Статья

Оппозиционные партии в Кыргызстане и государственные гарантии их деятельности

Важной проблемой является отсутствие реальной социальной базы и то обстоятельство, что существующие политические партии возникли не как естественное продолжение политической активности людей, а как инструменты политического действия отдельных лидеров и межклановых схваток. В силу этого они не являются носителями власти и не обладают возможностями для весомой деятельности. Их политическое влияние в основном формируются за счет пиара. Однако этого недостаточно, чтобы стать эффективной, влиятельной и долговременной силой.

Другой ключевой проблемой является отсутствие политических и интеллектуальных элит, что является следствием общего снижения уровня политической культуры в результате двух «революций». В результате существующая в стране тонкая элитная прослойка практически полностью отчуждена от политики, а новая элита скоро не взрастет. Причем, она не вырастает при квазидемократии, что обязывает власть и общество проводить реальную демократизацию всех сфер жизни.

Причиной слабости отечественных партий является отсутствие у них национальных проектов. Большевики, например, имели проект «образования СССР как государства рабочих и крестьян». Реальная власть - это проектная власть. У большинства партий Кыргызстана нет своих проектов, за исключением может быть партии «Онугуу-Прогресс», осуществлявшей проекты по возрождению в стране сети машинно-тракторных станций (МТС), а в Бишкеке - проект «Светлый город», ставящий целью осветить городские дворы.

Развитие партий сильно тормозится большой зависимостью партийной системы от бюрократического и олигархического государства. Ситуация будет длиться до тех пор, пока перераспределение уже существующего капитала (финансового, производственного, политического и т.п.) будет приносить большие дивиденды, чем усилия по созданию нового капитала. До тех пор вопрос о самодостаточности политических структур будет преимущественно отрицательным.

Остается узкой политическая база для демократических преобразований из-за отсутствия критической массы самих демократов. Демократическое сознание формируется только длительной работой и существованием в соответствующей среде. Поэтому нарастание массы демократически ориентированных людей может происходить достаточно долго. Перспективной для решения этой задачи является работа в молодежной среде, больше остальных заинтересованной в прогрессе. Однако сегодня только несколько партий ведут такую работу.

В отличие от Европы, где есть стандартный «европейский букет», состоящий из либеральных, социал-демократических, консервативных партий, которые добиваются прогресса попеременно приходя к власти, в Кыргызстане не происходит принципиальной смены политики, т.к. нет таких партий.

В ближайшие годы должно произойти переформатирование кыргызского политического поля за счет перегруппировки существующих партий путем их слияния и объединения. Число партий должно было значительно сократиться, но не сокращается и продолжает расти.

Сохранится разделение партий на власть и оппозицию. Борьба между ними будет вестись под знаменем более радикальной демократизации.

Однако очевидно и то, что партийное пространство будет все больше испытывать влияние общемировых тенденций. Одна из них свидетельствует о том, что в политике будет сокращаться роль партий и возрастать значение других институтов гражданского общества, в отличие от партий, представленных целым рядом многочисленных организаций, созданных самими гражданами для реализации своих интересов.

В среднем по расчетам различных экспертов, в США и других западных странах общая численность членов политических партий составляет от 1 до 5 % населения. В то же время число людей, участвующих в работе гражданского сектора составляет свыше 50 %, в Германии – свыше 30 % и т.д.

Примерно такая же тенденция наблюдается и в КР, которую негласно называют не только «демократическиv островком», но и «страной НПО». Ни одна партия не в состоянии столь масштабно выражать и реализовывать общественные интересы, как это может гражданское общество. В Европе пик влиятельности классических политических партий сейчас уже позади.

Поэтому в настоящее время нет необходимости в создании массовых политических партий в Кыргызстане по типу КПСС. Больше востребованы и необходимы кадровые партии, распространенные в демократических странах и работающие на профессиональной основе, которые способны обеспечить вхождение по списку в законотворческие органы страны специалистов высокого уровня (юристов и экономистов, в частности), политиков-профессионалов.

Одним из важных показателей качества демократии и состояния политической системы государства является развитость оппозиции, ее встроенность в политическую систему, умение выражать и отстаивать интересы меньшинства.

Вот, например, как встроена в политическую систему своей страны шведская парламентская оппозиция. Оппозиции, чтобы она попросту «не бузила» и направляла свою деятельность в созидательное русло, понимало ответственность за судьбу страны, предоставляют место спикера риксдага и право возглавить два важнейших комитета - по бюджету и безопасности.

Кто может лучше проконтролировать эти сферы кроме оппозиции, считают шведские политики. И так рассуждают во многих демократических странах. У нас тоже начался этот процесс, но мы находимся в самом ее начале. А в целом с оппозицией по инерции предпочитают бороться силовыми методами.

Если характеризовать кыргызскую оппозицию в целом, то следует отметить ее аморфность (кланы, региональные элиты, отсутствие национальной элиты), слабую включенность в политическую систему государства, из-за чего правящим классом в КР выступают не партии, а бюрократия, отсутствие четкой законодательной базы для деятельности (процедур, механизмов), отсутствие демократических политических традиций и т.д.

Развитию демократической оппозиции сильно мешают: существующая политическая культура, вышедшая из недр советского общества, местные традиции трайбализма и регионализма, большевизм и политический конформизм правящих элит, рассматривающие оппозиционность как враждебную деятельность по отношению к государству, как временное неустойчивое состояние. Традиционализм и местничество усиливают межклановое и межрегиональное соперничество, мешают формированию национального самосознания и целостного восприятия общих проблем.

В Кыргызстане актами, регулирующими деятельность оппозиции, являются Конституция, законы о политических партиях, законы о выборах президента, депутатов Жогорку Кенеша и депутатов местных кенешей. В прошлом предпринималась попытка принятия специального закона о гарантиях оппозиционной деятельности, но идея не нашла поддержки у самой оппозиции, которая заподозрила в этом какой-то подвох. Нет в Кыргызстане также традиций и обычаев, которые в некоторых странах выступают регуляторами отношений между властью и оппозицией.

Место и роль оппозиции в политической системе Кыргызстана недостаточно определенное. В беспартийных и однопартийных системах оппозиция, как правило, не встроена в политическую систему. Иначе обстоит дело в двухпартийной и доминирующей партийной системе, где оппозиция встроена в политическую систему. Такая практика в Жогорку Кенеше начала реализовываться начиная с 4-го созыва, где оппозиционные партии получили определенные гарантии и парламентские портфели и т.д. В регламенте парламента им предоставлялась определенная квота при занятии парламентских должностей председателей комитетов и заместителей председателей комитетов и комиссий, членов ЦИК и т.д.

В многопартийных же системах, как нынешняя в КР, оппозиция может быть встроена в политическую систему, а может и нет. По взаимоотношениям между парламентскими фракциями и при формировании коалиции большинства иногда складывается ощущение, что все партии в парламенте похожи друг на друга как близнецы, в парламенте нет никакой оппозиции и нет политической, идеологической борьбы, соревнования партийных концепций и стратегий.

Партии, не состоящие в коалиции большинства, за исключением отдельных персон, фактически не ведут оппозиционной деятельности, растворяясь на общем фоне бюрократической машины. Подчас в качестве оппозиционной силы более эффективно выступают некоторые партии коалиции большинства, как это было с «Ата Мекеном», чем официально признанная оппозиция.

Как политический институт, оппозиция должна представлять и выражать интересы политического меньшинства, иметь свою электоральную базу поддержки, программу деятельности, финансовую поддержку (промышленные и финансовые группы, кампании, концерны), а также интеллектуальные и людские ресурсы (институты, центры и т.д.). Но с наличием всех этих компонентов у кыргызской оппозиции всегда были большие проблемы.

Причем, в Кыргызстане не совсем понятны объекты оппозиционной деятельности, ибо из-за недостаточной организованности оппозиции и ее мелкофрагментированности, отсутствие идейного стрежня, идет борьба «всех против всех». В президентских системах, как правило, объектом оппозиционной деятельности становится президент. В парламентских системах – правительство. В смешанных системах – либо президент, либо правительство. Объектом может стать институциональный объект - государство, нация, религия и т.п. На местном уровне – губернатор или мэр.

В Кыргызстане объектами оппозиционной деятельности становятся все институты. Среди институциональных следует отметить государство, нацию, язык и религию. Борьба узбекских радикалов за автономизацию юга страны привело к кровопролитному этническому конфликту в июне 2010 года. Не утихают политические страсти по поводу русского языка, который имеет в республике статус официального. Сторонники тенгрианства – основного верования в ЦА до принятия и распространения ислама, требуют официального признания тенгрианства религией и регистрации ее Минюстом республики.

В Кыргызстане есть парламентская оппозиция, но она никакая, т.к. абсолютное большинство партий – «центристские» и среди них нет настоящих «правых» и «левых» партий.

В плане формирования демократической оппозиции Кыргызстану предстоит еще многое сделать. Один из вариантов решения этой проблемы состоит в том, чтобы принять специальный закон о регулировании или гарантиях оппозиционной деятельности и воспитания таким образом новой политической культуры среди граждан страны.

Таким образом, в партийном строительстве для Кыргызстана предоставляется возможность выбора: либо идти по пути отсталых подходов, технологий и инструментов, либо перейти к их новым форматам, отвечающим современным мировым стандартам и обеспечивающим эффективную политику.

Фото TASS.

2881

Написать комментарий: