Статья

Президентские качели - изменчивость политических симпатий общества

Алмазбек Атамбаев возглавил СДПК, объявил о своем недовольстве действиями президента Сооронбая Жээнбекова и провозгласил движение в сторону формирования парламентской формы правления.

Очевидно, что «портфельная» война после этого приобретет еще больший накал. Команда Жээнбекова пока малочисленна, технологически плохо простроена, но все громче заявляет о своих претензиях на ключевые посты. Команда экс-президента все еще имеет численное преимущество и относительно сплочена вокруг своего шефа, поскольку от этого зависит их политическое будущее. Кто в этой ситуации возьмет верх? У действующего президента есть для этого все инструменты. Однако не все так просто.

Чтобы побеждать, надо действовать

Пока инициатива на стороне более искушенного в политических баталиях Атамбаева. Политическая власть - это не только потенциальные полномочия президента, которые прописаны в законах. Это еще и воля на то, чтобы пользоваться ими. Само по себе ничего не делается.

Многое сегодня зависит от Жогорку Кенеша. Кто имеет большинство в этом органе, тот и проводит свою политику. Известно, что депутатский корпус у нас крайне нестабилен, склонен к частой смене своей позиции, подвержен материальным соблазнам и быстро реагирует на силовое давление. Пока ключевые силовые органы продолжают оставаться под контролем ставленников экс-президента, депутатский корпус, по крайне мере значительная его часть, будет внимательно прислушиваться к мнению Атамбаева и людей из его команды.

Общественное мнение сегодня расколото, однако в большей степени оно лояльно к нынешнему главе государства. Во многом это объясняется тем, что он является новой политической фигурой, а с такой всегда связываются лучшие надежды. Кроме того, все политические оппоненты экс-президента, которых немало, автоматически встали на сторону Жээнбекова и требуют от него решительных действий. При этом Жээнбеков пока не прояснил свою позицию, кого он рассматривает в качестве своих союзников, насколько решительно он будет действовать и как далеко он готов пойти.

Кому нужна смена формы правления?

Переход к парламентской форме правления стал уже частым процессом на постсовестком пространстве. Так поступали в Молдове и Грузии, а совсем недавно сделали в Армении. Эта трансформация создает возможность ухода от сильных президентских полномочий следующего президента и формирует возможность остаться на политическом олимпе для экс-президента и его команды.

Правда, если посмотреть на опыт вышеперечисленных стран, то видно, что экс-президенты там не смогли в полной мере воплотить в жизнь свои политические амбиции. Одно дело - планирование на бумаге, а другое - реальная политическая жизнь. Власть любят не только экс-президенты, но и те, кто приходят им на смену.

Если говорить о том, нужно или нет переходить на полностью парламентскую форму правления в Кыргызстане, то здесь надо понимать, что она с собой может принести, а что нет.

Парламентская форма ставит президента под полный контроль парламента и лишает его возможности проводить самостоятельную политику. Она формально способствует росту политического плюрализма, большей открытости и демократизму. Однако, надо понимать, что прозрачность и демократизм не являются самоцелью системы государственного управления в любой стране.

Цель системы управления – эффективность в работе. Демократические выборы, конечно, ценны сами по себе, но теряют эффективность как инструмент народовластия, если к власти приходят демагоги-коррупционеры.

В разных странах эффективность госуправления может достигаться разными способами. То, как это делалось, например, в Сингапуре и Великобритании, существенно различается набором используемых инструментов. В Сингапуре, где необходимы были быстрые и эффективные реформы, упор был сделан на жесткие антикоррупционные меры, резкое повышение уровня образования и создание рабочих мест. Вопросы политического плюрализма были поставлены во вторую очередь. Англия имела другую историю и другие вызовы, которые она, соответственно, решала иными способами.

Готовых моделей нет

Парламентаризм бывает разным даже в Европе. Там есть парламентская республика в Греции, которая еще совсем недавно была примером коррупции и неэффективности в госуправлении. Там есть также хорошо организованная и высокоэффективная парламентская Германия, которая успешно совмещает открытость парламентаризма с быстротой и четкостью работы исполнительной власти. Из этого очевидно, что парламентаризм в разных странах дает разные результаты.

Главная проблема современного Кыргызстана - это коррупция. Парламентская форма не является панацеей от коррупции. Возможно, даже наоборот, она менее приспособлена для быстрых и решительных антикоррупционных реформ.

В Грузии, кстати, все ключевые антикоррупционные реформы Михаил Саакашвили провел обладая очень сильными, граничащими с диктаторскими, президентскими полномочиями. Это к вопросу о том, что сильными президентскими полномочиями можно распорядиться на благо страны, а можно и на благо своей семьи, как это было не раз у нас в Кыргызстане.

Сегодняшний олигархический парламент без всенародно избираемого президента, скорее всего, будет способствовать еще большей коррупции, безответственности и торможению необходимых реформ. Следовательно, чистая парламентская форма с президентом, избираемым парламентом, приведет скорее не к повышению эффективности государственного управления, а лишь создаст условия для выживания ряда политических сил.

Поэтому вовлечение сейчас общества в очередную (а их у нас было уже десяток) конституционную реформу мало что даст для продвижения реальных реформ в стране, а только отвлечет внимание от действительно серьезных проблем. Необходимо оставить главный закон страны в покое и заняться реальной работой. Для этого есть все необходимые инструменты, нужна только сильная политическая воля и знания, как проводить реформы.

Что важно?

За всеми разговорами о том, поссорились или нет между собой бывший и действующий президенты, кто займет какой пост, на самом деле за бортом остаются действительно важные вопросы. Главный из них – какие системные реформы будет проводить Жээнбеков?

Как бы сложно ни было президенту, какое бы количество задач и проблем ни ложилось на его плечи, он должен дать четкую картину - куда и как он собирается вести Кыргызстан? Кто его команда? Какие конкретно люди планируют реформы и как они будут осуществляться? Заниматься переформатированием политического пространства будет любой президент, это нормально. Однако сама по себе «портфельная» война ничего ценного народу не несет, разве что кроме тех, кто становятся новыми обладателями заветных должностей.

За прошедшее время была запоминающаяся речь на Совете безопасности, где президент четко и ясно расставил акценты. Все ждут системных изменений. Будут ли они? Сегодня общественное мнение на стороне президента. Люди ждут и хотят помочь ему. Это очень благоприятная ситуация для проведения реформ.

Однако политические симпатии народа изменчивы. Завтра все может поменяться. Приход к власти людей нового президента - это вопрос времени, но очень скоро им придется отвечать на те же вопросы, что задавали их предшественникам. Если у них не будет что ответить, то общественное мнение может резко развернуться в другую сторону.

Фото Султана Досалиева, ©President.kg

742

Написать комментарий: