Статья

Корни ненависти, дымка толерантности и что делать с ростом насилия

Когда-то один из моих учителей бросил фразу, которая заставила меня пересмотреть многие взгляды: «Человек декларирует лучшее, но делает худшее. Вспомни, как дети, оказавшиеся в изоляции одни на острове, создали типичное фашистское мини-государство». Вспоминать было нечего, поэтому была куплена книга «Повелитель мух» Уильяма Голдинга (Lord of the Flies, William Golding), а также изучена история ее появления и реальные случаи, когда дети попадали в изоляционные условия и вынуждены были выживать. Вернемся к ним позже.

Что меня интересовало? Вопрос, который до сих пор изучается и на который мне интересны все ответы и гипотезы: какое чувство сильнее – ненависть или любовь? И какое из этих чувств «более корневое», к чему чаще апеллирует человек в ключевых моментах своей жизни?

Что помогло нашим предкам, первым людям, выжить – чувство сострадания, взаимопомощь, любовь и привязанность к родным, готовность пожертвовать собой ради родных? Или агрессия, коварный расчет при стычках с врагами, хладнокровие при расправе с конкурентами за среду и ресурсы?  Боязнь чужаков и неприятие их, закрытость общества – помогает сохранить идентичность и уникальность народа? Или стремление к многообразию, интерес к чужим культурам и перенятие чужого интересного опыта помогает нации выживать и адаптироваться, укрепляя свой генофонд?

Все эти вопросы проходят четким пунктиром через разные темы, к которым я обращаюсь в последние годы, изучая и анализируя вопросы пропаганды, языка вражды, насилия и методов противодействия.

Полгода назад, закончив очередное исследование, в рамках которого нам также было необходимо сделать обзоры других работ по изучению проблемы языка вражды и дезинформации в Кыргызстане, мы собрали общие выводы и рекомендации. В их числе часто фигурировали – определить и принять законодательные нормы, ввести нормы в редакционные политики СМИ, улучшить нормы модерации для соцсетей, обучать всех этим нормам, проводить информационные и эдвокаси-кампании на национальном уровне и др. меры.

Безусловно нужные, базирующиеся на многих оценках, исследованиях, разработках больших профессиональных экспертных групп. Мы, как авторы исследования, знакомились с сотнями публикаций крупных международных организаций, а это далеко не все, что есть на сегодняшний день в мире по изучению проблем и мерам по реагированию на них.

Но в мире становится больше агрессии, насилия, разногласий, нетерпимости и конфликтов. Только ли потому, что рекомендации такого рода исследований не имплементируются правительствами и другими активными игроками в странах, где есть серьезные проблемы с проявлением ненависти и насилия?

Может ли каждый из вас, пользователей, сказать, насколько Facebook «чист» от ненависти, дезинформации, дискриминации, призывов и угроз применения насилия? Или насколько экс-Твитер (X) очистится от информационной грязи в интерпретации своего нового владельца – Маска? И кто читал полностью правила сообществ соцсетей (достаточно увесистые и подробные), где указано - что можно, что нельзя при пользовании сетью? Предположу, что очень мало кто читал, кроме тех, кто должен это делать по профессиональным соображениям.

На примере работы социальных платформ можем посмотреть на масштабы проблем и реагирования на них. В октябре 2021 г. экс-сотрудница Facebook Фрэнсис Хоген выступила в Сенате США, заявив о злоупотреблениях компании: по ее словам, Facebook способствовал разжиганию насилия на этнической почве в африканских и азиатских странах, потому что почти не следил за нарушениями на платформе за пределами США.

Facebook публично признал опасность такого ранжирования без привлечения механизмов безопасности, но не принял необходимых мер для большинства языков мира. Ранее исследование The Guardian показало, что Facebook стал инструментом разжигания ненависти во время кризиса с мусульманскими беженцами рохиджа в Мьянме в 2017 году, когда они подверглись нападениям со стороны вооруженных групп и местных сообществ. Об этом же заявляли расследователи ООН. Позже Facebook признал свою роль в подстрекательстве.

Сегодня владельцы и руководители крупнейших социальных платформ находятся под сильным давлением международных организаций, правительств ряда стран, требующих от них создать все необходимые условия для предотвращения распространения дезинформации, разжигания конфликтов и ненависти через многомиллиардную аудиторию сетей. Усиление борьбы администраций социальных платформ с различными формами дискриминации и ненависти вроде бы тоже очевидно – они сотрудничают с экспертными сообществами, коалициями по модерации, с международными организациями по содействию достижению ЦУР (Цели устойчивого развития, где в том числе отражено снижение разных форм дискриминации).

По опыту Кыргызстана: после обращения редакции Kloop в МЕТА, компания проверила и заблокировала сотни фейковых аккаунтов, задействованных в предвыборных стратегиях местных партий. Но снежный ком ботов, фейков, фабрик троллей, а также контент на языках, недоступных для машинной и ручной модерации соцсетей (к примеру, кыргызский), растет, оставаясь малодоступным для наведения порядка.

Вернемся к «Повелителю мух». Идея автора философской аллегории заключалась в том, что система ценностей, заложенная в людях в современных обществах, с культурными, религиозными и др. нормами, этикой, моралью, распадается, когда в жестких условиях необходимо выживать, и побеждает тот, за кем сила, хитрость, коварство и готовность убить конкурента за ресурсы и власть.

Первая сцена, когда группа испуганных подростков после авиакатастрофы попадает на необитаемый остров, резко контрастирует с последней сценой, где группа озверевших детей с самодельным оружием гонится за мальчиком, с целью жестоко убить его как «врага».  

Но это художественное произведение, как отклик автора на библейские истории и события 20 века, где стирались государства и возникали новые империи, где меньше были слышны голоса гуманистов и громче – вождей, уничтожавших людей миллионами.

А в реальности подобная история, случившаяся после выхода романа, когда 8 детей из Тонго, заблудившись в лодке на море, были вынуждены выживать на острове, закончилась совсем по-другому. На острове они провели более года, создав свою общину, где старшие заботились о младших, все участвовали в ведении хозяйства, организовали самообучение и занятия спортом. Взаимопомощь, поддержка, забота – помогли им всем выжить, развиваться в изоляции и дождаться помощи живыми и здоровыми.

То, что будет с нашей реальностью – ростом насилия, конфликтов, расколов как офлайн, так и онлайн, зависит от тех, кто понимает, что это – не норма, что проблемы надо решать, что действовать необходимо системно, вместе, долгосрочно. Медиаорганизации, гражданское общество, СМИ – могут лишь формировать направления, модели, заполнять экспертизу, но не могут на национальном уровне решить этот комплекс проблем. Нужна воля и вовлеченность государственных органов, первых лиц, нужен кардинальный пересмотр подходов.

Принятые законы против насилия, нетерпимости не работают на практике; концепция «Кыргыз жараны» не имплементирована с ориентацией на конкретные результаты; методологии и рекомендации по борьбе с языком вражды и ненавистью пылятся на полках; риторика первых лиц и ряда деятелей, разделяющих общество на своих и «врагов»,  формирует противостояния и группировки; «белыми нитками» шитые посты и комментарии «фабрик троллей», которые распознают сегодня даже школьники, это политическое банкротство хозяев «фабрик» в публичном пространстве.

Дети из Тонго в реальности выжили, потому что сплотились в общину, где каждый был ценен, получал поддержку, делал вклад в общее хозяйство, и община учитывала нужды и интересы каждого. Можно продолжать расколы в обществе, расширяя пространство для проявления самого низменного в людях – проявления насилия и готовности уничтожать другого человека, но тогда финальная сцена в стране будет легко предсказуема.

759

Написать комментарий: