Статья

Развитие судебной журналистики в КР – больше открытости судов и контроля за соблюдением прав граждан

Суды остаются частично закрытыми для журналистов – к такому выводу пришли журналисты Оша за четыре месяца работы по освещению судебных процессов.

Каждый день в судах люди в черных мантиях своими решениями меняют человеческие судьбы. Многолетняя судебная реформа частично обновила судейский состав, в 2019 году были приняты новые кодексы, запущен институт пробации. Одной из важных проблем остается коррупция и, соответственно, низкий уровень доверия населения к судам. Чтобы судили справедливо, нужен мониторинг процессов сотрудниками правозащитных организаций и СМИ.

Первые работают, как правило, от проекта к проекту или в случае разбирательств по громким делам. Обычно их отчеты сложны для понимания. Со СМИ еще сложнее: у журналистов нет времени на долгие процессы (до полугода в одной инстанции), отсутствие опыта и нехватка знаний (все меньше тренингов по правам человека для СМИ), нехватка бюджетов редакций и ограниченные штаты (надо успеть осветить горячие новостные поводы, на другое порой не остается ресурсов), боязнь негативных последствий (в суде всегда есть недовольная проигравшая сторона) и др.

Поэтому было важно привлечь ошских журналистов к освещению судебных тем, сопровождать их во время процессов, помогать с поиском экспертов и информации, направлять во время работы над материалами и, конечно же, оказывать финансовую поддержку. В этом помог проект «Что там, за закрытыми дверями судов?», реализованный правозащитным движением «Бир Дуйно Кыргызстан» по программе TRACK Интерньюс в Кыргызстане. Было вовлечено 10 журналистов ОРТРК «Ынтымак» из разных редакций на трех языках.

«Что вы там записываете? Не записывайте!»

Присутствие на процессе посторонних лиц имеет определенное влияние на участников, судьи сразу становятся более сдержанными на эмоции (хотя они и так стараются «держать лицо»), от них не слышны неэтичные слова в адрес подсудимых, они стараются не спорить с настойчивыми адвокатами, все проходит достаточно спокойно и стремительно.

Почти на каждом заседании, где присутствовали журналисты, судьи интересовались: «Кто вы? Откуда? Что вы там записываете? Не записывайте!». Журналисты чувствовали себя неуверенно, им было сложно быстро сориентироваться и ответить, что процесс открыт для публики и СМИ.

Во время посещения процессов важно знать базовые нормы справедливого судопроизводства и отмечать их нарушения даже в мелочах. Например, был случай, когда судья принесла извинения участникам заседания за то, что процесс проходил в кабинете судьи, а не в зале, как это требуется.

Что касается ведения записей, то согласно нормам пометки в блокноте и аудиозапись носят уведомительный характер, а для фото- и видеосъемки нужно заранее получить разрешение судьи путем подачи письменного ходатайства через канцелярию или в начале процесса.

Съемочной команде Бегаим Садыковой было несколько раз отказано в видеосъемке процесса, связанного с обвинением человека в финансировании террористической деятельности. Судья сослался на то, что в ходе суда озвучиваются имена сотрудников органов национальной безопасности. Хотя эти данные не относятся к категории тайны. В случае отказа на следующем процессе журналист имеет право вновь обратиться за разрешением съемки, но участники проекта этого не делали – первоначальный отказ влиял на отношение к судам.

Радио- и тележурналистам сложнее собрать информацию: многочасовые ожидания начала процесса, а в редакции количество видеокамер ограничено и нужно успеть снять несколько сюжетов, также отказы в видеосъемке, отсутствие комментариев со стороны судей и гособвинителей.

Радиожурналист Шавкат Умаров поделился опытом: "При посещении судов у меня всегда возникает сложность – мне нужны голоса респондентов. Ведение записи на профессиональный диктофон не дает нужного качества, так как суды проходят в онлайн режиме и голос подсудимого через камеры в зале суда не слышен на записи. Также судьи и прокуроры не дают комментарии по существу дела. Остаются только адвокаты, родственники осужденного и правозащитники. Сложно найти респондентов, например, по теме пыток, по делам об экстремизме и терроризме. Люди опасаются открыто говорить о проблемах".

Такие разные адвокаты...

Приходилось искать другие темы, связанные с судами, но и здесь возникали сложности – нехватка знаний. Самой сложной темой как для журналистов, так и для экспертов оказалась тема ювенальной юстиции. После изучения закона участники стали искать экспертов и выяснилось, что даже в судах не все знают особенности этой темы, которая в последнее время стала очень актуальной из-за ряда инцидентов с участием несовершеннолетних.

Журналистам понравилось изучать законы, что со временем стало привычкой, вся нормативно-правовая база КР на русском и кыргызском языках имеется в интернете. «Я готов подготовить программу по теме ГГЮП, но что это такое?», - спросил один журналист. ГГЮП – гарантированная государственная юридическая помощь, проще говоря, адвокат, оплаченный государством. Очень интересная и актуальная тема, над которой участники проекта работали более месяца, так как было много новых юридических терминов, поиск экспертов и посещение судов.

Неожиданно случился инцидент с одним из адвокатов по ГГЮП, который попытался обвинить журналиста в оказании влияния на исход судебного дела. Примечательно то, что журналист – опытный редактор газеты «Ош жанырыгы» Канымжан Кыдыралиева – даже не успела посетить слушание, она пришла до суда, потом вышла из зала. После суда адвокат позвонил журналисту и сказал, что якобы Канымжан спровоцировала скандал между сторонами (дело было об убийстве, а такие процессы всегда проходят тяжело).

Были словесные угрозы, что адвокат напишет заявление в ГКНБ на журналиста. Пришлось срочно обратиться к координатору Центра по ГГЮП Толкуну Эргешову, он провел общую встречу с участием медиаэксперта проекта Хусанбая Салиева и было решено не предавать огласке инцидент. Эргешов пообещал, что проведет разъяснительную беседу с этим адвокатом по правам и обязанностям СМИ. Больше на процессы этого адвоката журналисты не ходили.

Некоторым адвокатам проще сослаться на занятость и отказ клиента в освещении дела. Среди адвокатов есть те, кто не хочет признавать, что открытые судебные процессы в судах открыты и для СМИ. Возможно, отказами пытаются скрыть некоторые моменты своей работы, не секрет, что некоторые недобросовестные адвокаты выполняют функции посредников между гражданами, судьями и гособвинителями.

Но адвокатов в стране много, более четырех с половиной тысяч, среди которых есть те, кто понимает важность вовлечения журналистов в освещение судебных дел. Известная в стране ошский адвокат по защите женщин и детей, подвергшихся насилию, Мухайе Абдураупова провела встречу с участниками проекта.

Благодаря ее природной мягкости, открытости, высокому профессионализму, журналисты стали рассказывать свои семейные истории, одна участница рассказала, как находилась в опасности из-за лудомании (игромании) мужа. Много лет назад бывший муж проиграл ее в казино. Беременную на шестом месяце, ее несколько дней держали в заложниках до возврата долга. Сейчас она старается помогать людям, попавшим в трудные ситуации.

Для журналиста эмпатия имеет важное значение. Изучение правовой темы, в первую очередь, нужно самим участникам проекта, каждую тему приходится пропускать через себя. Но, с другой стороны, чрезмерное погружение может привести к дисгармонии внутреннего состояния.

С этим столкнулась молодая журналистка Танкыз Эргешбаева, до этого она ни разу не посещала суды, во время первых посещений испытывала страх и смятение, тщательно изучала законы, часами выслушивала истории людей, которые приходили в редакцию. Она поделилась, что слишком сильно переживает за людей, хочет помочь в решении их вопросов, что влияет на ее морально-психологическое состояние. Она выпустила несколько материалов по предоставлению помощи по ГГЮП, оформлению документов на детей, решению семейных споров из-за воспитания ребенка.

Из журналистов в правозащитники

Одним из ожиданий от работы журналистов было то, что будет больше материалов о нарушениях прав граждан. На практике оказалось, что журналисты еще недостаточно глубоко понимают суть многих правозащитных тем, к тому же опасаются указывать госорганам на допущенные нарушения, не стремятся использовать механизм запросов для получения информации, не желают отстаивать свои права на доступ к информации в случае отказа (отказа в видеосъемке, отсутствия ответа на письмо). Это связано, в том числе, с бюджетной формой места работы, что за «слишком громкий» материал может последовать негативная реакция и журналист окажется виноватым.

Журналистам обязательно нужен свой медиаэксперт, который будет постоянно проводить допубликационную проверку каждого материала с целью снижения негативных рисков. По проекту эти функции выполнял ошский адвокат Хусанбай Салиев. Он рекомендовал журналистам проявлять больше смелости. Со своей стороны он готов оказывать правовую поддержку журналистам и вне проектов.

Для создания каждого материала журналистам нужны эксперты, некоторые из них предлагали дать интервью на русском языке, но журналистам были нужны комментарии на кыргызском и узбекском языках, так как материалов по правам на русском языке выходит больше.

Выпуск радиоматериалов на узбекском языке на радио «Ынтымак» и в газете «Уш садоси» способствовали донесению сложной юридической информации на родном языке для узбекоязычного населения Оша и Ошской области. По словам редактора газеты Сахибы Шакировой, после публикаций поступали звонки от людей, которые благодарили за разъяснение законов на их родном языке. До проекта в газете не было материалов по судебным темам.

Журналистам не хватает правовых знаний, нужно офлайн обучение, практика показала, что вместо 3-х дневных тренингов удобнее проводить 3-4-х часовые встречи с экспертами по конкретной теме с последующим выпуском материалов.

За весь проектный период вышло 54 материала по судебным и правовым темам. На кыргызском языке вышло 34 материала, на узбекском 9 и на русском 11.

Остается надеяться, что после проекта журналисты продолжат посещать слушания и постараются ответить на вопрос: «Что там, за закрытыми дверями судов?»

СПРАВКА

В 2020 году местные суды Ошской области и города Оша рассмотрели 1493 уголовных дела, 787 дел о проступкахи 6 333 судебных материалов; а также было рассмотрено в связи с апелляциями и кассационными жалобами вобластной суд - 267 уголовных дел, 81 дело о проступках и 268 судебных материалов. В числе рассмотренныхсудьями Ошского городского и районных судов 11 979 гражданских дел и 1053 судебных материала, а также 633 апелляции на решения судов первой инстанции. Апелляционной инстанцией оставлено без изменения 373 судебных акта, что составляет 59,03% от общего количества обжалованных судебных актов. Возвращено в судыпервой инстанции дела по 218 судебным актам, внесены изменения в 42 судебных акта.

Фото автора.

 

 

 

 

 

1663

Написать комментарий: