергнутая власть или пыталась им противодействовать.

Перечислим существенные признаки указывают нам на то, что мы живем в постреволюционном развитии (процессе):

- Заложенные на заре становления демократические, правовые и экономические институты, которые были скопированы с западных стран, до сих пор воспроизводятся и живут некоторым параллельным существованием по отношению к повседневной жизни, где действуют несколько иные нормы. Прошедшие два переворота не сильно изменили ситуацию.

Неустойчивость сохраняется и по настоящее время, примером чему служат политические события, которые происходят в настоящее время на фоне некоторых разногласий между предыдущим и действующим президентом, смена на этом фоне руководителей министерств и ведомств, внесение через референдум изменений в Конституцию, вопреки мораторию на изменения до 2020 года и так далее. Подобные вещи происходят и на уровне местного самоуправления;

- Решающее воздействие родоплеменных отношений на принятие политических решений, где влиятельные силы не готовы к качественным изменениям. В период перестройки начали усиливаться тенденции родоплеменного фактора на политическую реальность. Несмотря на принятие множества законов, сегодня этот фактор присутствует при отборе на назначения в государственные органы и посты, в органы местного самоуправления, при распределении финансовых средств и так далее;

- Неразвитость института выборов. Подобная ситуация складывается давно. Прослойка граждан, осознанно и взвешенно принимающих решения в пользу того или иного кандидата, малочисленна. Это основание, как мы думаем, позволяло двум свергнутым президентам пытаться продлить или закрепить за собой властные полномочия. И именно оно давало уверенность президенту К. Бакиеву пойти на беспрецедентный шаг – устранить существующий институт президентских выборов.

После совершения двух переворотов, которые так или иначе находили свои причины в слишком грубых нарушениях правовых и традиционных норм, уровень осознания электоратом своей роли и ответственности за выборы президента или кандидата в Жогорку Кенеш остается не на высоком уровне. Предвыборная кампания кандидатов зачастую пестрит популизмом и нереализуемыми обещаниями.

Электорат часто не владеет информацией о предвыборной программе кандидатов, не требует ответственности, в случае невыполнения обещаний. Как и прежде присутствует подкуп, влияние родственных связей, подделка голосов, вбросы и так далее. Но справедливости ради нужно отметить, что граждане активно участвуют на выборах. Но право на выбор не реализуются в полной мере;

- Фактическая зависимость силового блока и судебной системы от президента страны. Данная ситуация порождает коррупцию, формирует потенциал для разворачивания репрессивного аппарата и возможности формирования предвзятых судебных решений. Это является одним из факторов невозможности искоренить в этих сферах коррупцию, провести качественные и эффективные реформы в системе правоохранительных структур и судебной системы;

- Существующая связка «власть-собственность» приводит к сращиванию государства и экономики. Государство так же, как и частные компании, создает товары и услуги, которые навязываются населению. Некоторые исследователи рассматривают нашу государственную систему как инвестиционный рынок, а государственные должности как объекты инвестиций.

В этой ситуации приватизация, реализация государственных проектов может проходить в ущерб государственным интересам. За все время существования независимого государства эта проблема так и не была кардинально решена, несмотря на заверения всех президентов бороться с ней через привлечение к ответственности чиновников за совершаемые деяния.

- Совершенствование института коррупции как неотъемлемой части принятия политических решений и государственного управления, что по мнению Йохана Энгвалла снижает качество государственного управления. Фактор коррупции пронизывает все уровни управления государственных и местных органов власти. Несмотря на заявление всех президентов о системном искоренении коррупции, в этом процессе наша страна недалеко продвинулась;

- Постоянная перетасовка авторитетных и влиятельных политических деятелей в системе государственного управления за неимением иных. Подрастающее поколение лишь встраивается в существующую систему, не имея возможности и ресурсов изменить ее.

Поводя итоги, хотелось бы сказать, что пока не завершится постреволюционный процесс, невозможно говорить о вхождении Кыргызстана в стабильное состояние. В этой связи будет сохраняться система коррупции, общество не будет реализовывать право на выбор власти, предыдущие лица, принимающие решения, будут вмешиваться в принятие решений нынешней власти, что может отображать ситуацию появления двоевластия.

Опасность пребывания в постреволюционном состоянии чревато выгоранием и снижением потенциала человеческих ресурсов. В этой связи необходимо, чтобы все существующие влиятельные политические силы договорились о правилах игры, которые не должны нарушаться.

Другим элементом должно стать формирование некоего образа будущего страны, где лица, принимающие решения, должны как субъекты деятельности нести ответственность за все то, что они принимают. И третьим элементом, как нам видится, должен стать фактор некой политической силы, которая возьмет на себя всю ответственность по преодолению постреволюционной ситуации.

2473

Написать комментарий: