Статья

Суд с удобствами во дворе: сравнительные заметки журналистки из Оша о правозащитной стажировке в Москве

Много лет занимаюсь мониторингом судов в Оше и Ошской области, и всегда интересовало, как проходят слушания в других городах и странах. И вот выпала возможность посетить слушание в одном из московских судебных участков мирового судьи. В России нет понятия “мировой суд”, есть понятие “мировые судьи”, они занимают положение первого звена судебной системы и входят в суды общей юрисдикции. Рассматривают некоторые уголовные и гражданские дела и дела об административных правонарушениях.

Отличия от ошских судов начались при входе. Если в Оше доступ в здание суда свободный (хотя были попытки установления турникетов, иногда дежурный спрашивает причину визита), то в Москве нужно предъявить документ, удостоверяющий личность, данные вносятся в журнал, у посетителя интересуются номером мирового суда, так как в здании их несколько, и затем даются указания на каком этаже находится нужный кабинет.

В зимнее время в здании было очень тепло, сотрудники ходили в тонкой одежде и легкой обуви. Как у нас, так и здесь здание оборудовано камерами видеонаблюдения, на всех кабинетах имеются таблички с указанием фамилии, имени и отчества судьи. Возле кабинета стоит скамья для ожидания очереди процесса, рядом находится письменный стол и вторая скамья, что очень удобно для участников процесса, когда нужно написать документ, поставить подписи. К сожалению, в Оше этого нет.

Главным отличием было наличие зала судебных заседаний при каждом судье. То есть здесь нет очереди назначенных на один день процессов, которые не начинаются вовремя по причине занятости зала. Здесь не толпятся люди и нет привычного для ошских коридоров шума. У нас эту проблему решают проведением процессов в кабинете судей, что является нарушением гласности справедливого судопроизводства, но это вынужденная мера, так как на почти два десятка судей в горсуде приходятся 3-4 зала, нагрузка у судей значительная, в день каждый судья может рассмотреть более 5 разных дел. Другой причиной задержки ошских слушаний является занятость обвинителей: процессов много, прокуроров 2-3.

Сравнивая условия, нужно заметить еще одно отличие в пользу российских судов - это доступность уборных для посетителей. В здании мировых судей на каждом этаже была чистая и просторная уборная комната. В ошском городском суде это большая проблема: уборные предназначены только для сотрудников суда, только у них имеются ключи от дверей. Посетителям предлагается искать уборную вне здания суда, что крайне неудобно. В ошском областном суде имеется общественный туалет на улице с выгребной ямой, понятно, что условия там ужасные. А ведь в областной суд приезжают люди из отдаленных сел, и они испытывают нехватку элементарных условий быта. Как налогоплательщику, хотелось бы, чтобы было больше заботы и внимания к гражданам своей страны.

Молодые кадры

Как и в Оше, в Москве не все процессы начинаются в назначенное время. В этот раз 45-минутная задержка возникла из-за опоздания подсудимой. Так как подсудимая является гражданской другого государства, Российская Федерация предоставила ей переводчика.

В светлом зале было просторно, до начала процесса помощница судьи спросила у меня: “Кто вы?”, на что я ответила, что просто пришла на процесс в качестве публики и задала вопрос: “Процесс же открытый?”. После утвердительного ответа больше вопросов ко мне не было.

Удивил возраст судьи – молодая женщина с длинными светлыми волосами, аккуратно убранными в “конский хвост”, черная мантия с белым галстуком казалась слишком свободной для ее телосложения. В прошлом она была помощником прокурора межрайонной прокуратуры. Обвинение представляла прокурор, которая выглядела еще моложе судьи. Слушание продолжалось более часа, было насыщенным, быстрым.

Судья соблюдала все процессуальные нормы, разъясняла права и обязанности сторонам, проявляла внимательность, была учтива и вежлива. Каждый раз интересовалась: “Можно ли завершать допрос?”, “Есть ли еще вопросы и можно ли завершать судебное следствие?”. Так и должно быть, когда судья проявляет максимальный интерес к делу, вникает во все тонкости, задает уточняющие вопросы, просит участников не отвлекаться на другие темы и говорить только по существу и не повторяться. Один раз, когда один из участников не сдержал эмоции, судья сделала замечание.

К сожалению, на ошских слушаниях было замечено, что не все судьи настолько заинтересованы в рассматриваемом деле, подчас проявляют равнодушие, почти не обращают внимание на выкрики сторон, редко задают уточняющие вопросы. Секретарь суда делал записи вручную на листе бумаги, и на столе не было компьютера или диктофона. В Оше некоторые секретари практикуют ведение аудиозаписи на сотовый телефон. Продвинутые адвокаты ведут постоянно аудиозапись, о чем уведомляют суд. Были примеры в Оше и Кара-Суу, когда сотрудники прокуратуры проявляли незнание законов и настаивали на запрете аудиозаписи, но эти нормы прописаны в НПА.

Семейные разбирательства: палец за палец

Рассматриваемое дело оказалось показательным в сфере защиты прав женщин. Семейная история начиналась красиво, когда русский парень, любитель путешествий, заехал на другой континент и плененный красотой местной девушки, увез ее в свою страну. Они поженились, родился ребенок. Спустя годы возникли проблемы: муж пристрастился к алкоголю, не имел постоянной хорошо оплачиваемой работы, у жены появились сложности с оформлением регистрации для трудоустройства. Ссоры стали систематическими, дело доходило до рукоприкладства. Свекровь обвиняла жену-иностранку в меркантильности, что она якобы пытается заполучить половину жилья ее сына. Жена обвиняла мужа в избиениях, а он ее в неряшливости.

Около года назад жена обвинила мужа в нанесении побоев, что привело к перелому пальца. Мужа признали виновным по статье 112 “Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью” Уголовного Кодекса Российской Федерации, и он был осужден к одному году ограничения передвижения.

Они до сих пор живут на одной жилплощади. Когда ему предложили снять жене квартиру и спокойно развестись, он отказался и выдвинул свой вариант: “Я оплачиваю ей дорогу на ее родину, пусть уезжает, хоть одна, хоть с ребенком”. Сказка закончилась, заморская игрушка оказалась ненужной. Но жена – женщина с характером, стала отстаивать свои права, обратилась за помощью в Консорциум женских неправительственных объединений, где ей предоставляют правовые консультации.

Сейчас это семейное дело обросло множеством проблем: в гражданском суде рассматривается вопрос о разделе жилья и праве опеки над ребенком. В ноябре прошлого года после очередной кратковременной, но очень бурной ссоры уже муж заявил на жену о нанесении ему повреждений. Он утверждал, что жена накинулась на него, он упал и сломал палец. В суде он рассказал, что она его душила, выдрала клок волос и вдобавок укусила его в плечо. К слову, он почти под два метра здоровый мужчина, она маленькая и худенькая женщина.

Он добавил, что из-за травмы пальца он потерял трудоспособность почти на месяц, а это нанесение средней тяжести вреда здоровью, то есть та же 112-я статья УК РФ, но теперь, пострадавший – муж, а обидчик – жена. История закольцевалась.

После того инцидента жена тоже заявила о побоях, но результаты осмотра показали нанесение легкого вреда здоровью, и дело в отношении мужа было заведено в административном порядке по статье “Побои”. Эта статья в России в прошлом году была декриминализирована и переведена в административные правонарушения с наказанием в виде штрафа. Административное дело жены против мужа рассматривается отдельно.

В суде жена рассказала, что муж унижал ее и систематически избивал. Вместе со своей матерью муж написал заявление в посольство ее страны, обвинив ее в плохом уходе за ребенком. Женщина добавила, что из-за отсутствия нужных документов она не могла устроиться на хорошую работу, каждый день она вынуждена была думать о том, как заработать немного денег, чтобы купить еду для семьи. В тот день она рассказала, что это он ее ударил в живот, хватал за волосы. Она была вынуждена защищаться. Она сказала, что не пинала его, как он указал. Уже после процесса женщина с горькой улыбкой заметила: “А ведь когда-то у нас была настоящая любовь!”

В своей речи прокурор отметила отсутствие отягчающих обстоятельств дела и наличие двух смягчающих: женщина не судимая и у нее есть малолетний ребенок. Обвинитель попросила для нее назначить наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год с удержанием 10% заработка в доход государства. Прокурор выступила быстро, говорила, опустив голову, не очень внятно.

Адвокат женщины просила суд оправдать ее подзащитную, отметила сомнения в получении травм пострадавшего, отсутствия достоверных доказательств вины подзащитной. В последнем слове подсудимая повторила, что не ломала мужу палец, виновной себя не признает.

Судья зачитала весь приговор, отметила причины отказа в принятии ходатайства адвоката подсудимой о проведении более тщательного судебно-медицинского исследования о полученных травмах. Суд признал жену-иностранку виновной в нанесении среднего вреда здоровью мужу. Судья добавила, что подсудимая относится к категории граждан, к которым возможно применение более мягкого наказания и вынесла приговор: 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% дохода в пользу государства. У сторон имеется срок для обжалования.

Работа правозащитников

По словам руководителя Консорциума, адвоката с 10-летним стажем Мари Давтян, подобные дела, когда мужчина признается жертвой, стали типичными для страны. Таким образом они пытаются избежать наказания в делах о семейно-бытовом насилии. Консорциум объединяет свыше 100 региональных организаций, на данный момент имеется около 60 дел о насилии по всей стране. Оказание бесплатной правовой помощи проходит в рамках реализуемого гранта Фонда президентских грантов.

Пострадавшая женщина должна сама написать заявление в полицию, если ей там откажут, она должна обратиться в суд, найти и оплатить услуги адвоката и в суде доказывать, что она – жертва. Каждый раз ей придется заново пересказывать о произошедшем, что негативно отражается на ее психическом и физическом здоровье. В свою очередь, это влияет на отношения с детьми и их морально-психологическое состояние, ведь они заложники ситуации. Адвокаты пытаются добиться применения аудио и видеофиксации допроса пострадавших женщин, как это прописано в законах по несовершеннолетним, но не всегда им удается. “Нет закона против насилия и все тут”, - каждый раз вздыхают российские адвокаты. Система...

По статистике около 40% тяжких преступлений совершается в семье, в 93% случаев жертвами становятся женщины, лишь в 7% - мужчины. Отсутствие закона не позволяет вести более точную статистику по насилию.

Много лет активисты пытаются добиться принятия законопроекта против семейно-бытового насилия, который будет более эффективен, чем отдельные статьи гражданского, уголовного и административного кодексов. Авторы законопроекта стремятся к тому, чтобы пострадавшую женщину защищало государство (она напишет заявление, а все остальное будет делать полиция).

В стране нет охранных ордеров, хотя это практикуется в 119 странах, включая Кыргызстан. Например, в Кыргызстане по данным Нацстаткома со ссылкой на МВД, в 2015 году был выдан 3 201 ордер, а в 2016-м уже 7 005 (из них 98% выдано мужчинам и 2% женщинам). Согласно новому закону КР “Об охране и защите от семейного насилия”, запущены коррекционные программы для обидчиков.

В России ситуация с насилием ухудшилась после декриминализации побоев, теперь муж за побои жене будет оштрафован в пользу государства, выплата штрафа ляжет обременением на семейный бюджет. Другой вид наказания – арест на 15 суток. Если в результате побоев нанесены более серьезные повреждения (переломы, сотрясения), то это уже уголовное дело с максимальным наказанием лишением свободы до трех лет. Правозащитники не раз говорили, что если жена заявит на мужа и его привлекут по административной части, то после отбывания наказания отношения в семье могут ухудшится, а это чревато более серьезными последствиями для всей семьи.

По словам экспертов, полиция неохотно реагирует на вызовы, связанные с семейным насилием, типа “пошумят и успокоятся”. Устойчивость стереотипов и виктимизация жертвы способствуют некоторому оправданию применения насилия. Адвокат Давтян уверена, что нужна совместная работа с законами и обществом, только вместе это сработает в борьбе со стереотипами.

Активисты высказывали сожаление, что не все депутаты-женщины являются сторонниками принятия закона. Периодически группа поддержки поднимают информационную кампанию против насилия. Общество реагирует по-разному, часто слышны знакомые выражения: “сама виновата”, “бьет – значит, любит” и т.д. Для многих приверженцев традиционного патриархального общества насилие является частью семейных отношений и поэтому к нем следует относится нормально. Активисты призывают отказаться от этой модели, они продвигают общие ценности уважения к личности и свободе другого человека.

Одна из сотрудниц кризисного центра поделилась мнением, что в России к женщине слишком много требований: “Когда одной зарплаты мужа не хватает, чтобы прокормить семью, женщина тоже идет на работу, а при этом надо успевать следить за домом, детьми и быть красивой. Тройная нагрузка”.

Финансово реализация закона не затруднительна для страны. По одной из услышанных версий, принятие закона оттягивается потому, что государство канонизирует насилие, чтобы у мужчин оставался выход агрессии дома на близких, иначе они пойдут на митинги и начнут требовать от власти исполнения обещаний по улучшению жизни в стране.

Шаг вперед

Из положительных изменений эксперты называют принятие в прошлом году (подарок женщинам на 8 марта) Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2022 годы. Документ содержит основные направления госполитики в отношении женщин с целью продвижения принципа равных прав и свобод мужчин и женщин, создание равных возможностей.

Некоторые данные из Стратегии: женщины составляют более половины населения страны, уровень экономической активности в трудоспособном возрасте составляет 77%, доля занятых женщин от общей численности населения составляет 49%. По-прежнему представленность женщин в научной сфере (25% среди докторов наук) или на руководящих позициях (менее трети) существенно ниже, чем мужчин. Труд женщины оплачивается ниже (чуть более 70% средней заработной платы мужчин по данным на 2015 год).

Для участия в политической деятельности у женщин и мужчин равные возможности, но это только на бумаге. Мало женщин в законодательных органах, например, в январе прошлого года доля женщин в Совете Федерации РФ составила 17%, среди депутатов Госдумы – 15,6%. В беседах активисты отмечали сложности женщин участия в выборах: отсутствие материальной поддержки, устойчивость гендерных стереотипов о социальной роли женщины, требования выдвинувшей ее партии соблюдать их правила.

Схожие проблемы и в Кыргызстане. Ольга Лавринович - активист из города Токмок (недалеко от Бишкека), руководитель Фонда Корнелиуса, в прошлом председатель молодежного крыла Полиэтнического центра, который объединял 16 диаспор, как бывший депутат местного совета она рассказала о необходимости поддержке женщин как во время выборов, так и после прохождения, чтобы не было случаев устранения женщин после выборов, так как это место понадобилось другому члену партии. Она приветствует увеличение молодежи в политике, но некоторым нужно работать над образованием, чтобы глубже понимать ситуацию.

Такое отношение к женщинам в КР способствует снижению их участия в выборных процессах. По данным депутата Жогорку Кенеша КР Айнуру Алтыбаевой, в пятом созыве в парламенте было 21% женщин, в шестом созыве -16%. То есть из 120 депутатов всего 19 женщин. Она призвала соблюдать гендерную квоту при составлении состава парламента. И особенно при замене фракциями одного депутата другим. Согласно квоте, представители одного пола не должны составлять более 70% депутатов.

Другой депутат, в прошлом журналист “Азаттыка” Аида Касымалиева отметила, что назначение в КР женщин на посты генерального прокурора судей носят формальный характер. Она отметила, что в районах нет женщин-глав сельских управ, там по-прежнему руководят мужчины, имеющие связи в бизнесе и политике. Весной 2017 года Жогорку Кенеш принял законопроект, согласно которому при назначении женщин-депутатов на другие должности вакантное место может занять только следующая по списку партии другая женщина. Норма вступит в силу с 2020 года.

Далее, в российской Стратегии говорится, что профилактика насилия против женщин в РФ недостаточно эффективна. “Почти половине всех особо жестоких бытовых убийств предшествует длительная конфликтная ситуация в семье”. Одной из причин отсутствия официальной и более точной статистики по преступлениям в отношении женщин называется то, что зачастую пострадавшие не обращаются в правоохранительные органы и медицинские организации. В кризисных центрах страны ежегодно получают помощь около 60 тысяч женщин и 10 тысяч девочек, подвергшихся насилию. Но кризисные центры есть не во всех субъектах РФ и общественные организации “недостаточно вовлечены в процесс оказания помощи женщинам, пострадавшим от насилия”.

В качестве направления реализации стратегии обозначен один из пунктов: “совершенствование законодательства в сфере профилактики семейно-бытового насилия”.

Ситуация в обеих странах показывает схожие проблемы: у нас закон есть, но насилие все еще остается достаточной угрозой безопасности граждан, у них закона нет и им сложнее отстаивать права пострадавших. Везде нужна работа с обществом, информирование и еще раз информирование.

Фото Марка КРУТОВА, ®RFE/RL

334

Написать комментарий: