Исследование

Язык вражды в Кыргызстане: проблема и ее решения

«Я устал быть толерантным и воспитанным там, где царят насилие и вражда, мне все чаще хочется отвечать людям так же – оскорблять их в ответ», - сказал один из респондентов исследования, которое было проведено в начале 2023 г. для изучения ситуации с языком вражды и дезинформацией в Кыргызстане.

Такие настроения характеризуют тренды в информационном поле, большая часть которого сегодня формируется за счет социальных платформ. Пользователей становится все больше, модерация контента не успевает за быстро растущим снежным комом информационных продуктов.  Каждый пользователь стал контентмейкером – от возможности сообщить миру о себе, своем мнении, своих проблемах, до участия в манипуляциях с общественным мнением, информационных войнах.

Исследование было проведено в рамках Проекта «Борьба с ненавистническими высказываниями и информационным загрязнением для социальной сплоченности в Кыргызстане», и реализуется при поддержке ПРООН в КР и ЮНЕСКО в Алматы. Организация-исполнитель – Фонд МедиаКонсалт при участии Многостороннего консультативного совета.

Если кратко остановиться на основных выводах исследования, целью которого было не просто оценить ситуацию, но и предложить основу для возможных решений, то можно представить следующие основные выводы:

Результаты проведенного опроса указывают на низкий уровень понимания термина «язык вражды» не только среди обычных пользователей, но и среди госслужащих и СМИ. При этом пользователи описывают проявления «языка вражды» через широкий спектр своего понимания – от «оскорбления личности», нетерпимости к любым отличительным признакам, но также и как «проявление зависти», «критика власти».

Наиболее сильная экспертиза по «языку вражды» у медиаорганизаций и академических кругов, вовлеченных в развитие медиа-информационной грамотности (МИГ).

Медиаэксперты и представители СМИ отмечают связь между проявлением языка вражды в социальных сетях и событиями в реальной жизни, потенциально представляющими угрозу для определенных групп.

Журналисты подвергаются регулярным оскорблениям и угрозам в социальных сетях в связи со своей профессиональной деятельностью.

Как пример, также было названо давление со стороны правоохранительных органов против свободы слова и выражения мнений.

В Кыргызстане не ведется статистика по онлайн насилию в отношении женщин-журналистов, так же, как и системно не организована специальная работа по защите сотрудников от онлайн и офлайн насилия и преследований, кроме отдельных редакций СМИ.

В ходе опросов респонденты называли в перечне субъектов разжигания ненависти – «фабрики троллей», политиков и лидеров мнений из разных сфер, журналистов и блогеров, а также обычных пользователей.

Особенно заметны волны «языка вражды» в период выборов и экстренных событий и ситуаций – приграничные конфликты, пандемия, резонансные решения властей и др.

Пользователи отмечали, что могут распознавать манипуляции с общественным мнениям в соцсетях, когда «фабрики троллей» работают за деньги на любого политика, при этом их работа очевидна, так как под одним постом разом появляются десятки или сотни однотипных комментариев.

При этом респонденты также отмечают, что огромные потоки дезинформации, в распространение которых вовлечены в том числе и реальные люди, очень сильно искажают восприятие реальности и снижают доверие политикам, общественным деятелям в целом. Люди не понимают на какой информации им базировать свой выбор, принятие решений.

Медиаэксперты, журналисты, юристы отмечают, что государственные органы определяют ненависть и вражду по неясным критериям, избирательно подходят к применению законов.

В целом со стороны государства не ведется системная и масштабная работа по предотвращению «языка вражды» в социальных сетях и формированию языка согласия, межкультурного, межрелигиозного диалога, а также по улучшению модерации содержания опубликованных текстов и формированию эффективной системы саморегулирования производителей контента.

МИГ внедряется в учебные программы, в том числе через усилия медиа-НПО и международных доноров, но пока не стала стратегическим приоритетом в сфере образования в Кыргызстане.

Юристы медиаорганизаций считают, что действующие законы, регулирующие распространение языка ненависти и дезинформации в Кыргызстане, не отражают нормы и рекомендации Рабатского плана действий (разработка международных экспертных групп и организаций, используемых для распознавания «языка вражды» и определения грани между свободой слова и контентом, нарушающим права человека).

Рабатский План действий – документ по запрещению пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, содержит выводы и рекомендации рабочих совещаний экспертов, организованных УВКПЧ ООН.  

Документ предлагает высокий порог для определения «красной линии» для обеспечения полногособлюдения свободы выражения мнений, предусмотренной статьями 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП). Стратегия и План действий ООН по борьбе с ненавистнической риторикой, запущенные в июне 2019 года, также ссылаются на Рабатский план действий.

Шестичастный тест по Рабатскому Плану действий – это готовая рекомендация для государственных органов для определения опасности «языка вражды», полное соответствие которым должно однозначно повлечь запрет на него: 1) социальный и политический контекст; 2) статус говорящего; 3) намерение вызвать враждебность публики к определённой группе; 4) содержание и форма речи; 5) степень воздействия речи и 6) вероятность причинения вреда, включая его неотвратимость.

Пока единственный документ, который есть у государственных органов для экспертизы языка ненависти – это Методическое руководство по проведению религиоведческой и комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы в Кыргызской Республике. При этом данный документ не является нормативно-правовым и соответственно отсутствует в Централизованном банке данных правовой информации Кыргызской Республики.[1] 

Американская Ассоциация юристов в Кыргызстане в своем исследовании «Реализация прав человека в Интернете и социальных сетях»[2], отметила, что все судебные дела о разжигании ненависти в Кыргызстане проверялись ими по критериям Рабатского плана, и почти все дела не соответствовали этим критериям.  

Вместе с оценкой ситуации с «языком вражды» и дезинформацией в соцсетях в Кыргызстане, в рамках проекта также была разработана Аналитическая основа для формирования Коалиции по модерации контента. Шаги по формированию Коалиции будет реализованы в ближайшее время, для чего необходимы и политическая воля властей Кыргызстана, и ориентир на конструктивный диалог всех заинтересованных сторон – гражданского общества, частного сектора, академических кругов, международных организаций.

В числе ожидаемых результатов работы Коалиции предлагается в том числе следующее:

  • Внедрены в национальное законодательство надежные определения ключевых терминов, таких как ненависть, дискриминация, насилие, враждебность и другие. Государствогарантирует, что три критерия — законность, соразмерность и необходимость,применяемые для ограничениия свободы выражения, также применяютсяи к случаям разжигания ненависти.
  • Внедрено в национальное законодательство четкое различие между тремя видами выраженияненависти: 1)выражение, составляющее уголовное преступление; 2)выражение, которое не является уголовно наказуемым, но может послужить основанием для подачи гражданского иска или административного взыскания; 3)выражение, которое не влечет за собой уголовных, гражданских или административных санкций, но все же вызывает озабоченность с точки зрения терпимости, вежливости и уважения прав других.
  • Создан механизм обеспечения судебной системыи адвокатов, предоставляющих гарантированную государством юридическую помощь, регулярно обновляемой информацией о международных стандартах и международной, региональной и сравнительной судебной практики, касающейся разжигания ненависти.
  • МИГ становится неотъемлемой частью образовательных стандартов, в том числе и для повышения профессионального уровня руководителей и сотрудников государственных органов, частного сектора.
  • СМИ и другие производители контента социальных платформ внедряют политики модерации для развития системы саморегулирования; повышают уровень МИГ и правил модерации контента не только в редакциях, но и среди пользователей.

При этом, наиболее эффективные шаги по противодействию «языку вражды» – это не запреты и санкции, а предотвращение проявления ненависти, знакомство с другими культурами и религиями, диалог разных сообществ, нулевая терпимость к насилию, агрессии и ненависти по признакам расы, этнического происхождения, религии, пола, возраста, инвалидности, сексуальной ориентации и др. Это и будет одной из стратегических задач будущей Коалиции по модерации контента в Кыргызстане.

 

[1] Данное Методическое руководство было разработано согласно Концепции государственной политики в религиозной сфере на 2014–2020 гг., в соответствии с пунктом 7.1 плана действий по ее реализации – «Совершенствование системы и методологии проведения религиоведческой экспертизы, разработка положения о религиоведческой экспертизе и процедур защиты экспертов», при поддержке UNODC. Руководство одобрено и рекомендовано к применению научно-методическим советом Государственного центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции КР в 2017 г.

[2]Правовые основы использования социальных сетей в Кыргызской Республике, 2022 г. Представительство Американской ассоциации юристов в Кыргызской Республике.https://prevention.kg/2023/04/aba-roli-правовые-основы-использования-соци/

879

Написать комментарий: