Статья

Афганистан и будущее Центральной Азии

После вывода американских войск из Афганистана контроль над страной перешел в руки движения «Талибан» (террористическая организация, запрещенная законом) и в Центральной Азии сложилась новая геополитическая реальность.

Присутствие американских войск и их союзников в течение двадцати лет обеспечивало стабильность и возможность странам ЦА укреплять свой суверенитет и осуществлять реформы и экономическое развитие. Государства региона не тратили ресурсы на вопросы безопасности и укрепления границ, т.к. США были донорами и гарантами безопасности в ЦА, опосредованно предоставляя ее странам геоэкономические возможности для развития национальных экономик и государственных институтов.

Сегодня повестка дня стран Центральной Азии изменилась. Теперь основной вопрос – это вопрос безопасности и укрепления границ государств. Во всех странах ЦА существует сложное социально-экономическое положение. При этом ситуация усугубляется последствиями пандемии COVID-19.

Геополитическое окно возможностей для Центральной Азии, которое длилось с 2015 года по 2021 год, закрылось.

В этот период проводились рабочие консультативные встречи президентов стран ЦА в разных форматах с целью выработки общей повестки дня на международных площадках, улучшения взаимной торговли и координации действий для повышения геополитического веса. Все эти встречи проводились без участия внешних игроков. В это время внимание глобальных и региональных игроков было сконцентрировано на других регионах и международных проблемах.

А в настоящее время ситуация резко изменилась, в первую очередь, в связи с изменением соотношения сил в Афганистане и регионе. Выход США из Афганистана говорит о том, что они изменили глобальное видение и повестку дня, и сконцентрировали внимание на противостоянии с Китаем и Россией. Выгодоприобретателем от такой корректировки становятся Пакистан, Китай, Россия.

Индия фактически исключена из числа участников решения проблем Афганистана и Центральной Азии.

Для Ирана, который стремится к региональному лидерству, ситуация не однозначна: она создает и проблему, и геополитическую возможность. Его цель – доминировать на Кавказе и в Центральной Азии.

В результате войны в Карабахе в 2020 году и изменения ситуации в Афганистане появился новый старый геополитический игрок – Турция. Это становится очевидным в свете прошедших военных учений в Азербайджане армейских контингентов Турции, Азербайджана и Пакистана.

В ответ Иран проводит военные учения на границе с Азербайджаном, усиливая отношения с Арменией во всех сферах.

Эта ситуация непредсказуема и создает взрывоопасную среду на Кавказе и в Центральной Азии.

Таким образом, подвергается сомнению «пояс безопасности» пока еще стабильного постсоветского пространства. Происходит формирование очень серьезных геополитических вызовов и угроз для Центральной Азии и Кавказа.

Сегодня снова актуально введенное Фредериком Старом в 1993 году понятие «Большая Центральная Азия», объединяющее Центральную Азию и Афганистан. Теперь потеряла актуальность и оказалась под вопросом реализация таких крупных проектов, как CASA-1000, ТАПИ и другие. Геоэкономическая ситуация в корне изменилась. Существует ли возможность «сшить» Центральную Азию с Южной Азией?

Возникает и вопрос: кто будет донором и гарантом безопасности в ЦА – Россия, Китай или другой геополитический игрок?

Все страны ЦА, которые отмечают 30-летие своей независимости, находятся в разных геополитических проектах (ЕАЭС, ШОС, ОДКБ и др.). Все это усугубляет положение стран региона, которые могли бы сотрудничать, координировать совместные действия для урегулирования возникающих новых вызовов и угроз.

Китай получил неожиданный глобальный вызов в связи с образованием 15 сентября 2021 года нового военно-политического альянса AUKUS – союза США, Великобритании и Австралии.

Теперь эти страны будут доминировать в Индо-Тихоокеанском регионе и во всем Мировом океане, сдерживая Китай. Они имеют возможность в течение суток перекрыть все морские, воздушные и даже сухопутные пути через свои военные базы. Это предполагалось в предвыборной программе президента США Джо Байдена «Америка вернулась», в отличие от изоляционизма Дональда Трампа. Мы видим контуры формирования нового мирового порядка, посткоронавирусного мира.

В связи с этим будущее Афганистана и Центральной Азии приобретает региональный характер. Центральная Азия может стать ареной геополитического противостояния глобальных и региональных игроков – США, Китая и России. США «глобализировали» и «вскрыли» регион, который долгое время находился исключительно под контролем и влиянием СССР и России.

Визит заместителя председателя Совета безопасности КР Таалатбека Масадыкова в Афганистан с гуманитарным грузом говорит о том, что Кыргызстан первым  в Центральной Азии вносит вклад в урегулирование ситуации в Афганистане и обеспечение реальной безопасности. Кыргызстан становится геополитическим игроком. У Кыргызстана есть возможность продемонстрировать себя как объективный фактор урегулирования конфликта.

Странам Центральной Азии необходимо жестко адаптироваться к новым геополитическим реалиям мира, если они хотят сохранить себя в будущем как суверенные государства, а свой регион стабильным и процветающим.

Публикация отражает позицию автора и может не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

1354

Написать комментарий: