Статья

Религиозный фанатизм как сущность и основа религиозного экстремизма и терроризма

Для регулирования некоторой «спонтанности» в религиозном возрождении, необходимо понять сущность таких понятий как: «фундаментализм, фанатизм, радикализм, экстремизм и терроризм». Несмотря на актуальность проблемы, в научной и экспертной среде, еще не пришли к единому мнению в определении данных терминов. Существует ли этот термин в природе вообще, нет ясного представления о нем, в частности, когда он соприкасается со словом «религиозный».

Так как в логике религиозной веры, явление «религиозного экстремизма» как таковое не существует, а термин «экстремизм» в религиозной логике - не легитимен. Однако, если в религии термин «экстремизм» не легитимен и не существует, то это не должно означать, что в религиозной среде отсутствует феномен, получивший в политической науке название «экстремизм».

Поэтому, правильное определение «религиозного экстремизма» и четкое теоретическое осмысление его сущности, может стать базой формирования юридической основы для выработки эффективной политики по профилактике и преодолению данного явления.

Имеется большое количество самых разнообразных определений сущности «фундаментализма, фанатизма, радикализма, экстремизма и терроризма» вообще, и «религиозного экстремизма» в частности. Целесообразно подойти к определениям отдельно от слова «религиозный» и рассмотреть сущность «религиозного экстремизма» комплексно.

Фундаментализм - часто является реакцией на протекающие в современном обществе процессы глобализации и секуляризации. Одним из основных вариантов данного течения является религиозный фундаментализм. Конечно, как религиозный фундаментализм широкую популярность получил, «протестантский фундаментализм» в США среди групп пресвитериан, баптистов и методистов в 1910—1912 годы. «Протестантский фундаментализм», отвергал любые попытки критики и модернистского толкования Священного Писания.

Фанатизм - это «эмоциональное проявление человека, которое характеризуется чрезмерным рвением, энтузиазмом, одержимостью, слепой верой в правоту своих убеждений, в превосходство и исключительность предмета своего обожания и его последователей в собственном лице до такой степени, что поставленная цель забывается».

Радикализм - это (как нейтральный термин, если не вкладывать в него какой либо смысл позитива либо негатива) – «резкая, кардинальная, крайняя, бескомпромиссная приверженность каким-либо взглядам, концепциям, которые направленны на решительные, коренные изменения чего либо. Он может проявляться как в негативном свете так и в позитивном свете, например как - радикальные реформы».

Экстремизм - это «совокупность различных крайних форм политической борьбы, которые проявляются в сепаратизме, территориальной экспансии, расизме, национализме, фашизме, этнофобии, этноэгоизме, во всех видах дискриминации и проявлений нетерпимости».

Терроризм - это «политика, основанная на систематическом применении устрашения, угрозы, запугивания».

Здесь необходимо установить логические отношения между терминами, как «религиозный фундаментализм, фанатизм, радикализм, экстремизм и терроризм». 

«Фундаментализм» в Исламе, реагирует на «модерн», однако и не является антимодернистским. Это поясняется тем, что «фундаментализм» в Исламе, проявляется в те моменты, когда грозит что-либо его традиционности во всех отношениях. Скажем, в Исламе «фундаментализм» реагирует негативно на перестройку религии с корня, то есть создание новой религии, не на основе старой, а на новых основах, возможно целиком, возможно частично.

Это можно увидеть на примере исламского «модернизма-вестернизма», который пытался подстроить Ислам под западную культуру. «Модернизм», который предлагает изменение не основ и догматов религии, а изменение подходов, пониманий этих догм и священных текстов со временем в ногу, имеет даже некое смысловое слияние с «фундаментализмом». То есть «фундаментализм» в Исламе выступает за сохранение основ в чистом и неизменном виде, как бы выполняя функцию инстинкта самосохранения.

Вероубеждение, как и другие убеждения, как идеологические, например связаны с эмоциями и психикой человека. Информация только та, которая отражает реальность жизни человека и общества, контролирует эмоцию и психику человека, приводит к логическому умозаключению и может претендовать на предупреждение вероубеждения к фанатизму.

То есть отсутствие базового, фундаментального образования в религии, или не качественного образования приводит к отходу от религиозной культуры и приводит к фанатизму, что не позволяет религиозному человеку критично обратиться в свой духовный мир, даже напротив предполагает критичное обращение к реальному миру.

Данное положение со временем предполагает радикальные взгляды. Радикальные взгляды в свою очередь имеют свойство превращаться в лозунги и призывы экстремистского толка. На основе этих призывов и лозунгов, и осуществляется  террористическая деятельность.

Важно отметить, что разница между этими ступенями находится не в религии, а в идеологии, которая использует религию в качестве оружия для осуществления определенных целей. Необходимо также отметить, что разница между ними зависит от индивидуального психического восприятия, и переход от одного уровня на другой уровень может длиться от нескольких дней до нескольких лет.

Как известно, что идеология терроризма не может осуществиться без оружия, также известно, что данная идеология в качестве оружия может использовать не только религию, но и патриотические чувства, национальные обычаи, традиции, права человека и многие другие высокие понятия и чувства человека.

Экстремистская идеология, камуфлированная религией, ее формы отличаются от нормальной не радикальной религиозной идеологии, не содержанием религиозной догматики и не обрядностью, а специфическими акцентами религиозного сознания, которые актуализируют лишь некоторые стороны религиозной идеологии, переводя на задний план другие ее стороны.

К числу таких акцентов, можно отнести следующие пять моментов:

1) акцентуация отношений с иноверцами и еретиками, актуализация религиозной нетерпимости;

2) формирование образа врага истинной веры;

3) религиозная санкция агрессии против врагов истинной веры;

4) акцентуация социального содержания религии в форме религиозного идеала праведной жизни и праведного общества;

5) прямолинейная поляризация мира.

Следует отметить, что «религиозный экстремизм» представляет собой деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

- насильственное изменение основ государственного строя;

- подрыв безопасности государства;

- захват или присвоение властных полномочий;

- создание незаконных вооружённых формирований;

- осуществление террористической деятельности.

Исходя из вышесказанного, о сущности экстремизма, все начинается с категории «фанатизм», поскольку экстремизм и терроризм являются результатами фанатичного мышления, действий и образа жизни. Таким образом, «религиозный экстремизм» как сложное, комплексное социальное явление, существует в трех взаимосвязанных формах:

1)  как состояние сознания (общественного и индивидуального);

2)  как идеология;

3) как совокупность действий по реализации экстремистской идеологии в жизнь.

 Психология религиозного фанатика

Вероубеждение, как и другие убеждения, например идеологические,  связаны с эмоциями и психикой человека. Информация только та, которая отражает реальность жизни человека и общества, контролирует эмоцию и психику человека, приводит к логическому умозаключению и может претендовать на предупреждение вероубеждения к фанатизму.

То есть отсутствие базового, фундаментального образования в религии, или не качественного образования, приводит к отходу от религиозной культуры и приводит к фанатизму, что не позволяет религиозному человеку критично обратиться в свой духовный мир и даже напротив,предполагает критичное обращение к реальному миру.

Данное положение со временем предполагает радикальные взгляды. Радикальные взгляды в свою очередь имеют свойство превращаться в лозунги и призывы экстремистского толка. Эти призывы и лозунги, являются основой для осуществления террористической деятельности. Важно отметить, что разница между этими ступенями находится не в религии, а в идеологии, которая использует религию в качестве оружия для осуществления определенных целей.

Необходимо также отметить, что разница между ними зависит от индивидуального психического восприятия и переход от одного уровня на другой уровень может длиться от нескольких дней до нескольких лет.

На сегодня в Кыргызстане больше 7 млн населения, из них около 87–90% населения - мусульмане. Приблизительно 10–13% из них практикующих мусульман. Остальные представители общества относятся к религиям вообще, нужно сказать лояльно, за исключением тех моментов, которые приводят к проблемам.

Например, прозелитизм, с его исходящими проблемами как захоронение, разводы в семьях и другие проблемы. Проблема намного стоит острее с позицией практикующей части населения, по отношению к другим течениям Ислама. В целом картина такова, что, например, молодежь возможно по незнанию, не информированности и не образованности, может пойти на поводу своих эмоциональных всплесков.

Однако на сегодня, в стране не было зафиксировано ни одного конкретного факта конфликтных столкновений на религиозной почве между конфессиями. Были проблемы с прозелитами, однако эти проблемы не являются межрелигиозными или межконфессиональными, это конфликты между населением в сельской местности и прозелитами.

Например, были такие моменты, когда односельчане рассматривали соседей, принявших другую религию как вероотступников несмотря на то, что эти же односельчане не являлись практикующими мусульманами, а подвергали их общественному осуждению и исключали из числа членов "ынтымака" (традиционной системы взаимопомощи) только из-за традиционного понятия что они мусульмане.

Проблема с ахмадитами обстоит немного серьезнее, так как там, проблема была криминогенной ни между традиционным Исламом для страны в лице суннитов, матуридитов и ханафитов, а между представителей радикально настроенных такфиритов-джихадитов и «ахмадитской мусульманской общиной» («сектантством–еретизмом»).

Даже на тот момент с отрывом в несколько месяцев было совершено покушение на известного в стране теолога Маликова К. К. Существует предположение, что нападавшими были представители ИГИЛ в стране.

Радикализация исламских группировок актуальна как никогда, так как в стране существует коррупция, двойные стандарты, кумовство, трайбализм, землячество, это все несправедливость и ее молодежь видит, живет и растет в ней. Когда предлагают молодежи альтернативу, такую, которая на все 180 градусов противоположна системе, как «Хизбут Тахрир», «Джейш аль-Махди» и другие спящие ячейки, которые могут в любой момент активизироваться, они выглядят очень даже привлекательно.

Существует и другая проблема, то есть радикалы срастаются с криминалом. Срастаются в пенитенциарных учреждениях и на воле. Существует еще один элемент, это властные структуры, конечно же не все. Этот треугольник называется семейным кланом, где один член семьи может работать в правоохранительных органах, другой быть радикалом, а третий может возглавлять один из криминальных ОПГ.

На всем этом фоне существует еще один «псевдо»-джамаат, так называемые «инкарщики» (члены запрещенной в стране «Иакын-Инкар», ранее отколовшегося от «Таблиги Джамаат» религиозно-экстремистского направления), они не признают «причинно-последственный мир», занимаются тем же самым что и «Таблиги Джамаат», для осуществления своей деятельности не признают никаких рамок ограничений со стороны государства и ДУМК.

Из всех вышеперечисленных джамаатов безусловно лидирует «Таблиги Джамаат», где есть свои правила, мораль, определенные условия, вплоть до путей и методов наказания. Однако, несмотря на все это, были, и сейчас существуют моменты, когда происходит ассимиляция несмотря на то, что непонятно кто кого ассимилирует, однако каждая сторона в полную силу использует другую сторону. Это говорит о том, что криминал, даже если и исполняет культовую сторону, он не оставляет свою деятельность.  

P.S. При подготовке статьи использовались отдельные данные, взятые из открытых источников. Мнения, выраженные в этой публикации, не обязательно отражают точку зрения официальных органов власти.

Эрлан Тологонов, эксперт по проблемам национальной и военной безопасности, научный сотрудник Национального института стратегических исследований Кыргызской Республики (НИСИ).

Публикация отражает позицию автора и может не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

Фото сайта Yntymak.kg

3766

Написать комментарий: