Статья

Кто должен избирать главу государства: народ Кыргызстана или Жогорку Кенеш?

Первого президента КР избрал «легендарный парламент»

 

24 октября 1990 г. «легендарный парламент» – Верховный Совет Киргизской ССР 12-го созыва – принял Закон Киргизской ССР «Об учреждении поста Президента Киргизской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Киргизской ССР». Согласно Закону Президент республики избирался Верховным Советом (350 депутатов).

 

25 октября легендарный парламент приступил к избранию главы государства. В первом туре голосования кандидатами в Президенты республики были выдвинуты: А. Масалиев – первый секретарь компартии республики, А. Джумагулов – председатель Совета министров республики, Дж. Аманбаев – первый секретарь Иссык-Кульского обкома компартии, Дж. Сааданбеков – председатель постоянной комиссии Верховного Совета, при этом он взял самоотвод. Результаты тайного голосования принесли следующие результаты: Аманбаев Дж. – 83 голоса «за», 253 – «против»; Джумагулов А. – 96 голосов «за», 237 «против»; Масалиев А. – 154 голоса «за», 179 – «против». В следующий тур вышли Масалиев А. и Джумагулов А.

 

Во втором туре голосования Масалиев А. получил 171 голос «за», 169 – «против», Джумагулов А. – 169 «за», 171 – «против». Согласно Закону, если при повторном голосовании ни один из кандидатов не получал более половины голосов от общего числа народных депутатов (т.е. не менее 176 голосов), то проводились новые выборы с выдвижением новых кандидатов.

 

Новое выдвижение кандидатов на пост Президента республики и голосование состоялись 27 октября 1990 г. На этот раз были выдвинуты 12 кандидатур, в том числе А. Акаев – президент Академии наук республики, депутат Верховного Совета ССР. Из них 6 кандидатов взяли самоотвод. В первом туре большинство голосов получили: Акаев А. – 137 голосов «за», 193 «против»; Исанов Н. – 74 голоса «за», 256 – «против».

 

При голосовании во втором туре депутаты Верховного Совета отдали предпочтение А. Акаеву – 179 голосов «за», 147 – «против». Н. Исанов получил 62 голоса «за», 264 – «против». Таким образом, 27 октября 1990 г. Верховный Совет избрал А. Акаева первым Президентом республики.

 

Легендарный парламент признал неотъемлемое право народа Кыргызстана на избрание главы государства

 

В мае 1992 г. по поручению Президента А. Акаева была образована рабочая группа для подготовки проекта новой Конституции Кыргызской Республики, ставшей независимым государством 31 августа 1991 г., из числа сотрудников Аппарата Президента и Министерства юстиции республики в составе: Левитин Л.И. (руководитель группы - профессор, советник главы государства, ныне покойный), Нарымбаев Д.И. (заведующий юридическим отделом Аппарата Президента), Косаков С.К. (кандидат юридических наук, заместитель Министра юстиции, ныне покойный), Укушов М.К. (начальник управления Министерства юстиции – автор настоящей статьи), Чолпонбаев М.Ш. (начальник управления Министерства юстиции). В июне того же года эта группа подготовила проект новой Конституции.

 

В проекте Конституции были отражены фундаментальные принципы демократического правового государства: 1) народ Кыргызстана является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти Кыргызской Республики (принцип народовластия); 2) народ Кыргызстана осуществляет свою власть непосредственно и через систему государственных органов; 3) граждане Кыргызской Республики избирают Президента, депутатов Жогорку Кенеша и своих представителей в органы местного самоуправления; 4) государство и его органы служат всему обществу, а не какой-то его части; 5) никакая часть народа, никакое объединение и никакое отдельное лицо не вправе присваивать власть в государстве. Узурпация государственной власти является тягчайшим преступлением.

 

Была проведена международная экспертиза проекта, для чего были приглашены известные российские ученые-правоведы во главе с профессором Алексеевым С.С. (экс-председатель Комитета конституционного надзора СССР). Отзывы на проект Конституции были положительные. После чего проект был представлен на рассмотрение Конституционной комиссии, которую возглавлял Президент А.Акаев. Затем проект Конституции в июле 1992 г. был внесен на рассмотрение легендарного парламента, который вынес проект на всенародное обсуждение.

 

Конституция независимого Кыргызстана была принята легендарным парламентом 5 мая 1993 г. Причем вышеуказанные принципы демократического правового государства и, в первую очередь – принцип избрания главы государства гражданами, предложенные рабочей группой, были поддержаны депутатами легендарного парламента без каких-либо серьезных споров и возражений. Не будем забывать, что в легендарном парламенте в последний раз была собрана политическая, научная, творческая и хозяйственная элита республики! И они прекрасно понимали, что тем самым они закладывают краеугольный камень народовластия в фундамент государства.

 

Главная функция Конституция Кыргызской Республики от 5 мая 1993 г. – это учредительная функция. Учредительный характер той Конституции заключается в том, что она законодательно оформила (легитимизировала) появление на карте мира независимого кыргызского государства в форме демократической республики.

 

Отстранение народа от избрания главы государства приведет к изменению конституционного строя – с демократической республики к олигархической республике.

 

С тех пор прошло 25 лет. В ходе подготовки и проведения конституционных реформ: в 1996 г., 1998 г., 2003 г., 2006 (ноябрь и декабрь), 2007 г. ни власти (даже одиозный бакиевский режим), ни в обществе на принцип избрания главы государства гражданами «не покушались».

 

Временное Правительство, пришедшее к власти в результате апрельской революции 2010 г., и в начальный период своей деятельности весьма решительно настроенное на утверждение в стране парламентской формы правления, также «не посмело отнимать» у народа право на избрание главы государства. На референдум 27 июня 2010 г. был вынесен проект новой Конституции, в очередной раз подтверждавший незыблемость права народа на избрание Президента республики. Т.е. разум «временщиков» возобладал над «р-р-революционными эмоциями».

 

Жогорку Кенеш 6-го созыва, «инициировавший» летом-осенью 2016 г. очередную конституционную реформу, не стал затрагивать вопрос о способе избрания главы государства. Хотя следует отметить, что в начале ноября 2016 г. в общество «подбросили» идею о целесообразности перехода к полной парламентской республике, подразумевая, что главу государства должен избирать Жогорку Кенеш. Через год - в декабре 2017 г., в общество вновь «закинули» идею о том, что главу государства должен избирать Жогорку Кенеш, якобы «как и подобает в парламентской республике».

 

Между тем, как известно «благими намерениями вымощена дорога в ад». Данное крылатое выражение употребляется для обозначения случаев, когда попытки осуществления самых гуманных и благих задач приводят (по недальновидности, недосмотру, незнанию, неумению и т.п.) к совершенно обратным и даже деструктивным последствиям. И действительно, реализация этой, на первый взгляд, «логичной» идеи («если в европах главу государства избирают парламентом, то почему бы не внедрить этот способ и у нас, может тогда мы заживем как там» - примитивное мышление сторонников этой идеи) может подложить «бомбу» под фундамент кыргызской государственности.

 

Отстранение народа Кыргызстана от его суверенного права на избрание главы государства приведет к изменению государственного (конституционного) строя с народовластия (демократии) к олигархической республике (власть богатейших членов общества)! Древнегреческий философ Аристотель называл эту форму государства аристократической республикой, но зная уровень большинства нашего депутатского корпуса, «язык не поворачивается» называть 120 депутатов Жогорку Кенеша «аристократами» и «лучшей» частью народа.

 

В Конституции Кыргызской Республики установлено (часть 1 статьи 2), что народ Кыргызстана является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти. Это означает, что Кыргызстан провозглашается государством народовластия, или, иначе говоря, демократическим государством (народовластие – «демократия» в переводе с древнегреческого языка).

 

Признание народа Кыргызстана верховным носителем всей государственной власти является выражением народного суверенитета. Народный суверенитет означает, что народ, ни с кем не деля свою власть, осуществляет ее самостоятельно и независимо от каких бы то ни было социальных сил, использует исключительно в своих собственных интересах.

 

Народный суверенитет неделим, имеет и может иметь только одного субъекта – народ Кыргызстана. Конституция закрепляет неотъемлемое право народа на всю власть, его полновластие. Это означает, что народ Кыргызстана ни с кем не делит власть и никто, кроме него самого, не может претендовать на власть в Кыргызской Республике.

 

Таким образом, народовластие есть принадлежность всей власти ее народу, а также свободное осуществление народом этой власти в полном соответствии с его суверенной волей. При этом необходимо отметить, что начиная с февральского референдума 1996 г. народ Кыргызстана неоднократно на референдумах подтверждал свое суверенное право на избрание главы государства (в феврале 2003 г., в октябре 2007 г., в июне 2010 г.).

 

В условиях народовластия в Кыргызстане осуществление власти конституируется, легитимизируется и контролируется ее народом, т.е. гражданами Кыргызской Республики. Народ Кыргызстана осуществляет свою власть как непосредственно (выборы и референдумы), так и через систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, которые он избирает (Президент, депутаты Жогорку Кенеша, депутаты местных кенешей).

 

Следовательно, если произойдет отстранение народа Кыргызстана от присущего ему в качестве единственного источника государственной власти права на избрание главы государства, то это приведет к тому, что в корне изменится государствообразующий основной принцип – народовластие. Иначе говоря, произойдет узурпация государственной власти Жогорку Кенешем.

 

В чем различие между институтом главы государства и Жогорку Кенешем, избираемые гражданами?

 

Различие это весьма существенное. Во-первых, депутаты Жогорку Кенеша не избираются всеми гражданами государства сообща. Граждане, имеющие право голоса (избиратели) распределяются по различным избирательным участкам, а кандидаты в депутаты Жогорку Кенеша – по партийным спискам. Поэтому, хотя каждый депутат считается представителем целого народа, а не своих только избирателей, но фактически он все же остается избранником лишь сравнительно весьма небольшой группы избирателей, проголосовавших за тот или иной партийный список.

 

Президент, напротив, избирается всеми гражданами, имеющими право голоса. Вследствие этого он является представителем действительного большинства народа, чем в целом Жогорку Кенеш. И это дает возможность выборами президента создать известный противовес возможным «неправильным» результатам выборов депутатов Жогорку Кенеша, например, в случае избрания в парламент «популистов-радикалов» и получения ими парламентского большинства.

 

Если же президент будет избираться Жогорку Кенешем, влияние «неправильного» результата парламентских выборов тем более усилится. Поскольку при выборе президента парламентом он естественно ставится в определенную зависимость от парламента, лишается самостоятельности. И самое главное – в этом случае умаляется право народа на действительное участие в государственном управлении, так как не самим народом, а всего лишь 120 депутатами Жогорку Кенеша, избранными сравнительной небольшой частью избирателей, определяется тогда личность главы государства. В качестве примера приведу официальные итоги выборов в Жогорку Кенеш, состоявшихся 4 октября 2015 года.

 

В голосовании приняли участие 1 миллион 630 тысяч 122 граждан или 59 процентов избирателей, обладающих правом голоса. По итогам голосования граждане (избиратели) распределили свои голоса за партии следующим образом:

 

- «СДПК» - «за» проголосовали 432 тысяч 846 избирателей, или 27,56 процента;

 

- «Республика - Ата-Журт» - «за» проголосовали 318 тысяч 266 избирателей, или 20,26 процента;

 

- «Кыргызстан» - «за» проголосовали 205 тысячи 286 избирателей, или 13,07 процента;

 

«Онугуу - Прогресс» - «за» проголосовали 147 тысяч 515 избирателей, или 9,39 процента;

 

«Бир Бол» - «за» проголосовали 134 тысячи 909 избирателей, или 8,59 процента;

 

«Ата Мекен» - «за» проголосовали 122 тысяча 500 избирателей, или 7,83 процента.

 

По итогам выборов «СДПК» получила 38 депутатских мандатов, «Республика - Ата-Журт» - 28 мандатов, «Кыргызстан» - 18 мандатов, «Онугуу-Прогресс» - 13 мандатов, «Бир Бол» - 12 мандатов, и «Ата Мекен» - 11 мандатов.

 

Надо полагать, что инициаторы идеи избрания главы государством Жогорку Кенешем рассчитывают, что глава государства будет избираться квалифицированным большинством в не менее двух третей голосов депутатов, что составит 80 и более голосов депутатов.

 

Для сравнения: по результатам выборов, состоявшихся 15 октября 2017 г., Президент Кыргызской Республики С. Жээнбеков получил 913 093 голосов избирателей, что составило 54,75 процента. То есть, легитимность главы государства выше, чем у депутатов Жогорку Кенеша, избранных по партийным спискам.

 

Во-вторых, Президент имеет широкие полномочия именно потому, что избран путем всенародного волеизъявления. Это наиболее универсальный способ избрания, дающий избранному главе государства самый сильный мандат, и потому он самостоятелен. А это приводит к известному уравновешиванию власти законодательного органа и власти президента. Обе власти, будучи самостоятельны и независимы одна от другой, могут друг друга сдерживать. В результате получится разделение властей.

 

В-третьих, важное значение имеют профессионализм и качественный уровень депутатского корпуса Жогорку Кенеша. Следует отметить, что за годы независимости качественный уровень депутатского корпуса с каждым созывом снижается. После легендарного парламента определяющее значение при избрании депутатов стали иметь не профессиональный и интеллектуальный уровень кандидата, а толщина «кошелька».

 

После перехода в 2007 г. к пропорциональной системе выборов депутатов Жогорку Кенеша «проходные» места в партийных списках стали открыто «продаваться и покупаться», о чем свидетельствуют публикации в СМИ, интервью общественно-политических деятелей, экс-депутатов и т.д. (цены варьируются от 50 тыс. долларов до 500 тыс. долларов). Соответственно качественный уровень депутатского корпуса Жогорку Кенеша стал неуклонно снижаться, в стране начала «процветать» партийная (политическая) коррупция.

 

Жогорку Кенеш в СМИ и общественном сознании предстает как «место для базаркомов, болтунов и криминальных элементов, которые пришли в Жогорку Кенеш, чтобы защитить свой бизнес, скрыться от правоохранительных органов». И поскольку отдельные парламентарии дают поводы для таких упреков, то у общества сложилось негативное отношение к Жогорку Кенешу как институту государства.

 

Как при таких обстоятельствах можно доверить парламенту право на избрание главы государства?! Ведь при наших «культурных» и политических условиях должность главы государства может превратиться в «предмет торга, купли-продажи» или в объект «козлодрания» между партиями, между депутатами, представляющими разные регионы и роды (племена) и т.п.

 

Конституция и Уголовный кодекс охраняют основные принципы народовластия

 

Между тем всякое «поползновение» каким-то образом «отнять» у народа Кыргызстана его право на избрание главы государства может повлечь за собой ответственность для инициаторов и Жогорку Кенеша.

 

Статья 5 Конституции Кыргызской Республики закрепила нормы, которые охраняют основные принципы народовластия: 1) государство и его органы служат всему обществу, а не какой-то его части; 2) никакая часть народа, никакое объединение, никакое отдельное лицо не вправе присваивать власть в государстве. Узурпация государственной власти является особо тяжким преступлением; 3) Государство, его органы, органы местного самоуправления и их должностные лица не могут выходить за рамки полномочий, определенных Конституцией и законами; 4) государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица несут ответственность за противоправные действия в порядке, предусмотренном законом.

 

Таким образом, в Конституции указывается, что никто не может присваивать власть в Кыргызской Республике. Это означает, что государство признает правомерным только такое обладание властью, которое основано на законе и установленных им процедурах. Всякое иное обретение власти или властных полномочий признается неправомерным и влечет за собой ответственность.

 

Уголовным кодексом (глава 29) предусмотрена ответственность за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. Кроме того, целям защиты конституционного строя от противоправных посягательств служат нормы Уголовного кодекса об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (глава 19), должностные преступления (глава 30), преступления против правосудия (глава 31), преступления против порядка управления (глава 32).

 

Ссылка на то, что в парламентских республиках главу государства избирают парламенты, несостоятельна

 

В обоснование идеи избрания главы государства парламентом, как правило, ссылаются на практику парламентских государств Европы. Между тем, анализ конституций показывает, что ссылка на опыт европейских парламентских государств несостоятельна.

 

Так, в настоящее время в Евросоюз входит 27 государств. Из них 7 государств являются монархиями, а одно государство – Кипр – президентской республикой. В 11 государствах президентов (глав государств) избирают всенародным голосованием, в 8 государствах – парламентами. Таким образом, в большинстве парламентских государствах Евросоюза главы государств все-таки избираются всенародным голосованием.

 

При этом необходимо отметить, что в европейских государствах в последнее десятилетие имеется тенденция к изменению способа избрания главы государства – от избрания парламентом к избранию путем всенародного голосования. Приведу некоторые примеры.

 

В Чехии начиная с 1993 г. (после распада единого государства Чехословакия) главу государства избирал парламент (двухпалатный) сроком на 5 лет. В 1993 и в 1998 г. парламент избирал главой государства известного общественно-политического деятеля Вацлава Гавела, обладавшего большим моральным авторитетом в обществе. Выборы главы государства в 2003 и в 2008 гг. проходили в условиях противоборства партий, представлявших интересы различных общественно-политических сил общества, выборы проходили в три-четыре тура, приходилось проводить повторные выборы с выдвижением новых кандидатов. Все это привело к тому, что в 2012 г. в Чехии изменили систему выборов – начиная с 2013 г. президента стали избирать всенародным голосованием. Милош Земан в январе 2013 г. стал первым всенародно избранным президентом Чехии, он же в январе 2018 г. вновь избран главой чешского государства.

 

В Словакии после распада Чехословакии в марте 1993 г. Михал Ковач был избран президентом на пятилетний срок парламентом. Когда после истечения его полномочий парламент не смог избрать его преемника, обязанности президента приняли премьер-министр и спикер парламента. После того, как парламент в течение года (с марта 1998 по март 1999 г.) не смог согласовать кандидатуру президента, были внесены поправки в Конституцию Словакии, по которым президент избирается всенародным голосованием на пятилетний срок. Начиная с июня 1999 г. президента Словакии избирают всенародным голосованием.

 

В бывших прибалтийских государствах, входивших в СССР, а в настоящее время ставших членами Евросоюза - Латвии и Эстонии президенты избираются парламентами, в Литве – всенародным голосованием. Между тем, в последние годы в Латвии и Эстонии набирает силу и сторонников идея перехода к избранию главы государства всенародным голосованием. Общественность этих стран считает, что главная опасность статуса главы государства, избираемого парламентом – зависимость от тех политических сил, которые привели его (ее) на вершину власти, а действующий порядок избрания главы государства является выражением недоверия национальных элит к своему народу, стремлением закулисно и без его участия решать судьбу государства.

 

В июне 2017 г. действующий президент Латвии Раймонд Вейонис (избранный парламентом) призвал парламент Латвии утвердить всенародные выборы президента уже в 2019 году. «Сейму необходимо утвердить прямые выборы президента, так как главу страны должен выбирать сам народ», - отметил Р.Вейонис в своей речи в парламенте. Президент призвал парламент не медлить и направить на рассмотрение необходимые поправки к Конституции уже осенью этого года (2017 г.).

 

В Республике Молдова (бывшая союзная республика в составе СССР) в 2000 году Конституция была изменена, и президента стал избирать Парламент, а не граждане. Так, Парламентом избирался Владимир Воронин (два раза подряд). Затем в течение почти 3 лет (с мая 2009 г. по март 2012 г.) парламент не смог избрать главу государства. И только в марте 2012 г. - с 8 попытки! – парламент избрал главой государства бывшего судью Верховного суда Николае Тимофти.

 

После этого трехлетнего «марафона президентских выборов», чтобы больше не быть «посмешищем» для Европы, куда они стремятся, власти Молдовы решились изменить порядок избрания главы государства: 5 марта 2016 г. Конституционный суд Молдовы восстановил прежнюю форму избрания президента - всенародным голосованием, признав поправки в Конституцию 2000 г. неконституционными. 30 октября 2016 г. в Молдове состоялись всенародные выборы главы государства.

 

И последний пример – это то, что наверняка будет ожидать Кыргызстан, если, несмотря ни на что, у народа будет отнято его суверенное право на избрание главы государства.

 

Республика Молдова не является «мировым рекордсменом» по долготе избрания главы государства парламентом. Есть на Ближнем Востоке парламентская республика – Ливан – многоконфессиональное государство с развитым родоплеменным обществом (как и в Кыргызстане). 31 октября 2016 г. парламент Ливана избрал главой государства 81-летнего лидера партии Свободное патриотическое движение Мишеля Ауна – с 46 попытки!!! А выборный марафон начался 23 апреля 2014 г.

538

Написать комментарий: