Статья

Почему Бишкек теряет ресурс развития и будет замедлять его темпы?

Одним из важнейших факторов прогресса современных городов является такой ресурс, как “развитие”.

Развитие (применительно к городу) стоит понимать как особую возможность для структурного усложнения последующего состояния общественных институтов и соответственно общественной среды, ориентированных на материальное и духовное производство. Поэтому, чем развитее и сложней становятся общественные отношения в процессе производства, тем сильнее происходит разделение труда, а производство более продуктивным.

Соответственно у более развитых сообществ более благополучная экономика, социальное развитие и инфраструктура. Непродуманная организация общества и экономики ведет к менее продуктивному и результативному изменению, что снижает возможности для развития. В этой связи «развитие» стоит рассматривать как ресурс.

Современное изменение городов требует того, чтобы они были приспособлены для современных инновационных решений, делающих среду проживания более технологически развитой и соответственно более комфортной. Технологии и рынок, приходящие в городское сообщество достаточно сильно меняют его облик, что дополнительной нагрузкой ложится на энергопотребление и инфраструктуру.

Видимо в своем рациональном и долгосрочном планировании наша столица остановилась в 90-е годы, когда на смену единому плану развития пришла совокупность диверсифицированных центров принятия решений, ориентированных на сиюминутное извлечение прибыли. Единого действенного управленческого концепта, который бы повлиял на принятия решений, у Бишкека никогда не было.

Не было и видения, как Бишкек должен развиваться.

Возможно, это связано с тем, что городское сообщество и его управленцы не научились мыслить себя в качестве субъектов. У субъектов же развития, которые могли оказать воздействие на благоприятное изменение города, как правило не имелось доступа к распределению ресурсов и более того, у них не сложилось целостного современного технологического видения изменения Бишкека.

Урбанизация столицы, по мнению ученого Мирлана Дылдаева, протекала вслед за индустриализацией, которая началась в 40-е гг. Далее Фрунзе из столицы промышленного назначения, комфортного для проживания и отдыха рабочего класса и номенклатурно-бюрократической части превратился в большой рынок (в девяностых и нулевыхгодах), а после и в объект, представляющей собой систему ресурсов, которые стали извлекаться для получения наибольшей прибыли и наименьшими капиталовложениями в развитие.

Хаотическая урбанизация породила множество проблем планирования.

Это стало приводить к истощению возможностей развития самого города. Стихийность разрастания города продолжается и сегодня. Знаковых общественно значимых пространств, которые бы служили местом отдыха и являлись бы визитной карточкой практически не были созданы.

Бишкек, как многие постсоветские места проживания, можно назвать гибридным городом, застрявшим между прошлым и настоящим. Строящаяся и существующая в городе инфраструктура не соответствует потребностям современного развития передового урбанистического планирования. Более того, эта инфраструктура требует достаточно больших вложений в ее поддержание и развитие. Но, как мы отметили выше, капиталовложений в развитие практически не происходит.

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с Бишкеком, это хаотичность застройки. Сохраняющийся типично советский архитектурный ансамбль и стиль с совокупностью настроенных многоэтажек и одноэтажных домов порождали не только эстетический кошмар, но и разного рода неудобства. Город обрастал не только безвкусными “элитками” и новыми районами, но и так называемым “саманным поясом” - новостройками, часто поставленными самозахватчиками, либо с допущения коррумпированных чиновников.

Безопасность строительства и самого жилья вызывает у ряда экспертов опасения: Бишкек как известно находится в зоне сейсмической активности и высокобалльных землетрясений. Здания зачастую строятся либо без контроля и участия компетентных органов, либо путем коррупции. Более того строительный бум, который с недавних пор начался здесь при высоких ценах за квадратный метр и складывающихся предпосылках нового витка экономической нестабильности могут поспособствовать, что часть новостроек либо не будет достроена, либо не найдет покупателей. Высокие здания также нарушают попадание свежего ветра в город: воздух здесь начинает застаиваться, а улицы слабо проветриваться. По заверению ряда специалистов и экологов именно частный сектор жилмассивов вносит существенный вклад в образование смога в зимнее время.

Сегодня город перенасыщен населением. В столице проживает около 20% населения страны, часть которых в поисках заработка мигрируют сюда. Миграция по прогнозам социологов может привести к тому, что через 21 год здесь может проживать около 2,5 млн. человек (правда статистика не учитывает ресурсные возможности столицы, которые к тому времени могут быть исчерпаны). Миграция сказывается на криминогенной ситуации: по статистике Бишкек самый небезопасный город в республике.

Дорожная инфраструктура ориентирована более на автомобильный транспорт. Вместе с тем город совершенно не приспособлен для такого большого объема машин. которые сегодня присутствуют в городе. Расширяющаяся география пробок, особенно в весенне-осенний период все более усугубляет ситуацию с мобильностью и передвижением. Муниципальные власти не сделали ничего существенного чтобы развивать систему общественного транспорта пересаживая часть автомобилистов в автобусы и троллейбусы. Безусловно это сложная задача, но возрастающий дискомфорт исчерпывает возможности для более мобильного перемещения. Более того, большой объем машин вносит негативный вклад в образование смога (особенно в осенне-зимний и весенний периоды) и ухудшает здоровье горожан.

Система общественного транспорта также устарела. За счет увеличения количества транспортных средств маршрутки стали основным фактором снижения мобильности при передвижении. Безопасность маршрутного транспорта не соответствует современным нормам и стандартам: большая часть переоборудованных маршрутных такси не сертифицирована в соответствие с современными нормами перевозки пассажиров. Муниципальные органы не несут ответственность за допуск такого транспорта до выхода на линии. Минимальные требования (сиденья, относительная чистота салонов и поручни – вот что обычно нужно для того, чтобы считаться общественным транспортом).

Муниципальные управленцы как правило живут в иной реальности. Их границы города ограничиваются небольшими лакунами проживания. По сути, они отчуждены от результатов принятых ими решений, поэтому не несут как правило внутренней ответственности за своё управления. Уровень коррупции местных органов власти также показывает их отчужденность от городского сообщества, ведь их миры существования не пересекаются.

Экономический уклад столицы является одной из системных проблем его эволюции и возможной деградации. Экономика города более всего построена на сфере услуга. Более того сам город напоминает большой базар товаров и услуг. В целом также устроено и мышление тех. кто проживает в городе, а также принимает здесь решения.

Непомерно быстрый территориальный рост столицы также сказывается и на продовольственной безопасности. так, часть земель, которые ранее имели сельскохозяйственное назначение, путем трансформации были отданы в частное владение. Вместе с тем рост города “вширь” приводит к истощению водных ресурсов, часть которых перестает достигать поливных площадей. Возможно, что столица в ближайшее время поглотит еще ряд населенных пунктов.

Экологическая ситуация более носит комплексный негативный характер, где рост столицы построен на паразитировании имеющихся ресурсов. С каждым годом ситуация, связанная с качеством воздуха и питьевой воды, ухудшается. Быстрыми темпами растет количество бытовых отходов, который производит город. Городская свалка несмотря на заверения прежних градоначальников не была ликвидировала: ведь она и до настоящего времени является источником прибыли части недобросовестных предпринимателей и возможностью для коррупции муниципальных и государственных органов власти.

Одной из важных проблем стала шумовая загрязненность. Известно, что шум перенасыщенных городов (к коим можно отнести и Бишкек) влияет на сокращение жизни в пределах 10–12 лет.

Ранее существовавшая бишкекская фауна либо полностью исчезла, либо сохранилась по окраинам в небольших количествах. Раньше в столице можно было встретить белок, майских жуков многих разновидностей, ужей, ежиков, ящериц и даже черепах. Сегодня лишь удачному посетителю юга столичной периферии можно встретить часть этих животных. Вместе с тем город стал прекрасно сосуществовать с грызунами (крысами и мышами) и тараканами, численность которых в некоторых районах даже возрастает. Экологический ущерб сегодня сильно сказывается на экономике столицы, а также страны.

В этих условиях ни о каком городском системном патриотическом воспитании речи и быть не может. В плане проживания Бишкек расценивается как перевалочная транзитная точка или как возможность выкачивать ресурсы, не вкладываясь в его концептуальное развитие.

Культура городского сообщества в Бишкеке достаточно низкая, это способствует преступности, вандализму и безответственному отношению к городской среде. При этом система ответственности недостаточно адекватная этой культуре, а образовательные и просветительские механизмы не охватывают тех, кто нарушает нормы сообщества. Преступность отчасти объясняется малой доступностью досуга, неразвитостью городской среды, социализацией маргинальных слоев, отчасти сильным разделением по социально-экономическому признаку.

Сложно сегодня сказать, как проживающие в Бишкеке оценивают понятие справедливости и на какое место в системе личностных и общественных ценностей их ставят. Бишкек в силу наибольшей экономической развитости является привлекательным для внутренних мигрантов, которые не просто занимаются трудовой деятельностью (маятниковая миграция), но и также оседают тут, заменяя выезжающих из страны горожан.

Несмотря на сильную развитость частных клиник и формальной доступностью государственных больниц и поликлиник, медицина в стране находится в крайне плачевном состоянии. Уровень жизни и здоровья горожан, как можно вывести отсюда, невысок.

Образование столичных школ и вузов как правило выше, чем в других населенных пунктах. Но вместе с этим вряд ли соответствует международным передовым стандартам.

Бишкек в целом не является технологическим городом. Из-за неразвитости промышленности страны в целом, управленческих и интеллектуальных ресурсов, столица является потребителем или придатком технологических инноваций. Достаточно трудно будет назвать хотя бы два выдающихся инновационных технологических решений по улучшению города, которые были внедрены в столице за последние 30 лет, и которые могут также применяться в других урбанистических образованиях. Более того применяемые решения по изменению городской среды как правило устаревают на момент их внедрения.

Последствия - на наш взгляд в последующем город не станет перспективным в развитии. Усилится текучка мозгов, что приведет его в состояние провинциального объекта умирающего типа. С появлением новых более развитых городов отсутствие ресурса развития приведет к его умиранию.

Таким образом, концептуальное построение столицы, слом сложившейся экономической системы, когда через деградацию и разрушение сложившихся социально-экономических систем, будет построена новая урбанистическая единица, ориентированная на комфортную жизнь, а не на выкачку ресурсов - является выходом из сложившейся ситуации и проблем.

Система управления должна подразумевать комплексное и системное вложение в ресурсное развитие.

Город должен чем-то пожертвовать, и жертвой должно стать мышление, ориентированное на краткосрочные проекты в пользу долгосрочного видения развития.

1340

Написать комментарий: