Статья

МНЕНИЕ: Акаев - штрихи к портрету

Адиль Турдукулов

Приезд Акаева всколыхнул всех, так как это касается не только его личности, а нашего зачастую травматического опыта 90-х годов в Кыргызстане. Развал Союза принес нам доселе невиданный экономический коллапс, мгновенное разрушение былых авторитетов, новый опыт построения собственной государственности и надежду на светлое будущее. И все те пертурбации, и последующие наши опыты революции мы начинаем отсчет от событий, когда Верховный совет КР 24 октября 1990 года избрал Акаева первым президентом страны.

За всю 30-летнюю истории независимости Кыргызской Республики, Акаев правил почти половину его срока. А многие из нас продолжают окрашивать его и его правление в черно-белых красках. Хотя даже этапы его президентства можно поделить на ранние и поздние, демократичные и авторитарные, интеллигентные и коварные. И всё это окажется правдой. А если присмотреться к нему поближе, то мы увидим в его фигуре все страхи и слабости нашей страны, чувства всей нашей наивности и разочарования, осознание себя как независимой страны со всеми ее плюсами и минусами.

Начнем с того, что Акаев из-за всяких оппозиционных коалиций в парламенте того времени, предательства сторонников Масалиева, оказался во главе государства из академической среды.  А не пересел туда с поста первого секретаря партии, как это произошло в соседних странах. Говорят, что большая роль в этом Айтматова, сыграл фактор мягкости самого Масалиева и даже упоминают роль КГБ. Но суть в другом, Акаев, а значит и страна уже в начале собственного пути выбивалась сильно от других стран Центральной Азии, где коммунистический истеблишмент сохранил свои позиции. От этого к нему изначально было не особо приветливое отношение соседних лидеров, что сам Акаев затем смог преодолеть, природным интеллигентным способом ведения переговоров.

До середины 90-х годом можно назвать романтическим периодом президентства.  В августе 1991 года Акаев резко осудил образование и действия ГКЧП.  Вместе с Верховным Советом КР объявил о провозглашении независимости КР. 2 марта 1992 года присутствовал при голосовании в штаб-квартире ООН за принятие Кыргызстана в члены ООН. Наблюдал за поднятием флага КР возле штаб-квартиры ООН. Были приняты основные атрибуты страны – флаг, герб, гимн. И одним из таких же атрибутов заслуженно стал сам Акаев.

В экономике же многое было безрадостным: резкая инфляция, неработающие заводы, массовая безработица. Но в то же время произошло открытие границ, затем первое в СНГ введение национальной валюты и вхождение в ВТО, свободный курс, резкое либерализация торговли и в результате самый крупных торговый хаб в Центральной Азии в виде рынков Дордой и Кара-Суу. Люди жили и выживали как могли. Государство особо не помогало, но и не мешало.

Поворотным пунктом стал 1996 год, когда по словам самого же Акаева у него полномочий как у «английской королевы»,и он решил провести референдум по их резкому расширению. С этого момента был открыт “ящик Пандоры”, когда последующие лидеры меняли Конституции как перчатки, по своему усмотрению. Хотя правда это не спасало их и самого Акаева от силового отстранения. Кыргызстан к тому времени заслужил право называться «островком демократии», а сам Акаев видел страну уже второй Швейцарией. Однако затем эти эпитеты начали восприниматься больше как издевка.

Так уже в 1994 году был принят «О государственной тайне». Этот документ восстанавливал цензуру на публикации различных данных не только военного, но и экономического характера. В нарушении норм закона чиновники обвинили тогда оппозиционную газету «Свободные горы». Издание закрыли.

В 1995 году из-за внесенных поправок в Уголовный кодекс, предусматривающую тюремный срок за клевету, редактора оппозиционной газеты «Республика» Замиру Сыдыкову водворили в СИЗО. Затем осудили на год лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора.

Появились и первые политические узники. Главный организатор и первый участник антикоммунистических политических голодовок Тургуналиев Топчубек запомнился тем, что в 1990-м году от имени демократической общественности надел на голову Аскара Акаева белый калпак как символ свободы и с чувством радости и ликования от того, что президентом страны стал демократ. Первый раз он в 95-м году был арестован за распространение листовок, дискредитирующих президента Акаева, а в 97-м г. суд приговорил Тургуналиева к 10 годам лишения свободы за "хищение государственного имущества и «служебный подлог». С тех пор трижды был признан Международной Амнистией) Узником Совести.

Это давление на прессу и оппозицию резко осудил условный «запад», что стало причиной отхода от многовекторности в сторону сближения с РФ. Да и Кремль, к тому времени больше занятый внутриполитической ситуации, стал больше уделять внимание к постсоветским странам.

Да и Акаева к тому времени больше заботило сохранение власти, чем отношение к нему западных стран. С приближением 2000 года, это настроение только усилилось. Так газета “Республика” начала отсчет окончания его срока, упирая на то, что он досиживает второй и последний срок в качестве президента. У Акаева были свои планы, и посягательства на свободу слова и аресты оппозиции можно только объяснить его желанием продлить свой срок как минимум до 2005 года.

Реальную альтернативу ему мог оказать харизматичный генерал Кулов. Так, неожиданно он в апреле 1999 года подал в отставку с поста мэра столицы,  организовал оппозиционную политическую партию «Ар-Намыс» («Достоинство») и заявил о намерении баллотироваться в президенты. В итоге уже в марте 2000 года он был арестован по стандартному обвинению в злоупотреблении служебным положением. Был осуждён на 7 лет с конфискацией имущества, а через год суд приговорил его к десяти годам заключения, признав его виновным в растрате госсредств.

Выборы Акаев без труда выиграл, за счет зачистки политического поля, повсеместного использования административного ресурса и фактической монополия на СМИ. Тогда, я напомню, еще не было соцсетей для получения альтернативной информации.

Одним из прорывных решений Акаева во внешней политике можно назвать разрешение приграничных споров с Китаем, который уже набрал космические скорости роста экономики. Экспертам было понятно, что замедление разрешения приграничных споров в будущем может сыграть против Кыргызстана. Конечно парламент, который состоял в том числе из независимых от власти депутатов, не мог не воспользоваться этой ситуацией для ее политизации.

Наиболее энергично выступал, хотя без особо доказательной базы, бывший прокуроский работник из Аксы – Азимбек Бекназаров. Он даже договорился до того, чтобы объявить Акаеву импичмент. Власти не могли этого ему простить. Его арестовали по выдуманному поводу, как и Кулова, а его сторонники из села Боспиек вышли на акции протеста.

До сих пор не доказано, кто отдал приказ стрелять, однако все понимают, что никто не мог сделать выстрел без отмашки с самого верха. В итоге погибло 6 граждан. Это стало началом конца Акаева, что и привело к событиям 24 марта 2005 года.

Возможно, он мог бы избежать рокового финала, если бы не позволил своим детям баллотироваться в парламент, через первую в истории партию власти “Алга, Кыргызстан!”, что фактически легитимизировало “семейное” правление. Дополнительную сумятицу добавлял еще вопрос – станет ли он баллотироваться в президенты осенью 2005 года, по которому Акаев не давал однозначного ответа.

Акаеву до сих пор припоминают со знаком минус и Кумтор, и кредиты от МВФ, коррупцию, однако при этом надо подчеркнуть, что в отличие от соседних стран у нас действовала легитимная оппозиция, были митинги, и пресса была зубастой. Да и к тому же пороки той поры, давайте признаемся, не исчезли, а может даже усугубились с тех пор. Поэтому, возможно, проблема не только в лидерах, а в исторических обстоятельствах, деформированной политической системе, да и в нас с вами. 

Публикации с отметкой «Мнение» отражают позицию автора и могут не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

376

Написать комментарий: