Статья

Какая демократия нам нужна

В Кыргызстане очень любят говорить о демократии (народовластии), а причиной всех проблем часто называется недостаток власти у народа. Вот если по-настоящему дать власть народу, то тогда все исправится, - говорят многие.

На самом деле формально власть в Кыргызстане уже принадлежит народу. Народ участвует в ее формировании, регулярно выбирая парламент и президента. Тем не менее, проблем в стране не становится меньше. Может тогда дело вовсе не в недостатке демократии? Или нам, для решения проблем, нужна не демократия, а автократия или какая-то другая система управления?

В реальности - у нас нет ни исторических, ни современных предпосылок для установления авторитарной власти. Всегда, как только в Кыргызстане появлялись признаки авторитаризма, так сразу становилось очевидным, что наши «тираны» настолько недальновидны и вороваты, что даже имея значительные властные полномочия, они не в состоянии хорошо распорядиться ими на благо общества.

Реальной альтернативы демократии в Кыргызстане нет и это понимают даже сторонники автократии.

Даже они соглашаются, что для сильной автократичной власти в Кыргызстане нет ни финансовых ресурсов (они нужны чтобы, с одной стороны, содержать большой репрессивный аппарат, а с другой, обеспечивать хотя бы минимально приемлемый уровень жизни людей), ни психологической готовности (вернее покорности) населения к этому.

В определенной степени развитие эффективной демократии в современном Кыргызстане осложняется тем, что всеобщее избирательное право дает возможность голосовать всем без исключения гражданам, в то время как часть избирателей не имеет достаточного для этого уровня подготовки и осознания своей ответственности. Для того, чтобы избирать лучших нужно, чтобы сам народ хорошо разбирался в том, что является хорошим выбором для страны и кто сможет лучше других работать.

Однако, это лишь издержки быстрого прихода в Кыргызстан демократических процессов. Со временем степень осознанности выбора избирателями неизбежно будет расти. В целом же проблемы развития демократии хорошо известны и присущи они многим странам мира.

О том, что демократия не идеальная форма государственного управления писали еще древние. Платон (428 до н. э. – 348 до н.э.) критично отзывался о ней, поскольку видел ее причиной деградации города, падения морали и нравов горожан. Люди, утверждал Платон, в таких условиях делают то, что хотят, не имея авторитетов ни в семье, ни в школе, ни где-либо еще, и постепенно это может привести к тому, что законы станут рассматриваться людьми как атака на их свободы. Такая ситуация может вести к анархии и хаосу, которые прямой дорогой ведут к тирании. Поэтому в восьмой книге «Государство» Платон утверждал, что избыточная демократия неизбежно приводит к тирании и считал лучшей формой управления монархию.

В отличие от Платона, Аристотель (384 до н. э. – 322 до н. э.) полагал, что демократия лучше, чем монархия. Он считал, что есть несколько форм демократии, где лучшая это когда выше всех стоит закон, который следит, чтобы граждане были во всем равны, все решает большинство народа, на должности выбирают по способностям и все участвуют в государственном управлении.

Аристотель писал: “Государство, имеющее такого рода устройство, разумеется, будет иметь хорошее правление, так как должности всегда будут занимать наилучшие граждане, согласно воле народа, не питающего зависти к порядочным людям. Порядочные и знатные останутся довольны таким порядком, потому что они не будут находиться под управлением других, которые хуже их, а управлять они будут справедливо, так как контроль над их деятельностью будет принадлежать другим”.

Худшей формой демократии Аристотель считал систему, когда выше всех не закон, а постановления народного собрания, на которых тон задают демагоги, закон отсутствует или не действует, а народ правит деспотическими методами и часто теряет чувство меры.

Очень часто путают понятия «демократия» и «либерализм» (лат. “liberalis” – свободный). Между ними действительно есть сходство, поскольку эти две общественно-политические концепции выступают за свободу и против тирании. Поэтому появилась концепция либеральной демократии, где делалась попытка соединить их. Однако между этими понятиями есть и существенные различия.

Для демократии главное - власть народа, а для либерализма, - чтобы государство не вмешивалось в частную жизнь человека и стояло на страже его прав.

Фридрих Хайек (1899-1992), один из видных представителей неолибералов, проводил четкую разграничительную линию между либерализмом и демократией. Он считал, что главным условием развития человека и общества является свобода (liberty), достигнуть которую можно ограничив роль и функции государства в отношении гражданского общества. Если демократия способствует этому, то она нужна и будет хорошо дополнять либерализм. Если же демократическое большинство принимает законы, ущемляющие права и свободы людей, то такая демократия не нужна.

Таким образом, для неолибералов, равно как и либералов, демократия не является какой-то высшей ценностью. Они рассматривают ее лишь как инструмент, который при определенных условиях может хорошо встраиваться в систему государственного управления и который нужно отставить в сторону, если он будет ущемлять права граждан и угрожать свободному рынку.

В 19 веке Карл Маркс (1818-1883) сформулировал основные постулаты коммунистической идеологии, которая также предлагала в качестве способа управления государством власть народа, т.е. демократию. Маркс утверждал, что в капиталистическом обществе не может быть равных прав у всех граждан и не может быть настоящей свободы. Класс капиталистов, прикрываясь демократией, правит другими классами, говорил он. Поэтому для того, чтобы достичь реального уравнивания в правах граждан и соответственно построить реальную демократию, по Марксу, нужно было ликвидировать капиталистическую систему.

Таким образом, Маркс и Хайек считали, что между существующей демократией и свободой есть большая разница. Но выводы у них были прямо противоположные. Хайек утверждал, что для достижения свободы человека необходимо дать дорогу свободному рынку и капитализму, в то время как Маркс полагал, что к реальной свободе и народовластию ведет ликвидация капитализма и построение вместо него социализма.

История показала, что демократия все же лучше приживается в капиталистическом обществе, потому что при социализме сначала правит «диктатура пролетариата», а затем устанавливается монополия одной партии, где нет реальных выборов на государственные должности.

Фарид Закария, авторитетный современный политолог, в своих работах также утверждает, что большой ошибкой является отождествление свободы и демократии. Он считает, что наибольшего успеха добиваются те страны, в которых общественный строй поддерживается конституционным либерализмом. «Конституционным либерализмом» Закария называет государство с либеральными ценностями, где конституция жестко ограничивает роль государственных органов.

При этом Закария, так же как и Хайек, полагает, что на первом месте должен быть либерализм и только на втором демократия. В подтверждение своей точки зрения он указывает на примеры стран, в 20-м веке избавившихся от колониализма. В качестве успешных стран он приводит примеры бывших британских колоний: Гонконг, Сингапур, Малайзию и т. п., в которых был развит либерализм и только впоследствии к нему, и то не везде, стала прилагаться демократия.

Классическим примером либерализма без демократии является Гонконг времен, когда он находился под управлением Англии (1841-1997). На этом острове процветала торговля и финансовые операции. Там эффективно функционировали право и судебная система. Государство воздерживалось от чрезмерного вмешательства в деятельность свободного рынка и частную жизнь горожан. Все это способствовало тому, что Гонконг постепенно превратился в один из мировых финансовых и торговых центров, а материальный, образовательный и культурный уровень гонконгцев стал одним из самых высоких в мире.  При этом демократии на этом острове не было, поскольку им управлял не избираемый народом орган, а губернатор, назначаемый английской королевой.

В бывших французских колониях (Алжир, Тунис, Сирия, Ливан и т. п.), наоборот, под влиянием французских идей о свободе, равенстве и братстве, внимание уделялось в первую очередь развитию идей демократии (народовластия), а либерализму только во вторую очередь. Результат известен. Практически во всех этих странах уровень жизни, вопросы соблюдения законности и общественной безопасности на порядок ниже, чем в прежних британских колониях.

Если брать примеры стран, не бывших никогда колониями, то и там наиболее успешные, и развитые те, в которых работает закон, соблюдается контрактное право и хорошо функционирует судебная система, т. е. налицо основные признаки либерализма.

Вместе с тем, следует специально отметить, что, сравнивая демократию и автократию или тиранию, то демократия, в долгосрочной перспективе, является самой эффективной формой управления государством. Она создает лучшие, чем другие системы, условия для развития общества. В короткие исторические периоды другие системы управления – монархия, тирания или автократия также могут показывать хорошие, а порой и выдающиеся результаты.

Тем не менее, все авторитарные режимы страдают одной, но смертельной болезнью - в них все зависит от одного человека и/или узкого круга людей вокруг него.

Если этот человек глуп, труслив, вороват или имеет другие недостатки, то вся страна становится заложницей его ущербности. Бывает, что тиран умен, хитер и даже не ворует, но все равно не имея необходимости согласовывать свои решения с общественностью, он рано или поздно становится жертвой самообмана и лести подхалимов, которые всегда в изобилии кружат вокруг него. Обычно же авторитарные режимы имеют целый комплекс недостатков, где в стандартный набор входят коррупция, самодурство, самолюбование тиранов, подавление альтернативного мнения и, как следствие – общественная депрессия и снижение социальной инициативы.

Что касается Кыргызстана, то пока складывается ситуация, что демократия, пусть и с известными проблемами, в стране есть, а полноценного правового государства до сих пор нет. Поэтому иногда демократически избранная власть ведет себя как при монархии или тирании, когда интересы одного человека или узкой группы людей во власти становятся выше интересов общества. Закон, равно как и судебная система, не всегда срабатывают как это положено.

Таким образом можно сделать вывод, что развитию Кыргызстана препятствует не отсутствие демократии, а недостаток либерализма.

К сожалению, на сегодняшний день у определенной части населения, либерализм несправедливо ассоциируется с пришедшей после развала Советского Союза дикой приватизацией, коррупцией, падением жизненного уровня и нравов. Отсюда пропагандируемое презрительно-уничижительное отношение к либерализму и либералам: «либерасты», «пятая колонна», «иностранные агенты» и т. п. Очевидно, что такое отношение к либерализму носит ярко выраженную эмоциональную окраску и не имеет ничего общего с реальным содержанием этой общественно-политической концепции.

Ведь никто не выступает против главных постулатов либерализма: законности, правового государства, эффективной и справедливой судебной системы, защиты собственности, прав и свобод человека, невмешательства государства в гражданское общество. Практически все в Кыргызстане готовы подписаться в поддержку этих принципов.

Пожалуй, только один из них может вызывать сомнения – ограничение функций государства и его невмешательство в сферу гражданского общества. Многие ошибочно полагают, что это сильно ослабит государство, может привести к росту преступности, снижению уровня безопасности и в итоге несет риск потери суверенитета страны. На самом деле ограничение функций государства не ведет к его ослаблению, а напротив усиливает его, потому что

сильное государство – это не то, которое контролирует человека и общество во всех его проявлениях, а то, которое способно обеспечивать соблюдение законов.

Таким образом, принципы либерализма, если смахнуть с них идеологический налет, принесенный к нам геополитическими ветрами, могут быть понятны и востребованы гражданами Кыргызстана. Наша страна уже более 20 лет живет в условиях капитализма, это факт, который не оспаривается никем. Поэтому без внедрения принципов либерализма, когда над всеми стоит закон, а не вожди, Кыргызстан будет все время безуспешно стараться решать возникающие проблемы.

Без либерализма сложно построить успешную экономику, создать условия для развития бизнеса и обеспечить безопасность граждан, независимо от их социального и материального статуса.

При этом ясно, что, учитывая те идеологические одежды, в которые у нас в стране нарядили либерализм, изменить отношение к нему будет не просто. Что делать? Первоначальный возможный шаг по выходу из системы сложившихся негативных стереотипов возможен в простом обновлении термина. Если слово «либерализм» для многих в Кыргызстане звучит почти как ругательство, то соблюдение законов и правовое государство воспринимается как вещи нужные и даже необходимые.

Если же в общественном дискурсе объединить эти и другие важные принципы либерализма под каким-либо зонтичным термином, например - «Азаттык» («свобода» по-кыргызски), то негативные коннотации, связанные с либерализмом, можно обойти. Понятно, что замена термина это только первый, самый легкий и, возможно, не самый обязательный шаг, но в определенной ситуации он может быть необходим, потому что чувственно-смысловое восприятие этого явления изменится.

Кроме того важно, чтобы либеральные ценности находили отклик в сердцах и умах людей, а это возможно при наличии в стране определенной доли среднего класса. Именно представители среднего класса являются оплотом либерализма. Для бедных и неимущих нет большого смысла выступать за законность и защиту собственности, прав и свобод. Им нечего терять, и они склонны верить популистским обещаниям государства, потому что они направлены на удовлетворение иждивенческих настроений людей.

Очень богатым в Кыргызстане либерализм также не особенно нужен. В условиях беззакония и коррупции они могут решать для себя практически любые вопросы. Зачем им законы, которые ограничивают их фактическую власть, когда можно подкупить и госчиновника, и судью? Впрочем, в конечном счете, богатым тоже нужен либерализм, поскольку только беспристрастный закон, стоящий над всеми, может по-настоящему и на долгую перспективу гарантировать им сохранность собственности и капитала. Чем раньше это поймут богатые, тем лучше для всех.

Кроме того, для продвижения либерализма необходимо наличие лидерских групп, для которых личная свобода, права человека, законность и защита собственности, свободы предпринимательства, справедливое правосудие - являются ключевыми ценностями. Такие группы людей в стране уже есть. Это люди из предпринимательской среды, университетов, различных общественных организаций, фермеры и т. п. Это люди дела. Необходимо опираться на них и всячески помогать им. Это тот кыргызстанский креативный класс, который способен действительно, а не на словах, вытащить страну из кризиса.

Только лидерство, подкрепленное социальной поддержкой, способно привести к позитивным изменениям.

Если не делать этого, то существующая в Кыргызстане демократия может приводить к крайне нежелательным результатам – к власти будут приходить не самые умные, достойные и ответственные, а более хитрые, вороватые и наглые, что мы не раз наблюдали в нашей истории. Очевидно, что такая демократия будет раздражать многих и, как писал Платон, вести к революции, а потом к тирании.

Для исправления положения нужны системные реформы, суть которых очевидна - установление в стране верховенства закона над всеми, защита собственности и прав человека. Для того, чтобы проводить эти реформы, нужно их понимание и люди, способные воплотить их в жизнь. Есть ли у тех, кто руководит нашим государством ресурсы для этого – люди, которые понимают и могут реализовать такие реформы? Пока вопрос остается открытым.

329

Написать комментарий: