Статья

24.KG: Между двух огней. Как конфликт в Украине отразится на странах Центральной Азии

Публикация информационного агентства "24.kg"

24 февраля 2022 года Россия начала так называемую специальную военную операцию в Украине. Выйдя за рамки политических, экономических и торговых разногласий только двух стран, конфликт сказался на десятках государств мира.

По оценкам экспертов, Кыргызстан, как и его соседи по Центрально-Азиатскому региону, партнеры РФ в таких интеграционных объединениях, как ЕАЭС, ШОС, ОДКБ, попали в зону геополитических, экономических и репутационных рисков.

Еще один аспект, который отмечают аналитики: из-за событий в Украине Центральная Азия остается пока единственным относительно стабильным островком на постсоветском пространстве. Это может положительно отразиться на релокации иностранного бизнеса и увеличении туристических потоков.

Между строк

Очевидно, что по сути война (несмотря на введенное в РФ уголовное преследование за использование этого слова, сами российские политики и военкоры все чаще стали его использовать. — Прим. 24.kg) истощает ресурсы обеих противоборствующих сторон. Но если Украине деньгами и вооружением помогают США и Европа, то РФ практически осталась в изоляции и под жесточайшими санкциями. Это, по мнению экспертов, ведет к ее финансово-экономическому и военно-политическому ослаблению.

Казахстанские бизнесмены начали устанавливать в Украине "юрты несокрушимости".

Фото: Казахстанские бизнесмены начали устанавливать в Украине "юрты несокрушимости".

Казахстанский политолог Досым Сатпаев считает, что ситуацией может воспользоваться Китай. Пекин уже закрепил за собой роль крупнейшего производителя и поставщика редкоземельных металлов в мире.

Китай контролирует 55 процентов производственных мощностей и 85 процентов объема переработки редкоземельных элементов в мире.

«Для КНР наш регион является одним из дополнительных перспективных источников добычи редкоземельных металлов. Естественно, это сильно беспокоит ЕС и США. Но страны ЦА имеют хорошую возможность использовать эту конкуренцию себе на пользу, в первую очередь исходя из собственных интересов модернизации своих экономик на основе развития новых инновационных отраслей», — сказал он.

С Досымом Сатпаевым согласен другой политолог из РК Данияр Ашимбаев. Он полагает, что Китай, безусловно, претендует на роль ключевого игрока в нашем регионе. Но усилению военно-политического влияния Пекина, отмечает он, будут противиться элиты стран ЦА. Как, впрочем, и доминанте Анкары.

«Если речь идет об углублении экономического сотрудничества с Китаем, то тут все за. Укреплять военно-политические взаимоотношения — нет. Слишком рискованно. Всем известно: куда входит Китай одной ногой, то там он оказывается и двумя, и выдавить его будет очень сложно. Такая же история с Турцией. Во времена президента Сулеймана Демиреля это была светская страна с устойчивыми экономическими связями. Та модель, которую выстраивает Реджеп Эрдоган, не особо импонирует всем пяти республикам Центральной Азии. Поскольку Турция продвигает идею военно-политического союза с активным лидерством Анкары», — полагает Данияр Ашимбаев.

Эрдоган лоббирует панисламисткие, пантюркистские дискурсы. Они могут способствовать дестабилизации в регионе. В Бишкеке, Астане, Ташкенте, Душанбе и Ашхабаде, конечно, заинтересованы в сотрудничестве как с Пекином, так и с Анкарой, но в рамках разумного.

Данияр Ашимбаев

Эксперт добавил, что, несмотря на попытки США и стран Евросоюза окончательно ослабить Россию, вытолкнув ее из Центральной Азии, Москва удерживает свой форпост в регионе и по-прежнему выступает как гарант безопасности.

В случае эскалации ситуации в Афганистане защита южных границ нашего региона без помощи России невозможна.

Он убежден, что для стабильности, нормального экономического развития Центральной Азии нужна многовекторность, но превалирующим фактором останется российский.

Политолог из Кыргызстана Аида Алымбаева утверждает обратное. По ее мнению, если до 24 февраля 2022 года Россия в том же Бишкеке и считалась единственным гарантом обеспечения безопасности, то после событий в Украине позиции Москвы пошатнулись.

«Я думаю, что вследствие событий, которые сейчас разворачиваются на фронтах в Украине, изменяются расчеты и позиции стран Центральной Азии по отношению к России. Эти страны стали искать альтернативные каналы для возможного обеспечения свой военной безопасности. Ведь нападение России на северные области Казахстана гипотетически не исключается после действий России в Украине и ранее в Грузии. Поэтому взоры стран Центральной Азии устремились, например, на Турцию. Укрепление Организации тюркских государств тому подтверждение. Ослабленная позиция России в военном плане может откорректировать поведение Китая», — сказала Аида Алымбаева.

Остается большим вопросом: захочет ли КНР оставаться только кошельком для своих соседей в Центральной Азии или прежнее негласное распределение сфер влияния между Россией и Китаем изменится, когда Китай выступал в качестве финансовой подпитки, а Россия контролировала вопросы безопасности. Исход такого порядка во многом зависит от того, к чему приведут боевые действия в Украине.

Аида Алымбаева

Это с одной стороны. С другой — в усилении роли Пекина в регионе не заинтересованы в Брюсселе и Вашингтоне.

В недавнем, девятом пакете новых антироссийских санкций Европейский союз еще раз подтвердил возможность вводить свои ограничения против компаний и частных лиц из третьих стран, которые помогают России обходить барьеры. А любая попытка поместить страны ЦА под санкционный колпак опять же может лишь подтолкнуть их ближе к Китаю и России.

Заметки на полях

Аналитики указывают на то, чтобы не оказаться «между двух огней», странам региона следует проявить самостоятельность в обозначении своих позиций и научиться решать возникшие вопросы самим, без оглядки на Москву, Пекин или Анкару. Правда, тест на центральноазиатскую интеграцию, его непосредственные участники провалили.

21 июля 2022 года в Чолпон-Ате прошла четвертая консультативная встреча глав государств Центральной Азии. Ожидалось, что она послужит толчком к объединению стран региона на фоне «военной спецоперации» России в Украине.

Однако президенты Таджикистана и Туркменистана Эмомали Рахмон и Сердар Бердымухамедов не подписали ключевой документ саммита — Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Да соглашению сказали Бишкек, Астана и Ташкент. Эксперты назвали реакцию Душанбе и Ашхабада предсказуемой. Пока в регионе не решены ключевые экономические вопросы, а на кыргызско-таджикской границе регулярно стреляют, рассуждать о дружбе и добрососедских отношениях несерьезно.

Но это не говорит о том, что усилия по объединению напрасны и не стоит тратить на этот процесс время. По мнению директора Центра политико-правовых исследований Тамерлана Ибраимова, нарастающая эскалация в Украине имеет большие, далеко идущие последствия для Кыргызстана и региона в целом.

«Сейчас Россия пытается проводить реваншистскую политику восстановления контроля над некоторыми своими прошлыми имперскими территориями. Оказалось, что войну она выиграть не может, а скорее всего, потерпит поражение, что приведет как к снижению ее внешнеполитического влияния, так и внутриполитическим проблемам. В случае поражения в Украине территориальные претензии России к некоторым бывшим странам СССР, в Центральной Азии, например к Казахстану, которые регулярно поднимает целый ряд высокопоставленных российских политиков, политологов и пиарщиков, на какое-то время существенно ослабнут», — считает Тамерлан Ибраимов.

Я бы назвал это вторым этапом распада, не только СССР, но и империи в целом.

Тамерлан Ибраимов

Эксперт отметил, что экономическое и военное ослабление России после провала в Украине приведет к тому, что продвижение российской политической повестки во многих ее проявлениях снизится во всем регионе и, соответственно, возникнет определенный вакуум, который будет заполняться как собственным политическим нарративом, так и другими внешними игроками.

Аналогичной точки зрения придерживается и политолог Эмиль Джураев. Он считает, что противостояние России и Украины для Кыргызстана выльется в целый комплекс политических «водораздельных» вопросов.

«Это и вопрос мигрантов в России, их права, риски их вовлечения в войну, или их инструментализации в вопросе позиции КР к войне. И конечно, это об эффективности отношений Кыргызстана с международным сообществом, осуждающим Россию и поддерживающим Украину», — уточнил Эмиль Джураев.

Это и вопрос того, на какой стороне КР — Украины или России. Вопрос основ — роль и место советского государства, советских лидеров, особенно в идеологии, в языковой политике, в литературе, историографии. Это и дальнейшие отношения с РФ, особенно для тех в Кыргызстане, кто вырос в политике на связях с российскими визави.

Эмиль Джураев

Очевидно, что внешнеполитические отношения стран региона, в частности Кыргызстана с Россией, не ухудшатся, но они будут развиваться больше по инерции, в формальном русле и на этом фоне нельзя исключать углубление интеграционных процессов, в том числе политических. Экс-премьер-министр Феликс Кулов добавил, что продолжение конфликта неизбежно повлечет изменения и в политике центральноазиатских государств, но процесс этот будет непростым, затяжным по времени и неизбежно отразится на экономике, а следовательно, и на жизни населения.

Дарья Подольская, ИА "24.kg"

100

Написать комментарий: