Статья

МНЕНИЕ: О важности профессиональной дипломатической службы для Кыргызской Республики

Дипломатия государств-участников международных отношений претерпевает глобальную трансформацию с конца 1990х-начала 2000х годов. Теоретики международных отношений могут спорить по вопросу того, что конкретно меняется и как это влияет на содержание и формат отношений между государствами и негосударственными участниками международных отношений. Однако, многие согласятся, что время классической дипломатии двадцатого века проходит. В современных условиях, государствам необходимо адаптировать как суть своей внешней политики, так и инструменты ведения внешней политики.

Ключевым элементом ведения государственной внешней политики остаётся профессиональная дипломатическая служба. В Кыргызской Республике, Министерство Иностранных Дел (МИД КР) является главной государственной организацией, занимающейся ведением внешней политики страны. Нормативно-правовая база дипломатической службы состоит из законов Кыргызской Республики «О дипломатической службе Кыргызской Республики», «О государственной гражданской и муниципальной службе Кыргызской Республики» и Трудового кодекса Кыргызской Республики. Подготовкой дипломатических кадров для Министерства Иностранных Дел КР занимается Дипломатическая Академия МИД КР имения Казы Дикамбаева, учреждение высшего образования. В общем и целом, дипломатическая служба в КР это довольно организованное и структурированное подразделение государственной службы.

Тем не менее, образование, опыт и безупречная служба в МИД не всегда гарантирует продвижение по карьерной лестнице для профессиональных дипломатических сотрудников. Среди дипломатических сотрудников высшего ранга – послов КР в зарубежных странах, принято различать между карьерными дипломатами и политическими назначенцами. К счастью, последних в системе внешнеполитической службы страны – единицы. Среди глав 36 дипломатических миссий Кыргызской Республики за рубежом, можно найти несколько явно политических назначенцев. Однако, сам факт приемлимости такого подхода к кадровой политике вызывает недоумение.

Такой подход появился в период независимости Кыргызской Республики, когда президенты пытались укрепить свою власть, отправляя потенциальных и реальных (но сговорчивых) политических оппонентов в «почётную ссылку» дипломатами за рубеж. Это был довольно простой, взаимовыгодный и дешёвый способ избавиться от особо громких критиков власти для президентов. При президенте Сооронбае Жээнбекове данная практика приобрела особый размах.

С приходом к власти президента Жапарова, тенденция назначать непрофессиональных дипломатических сотрудников высшего ранга, к сожалению, не прекратилась. Во главе Министерства остается профессиональный дипломат Руслан Казакбаев, но назначение на посольские должности отдельных политических деятелей и неопытных дипломатов, вызывает вопросы.

Подобное отношение высшего руководства страны к кадровым вопросам дипломатической службы Кыргызской Республики является недальновидным и даже в какой-то степени опасным по нескольким причинам. Во-первых, политически мотивированные назначения приводят к тому, что Кыргызскую Республику за рубежом представляют политики местечкового разлива. Приоритет личной преданности президенту при назначении карьерных сотрудников на высшие позиции дипломатической службы также является проблематичным, так как такой подход нивелирует значимость должности посла и не учитывает профессиональные качества, владение языками, способность вести дипломатическую деятельность и личностные качества, необходимые для достойного представления страны в третьих странах.

Во-вторых, решая внутриполитические и, откровенно говоря, личные проблемы каждого президента, страна показывает свое незрелое и неуважительное отношение к двусторонним отношениям с отдельными странами. Учитывая открытость и объем информации онлайн, такие политические назначения легко вычислить не только местным, но и международным обозревателям. Выводы в принимающих странах будут соответствующими, хотя, как истинные дипломаты, в лицо они это не скажут.

В-третьих, такая практика подрывает мотивацию и профессиональный рост карьерных дипломатов – людей, которые получили соответствующее образование, опыт и вложили свои устремления и надежды в эту профессию. Согласно Правилам внутреннего трудового распорядка органов дипломатической службы Кыргызской Республикина, сотрудники дипломатической службы, среди прочего, имеют право на […] “продвижение по службе с учетом результатов служебной деятельности, уровня образования, компетентности, профессиональной квалификации и опыта, а также служебной аттестации”. Логическим завершением такого продвижение было бы назначением на позицию руководства в рамках центрального аппарата МИД или дипломатической миссии. Однако, в условиях, когда эти позиции уходят в руки политических назначенцев, карьерным и талантливым дипломатам расти попросту некуда.

Опыт других стран

В США все желающие поступить на дипломатическую службу должны пройти довольно сложный экзамен – тест для сотрудников дипломатической службы (Foreign Service Officer Test). При этом, Государственный Департамент США (аналог нашего МИД) показывает свою заинтересованность в привлечении достойных кандидатов не только словом, но и делом. Госдепартамент выпускает довольно подробный, пошаговый и доступный информационный буклет, где описывается процесс отбора на дипломатическую службу США. Более того, существуют мобильные приложения для соискателей, чтобы помочь им подготовиться к тесту для сотрудников дипломатической службы. Такая прозрачность и доступность достоверной информации дают возможность простым гражданам попробовать свои силы и поступить на дипломатическую службу.

В Великобритании информация о поступлении на дипломатическую службу также открыта и доступна на сайте Форин-офиса - министерства иностранных дел и международного развития. При этом, сами дипломаты высшего ранга довольно открыто рассказывают о своей работе, о том, как они пришли в профессию, с какими трудностями сталкиваются, и так далее. Разумеется такие публичные материалы проходят проверку перед публикацией, но это тоже часть работы дипломатической службы и тактики привлечения на службу свежих кадров.

Другие государства уделяют большое внимание своей кадровой политике, понимая значимость личности посла, его или её профессиональной подготовки, опыта и личных качеств. Такой подход можно увидеть на примере послов иностранных государств в Кыргызской Республике.

Посол США в Кыргызской Республике Дональд Лу является карьерным дипломатом с 1990 года, то есть у него есть более 30 лет профессионального опыта за плечами. Посол Лу недавно был выдвинут на должность помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии.

Посол Великобритании в Кыргызской Республике Чарльз Гарретт работает на службе Её Величества с 1987 года. Если просмотреть его публичную биографию, то можно легко отследить путь карьерного дипломата с самых низов системы дипломатической службы Великобритании до его нынешней позиции в Кыргызской Республике.

Посол Российской Федерации в Кыргызской Республике Николай Удовиченко тоже является профессиональным и опытным дипломатическим сотрудником. Посол Удовиченко получил образование в главной советской кузнице дипломатических кадров – МГИМО. Он работает в службе внешней политики России (СССР до 1991 года) с 1984 года.

Эти три государства отнеслись со всей серъезностью к вопросу назначения своих послов в Кыргызской Республике: все три дипломата это профессионалы с довольно впечатляющими послужными списками. Почему же Кыргызская Республика так легкомысленно относится к тому, кто представляет её за рубежом?

Публикации с отметкой «Мнение» отражают позицию автора и могут не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

998

Написать комментарий: