Статья

Правоохранительные органы на обочине реформ - пока или навсегда?

Недавно прочитал, что правительство в который раз уже расформировало многострадальную дорожно-патрульную службу. Теперь у нас будет новый орган со сложным названием ГУОБДД. Хотя это не принципиально. Как не называй ГАИ, в народе она всегда останется ГАИ. Гораздо важнее, чтобы новая служба навела хоть какой-то порядок на наших дорогах. Я не знаю суть всей предлагаемой реформы, но по отрывочным сведениям, попадающим в СМИ, понял, что одной из мер будет набор новых сотрудников на конкурсной основе.

Что ж, идея, безусловно, здравая. Все мы знаем, как за короткий срок ГАИ, да и вообще милиция в Грузии из банды вымогателей превратились в орган, которому население доверяет больше, чем церкви. И одним из важнейших элементов реформы было как раз-таки практически полное увольнение старых милиционеров и набор новых сотрудников. Но далеко не всегда смена кадров приводит к подобному результату. Здесь я хотел бы рассказать о нашем отечественном опыте реформирования правоохранительного органа, путем увольнения всех старых сотрудников и набора на конкурсе нового состава и что из этого получилось.

Речь идет о реформе Службы финансовой полиции, а по-простому Финпола в 2012 году. Для непосвященных расскажу, что собой представлял на тот момент данный орган.

Созданный для борьбы с экономическими преступлениями, со временем Финпол превратился в настоящий кошмар для предпринимателей. Численность его постоянно росла и достигла на пике 600 человек. Хуже того, практически при каждом сотруднике крутилось несколько, так называемых внештатников, не получающих зарплаты, не имеющих ничего кроме корочки и единственной целью которых являлась возможность доить коммерсантов. А так как крупного бизнеса в Кыргызстане для такой оравы было элементарно недостаточно, то финполовцы считали незазорным окучивать и мелкую рыбешку, вплоть до павильонов.

Для реорганизации Финпола была создана комиссия, которую возглавил вице-премьер-министр Джоомарт Оторбаев. Так как в то время я являлся его советником, то могу рассказать обо всем процессе с начала. Сразу скажу, что такого уровня и принципиальности комиссии мне в Кыргызстане видеть не приходилось. Туда вошли такие авторитетные люди, как Динара Ошурахунова, Таттуу Мамбеталиева, Сергей Пономарев.

Комиссия не была раздутой, как обычно любят делать наши госорганы, чтобы снизить роль представителей от общественности. Вся работа с самого начала была прозрачной, строилась на взаимном доверии. Заседания проходили практически каждый день и порой носили весьма горячий характер. Все это я описываю, чтобы дать понять, что намерения на самом деле были самые благие, члены комиссии реально собирались создать образцовый орган без коррупции.

Примерно месяц ушел на то, чтобы понять, что никаких легальных вариантов просто уволить старых сотрудников и набрать новых нет. Наше трудовое законодательство надежно защищает права работников, вне зависимости от того, является ли он порядочным или на нем клейма ставить негде. Единственным выходом была полная ликвидация старого органа и формирование нового. Только в этом случае есть возможность уволить старые кадры, чтобы они потом не могли восстановиться в судебном порядке.

Решением комиссии, поддержанным правительством, вместо Службы финансовой полиции была создана Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП). Штатная численность нового Финпола была значительно сокращена и составила около 200 сотрудников. Всем старым финполовцам пришлось выплатить положенные по закону компенсации, которые достигли с учетом их статуса сотрудников силовых органов каких-то запредельных значений.

Если не ошибаюсь, то одни только эти выплаты обошлись бюджету примерно в 50 миллионов сомов. Уволенные финполовцы развернули кампанию в прессе, выходили на митинги и даже создали общественное объединение по защите чести офицеров из числа бывших сотрудников финансовой полиции. В общем, не все шло гладко. Но основные трудности были впереди.

Во вновь созданную службу был объявлен открытый конкурс. Он проходил в 3 этапа. Первый - компьютерное тестирование, второй – собеседование с членами комиссии и третий - сдача физподготовки. Тестирование было проведено на базе Юракадемии и прошло относительно успешно. Однако по результатам тестов выяснилось, что многие бывшие сотрудники Финпола очень даже неплохо знают материал.

Ведь коррумпированный сотрудник не обязательно неквалифицированный. А по законодательству запретить бывшим сотрудникам участвовать в новом конкурсе было невозможно. В итоге очень многие бывшие финполовцы прошли первый тур, причем часть из них с весьма высокими баллами.

Кроме этого выяснилось, что хорошо образованные и грамотные ребята, как правило, не горят желанием идти работать в государственные органы. Количество и качество новичков оказалось значительно ниже ожидаемого. Причем практически никто из них не имел опыта работы в правоохранительных органах. Стало понятно, что сформировать новую службу только из новых сотрудников не получится.

Оказалось, что определить по итогам 30-минутного собеседования, является ли кандидат порядочным или нет, практически невозможно. Никто почему-то не делает себе на лбу татуировку «Я беру взятки». Взяточник может быть и часто бывает очень приятным в общении человеком, вежливым и компетентным. Многие кандидаты, которые произвели хорошее впечатление на членов комиссии на собеседовании, были отъявленными вымогателями. О ком-то узнали, но кто-то прошел.

В результате по итогам собеседования вновь созданная служба примерно наполовину была составлена из бывших финполовцев. И хотя ее качество было куда лучше, чем у предыдущей, но достичь поставленной цели - сформировать орган из компетентных и честных профессионалов - не получилось. А самое плохое произошло уже после того, как отбор был завершен. Так как старого Финпола не было, а экономические преступления никуда не исчезли, на комиссию было сильное давление максимально ускорить отбор.

Поэтому конкурс не объявлялся на каждую отдельную позицию. Пришедшие новые сотрудники распределялись по должностям и районам уже после прохождения отбора. И вот представьте, вы живете в Бишкеке и подали документы на работу в Финполе. У вас отличный послужной список, хорошее образование, вас даже устраивает небольшая зарплата, так как вы патриот и хотите менять страну. Вы успешно прошли отбор и показали высокие результаты. Вы рассчитываете на руководящую должность по месту проживания. А вам предлагают ехать простым оперативником куда-нибудь в Баткен или Нарын, вдали от семьи. Выдержит ли это ваш патриотизм?

К сожалению, очень многие достойные ребята, на которых были большие надежды, в результате подобного распределения отказались работать в ГСБЭП. На их место взяли других, но уже, разумеется, без всяких комиссий. И хотя мне десятки бизнесменов потом говорили, что новый Финпол и старый – это небо и земля, что вымогательство в первое время практически прекратилось, все же считаю тот опыт смены сотрудников в Финполе в целом неудачным. Финпол в Кыргызстане не стал образцом успешной реформы.

Основные уроки, которые можно извлечь из того опыта, это то, что процесс отбора и подготовки новых сотрудников должен начинаться задолго до увольнения старых - минимум за несколько месяцев. У отборочной комиссии должна быть возможность не только провести собеседование и изучить резюме, но и собрать отзывы и рекомендации о кандидатах от общественности. Как я уже сказал, очень многие непорядочные люди имеют отличный послужной список и производят блестящее впечатление при первой встрече.

Проводить конкурсный отбор новых сотрудников, пока не обеспечены хотя бы позволяющие жить честно зарплаты, бессмысленно. Профессионалы и порядочные туда не пойдут. Пойдут либо совсем зеленые кадры, либо сами понимаете люди какого сорта.

Конкурс должен объявляться не в целом в организацию, а на конкретную позицию. Каждый кандидат должен точно знать, на какой должности и в каком регионе он будет работать в случае успешного прохождения.

Ключевое значение при отборе имеет позиция руководства. Можно набрать на 99% новый коллектив, но если руководящий состав не из того теста, то и сама реформа будет неэффективной.

Сам отбор - это лишь небольшая часть задачи, куда важнее обеспечить потом постоянный контроль за работой нового органа, чтобы у людей не возникало соблазнов, чтобы они понимали, что за малейшее нарушение будет очень жесткое наказание. Люди в массе своей все-таки не могут долго удерживаться от искушения без боязни расплаты.

Ну и в заключение хочу сказать, что любая даже успешная реорганизация одного органа будет эффективна лишь в краткосрочном периоде. Как показывает мировой опыт, если деньги берет таможенник, прокурор, пожарный, инспектор, то и полицейский тоже будет брать, какую бы зарплату ему не плати. Невозможно вылечить один отдельно взятый орган в больном организме, он все равно будет рано или поздно поражен метастазами.

Реорганизация ГАИ может быть только началом реформ всех государственных органов, но никак не реформой самой по себе. Иначе от нее будет больше вреда, чем пользы.

Фото Табылды Акерова, ©Sputnik.kg

722

Написать комментарий: