Статья

Менеджмент в пользу аудитории: об идее создания в Кыргызстане общенационального медиахолдинга

Инициатива по созданию в Кыргызстане Общенационального общественного медиахолдинга, который объединит все СМИ, финансируемые из республиканского бюджета, не на шутку обеспокоила многих представителей независимых медиа, некоммерческих организаций и экспертного сообщества.

На медиафоруме, прошедшем 3 июня в Бишкеке, высказаны опасения, что столь крупное объединение может стать «рупором госпропаганды».

А поскольку формат панельной дискуссии не позволил ответить на все возникшие вопросы, постольку есть смысл объяснить смысл и логику этой инициативы в заочном режиме.

Прежде всего, необходимо отметить, что идея создания Медиахолдинга не является чьей-то персональной инициативой, а стала совокупным продуктом, возникшим в процессе длительных обсуждений. И прежде, чем прийти к нему, коллектив авторов преодолел довольно длительный и непростой путь внесения различных предложений, их обсуждения, доработки и согласования.

Неоднозначная реакция коллег из медиасектора и гражданского общества была ожидаема. Потому что организовать настоящий диалог и выработать консенсусное решение, было не просто, даже внутри самой Рабочей группы. К примеру, некоторые участники изначально предлагали полностью упразднить государственные медиа, как вредящие конкуренции на рынке и препятствующие его эволюционному развитию.

Однако в итоге группа пришла к тому, чтобы не ликвидировать, а оптимизировать государственный сегмент отечественного медиасектора.

В настоящий момент инициатива создания Медиахолдинга изложена лишь в проекте Концепции информационной политики Кыргызской Республики на 2021-2025 годы (ознакомиться с проектом в рамках его общественного обсуждения можно на сайте kyrgyz.media, а возможные предложения по тексту – направить по адресу: [email protected]).

Какие вопросы призван решить Медиахолдинг, и почему его создание отнесено в проекте Концепции к Приоритету № 2 («Обеспечение информационного суверенитета и развитие национального контента»)?

Начнём с суверенитета, который, кроме прочего, подразумевает реализацию отдельно взятой страной/государством права независимо определять направление развития и самостоятельно обеспечивать себя всем необходимым. К примеру, реализация информационного суверенитета предполагает, что Кыргызская Республика имеет право и возможность:

- предоставлять своему населению достоверную и достаточную информацию о событиях и процессах в стране и мире;

- обеспечивать своим гражданам такой объём и ассортимент информации, который позволяет им эффективно социализироваться, развиваться, получать дополнительные познания, положительные впечатления и расширять свой кругозор;

- формировать единое информационное поле, позволяющее жителям из разных областей и районов страны быть в курсе событий и процессов по всей территории государства;

- создавать и поддерживать положительный имидж государства и его населения не только внутри, но и за пределами Кыргызской Республики; и т.д.

А теперь попробуем ответить, сумел ли Кыргызстан обеспечить собственный информационный суверенитет, спустя 30 лет после провозглашения государственной независимости?

Если и смог, то точно не в полной мере.

Во-первых, информацию о событиях в мире аудитория прямо или опосредованно черпает из иностранных медиа (телеканалы, Интернет-издания и их аккаунты в соцсетях, мессенджерах). Кыргызстанские журналисты вынуждены работать с информацией иностранных коллег, в лучшем случае, переупаковывая и перепроверяя её по алгоритмам фактчекинга. Поскольку собственных корреспондентских сетей за границей кыргызстанские медиа, не имеют. Это роскошь, которой наши медиа не могут себе позволить.

Иначе говоря, спустя 30 лет независимости мы по-прежнему смотрим на мир «чужими» глазами.

Во-вторых, большинство кыргызстанских медиа пока не могут предложить отечественной аудитории достаточную «линейку» контента. В новостных лентах, репортажах, аналитике стабильно превалируют материалы, прямо или косвенно связанные с политикой и государственными ведомствами. Деятельность президента, парламента и правительства освещаются с завидным постоянством, поскольку многие редакции вынуждены ориентироваться на пресс-релизы ведомств, заявления официальных лиц, пресс-конференции и брифинги. При этом аудитория стабильно недополучает отечественный контент по культуре, искусству, образованию, спорту, здоровью, истории, технологиям, домашнему хозяйству, экономике и финансам, семейным отношениям и пр. В результате, зрители и пользователи уходят за интересным и разнообразным контентом на зарубежные каналы (телевидение, Интернет, соцсети, мессенджеры). А вслед за ними, туда же перетекает часть финансовых средств из небогатого на рекламодателей рекламного рынка Кыргызстана…

В-третьих, вместо формирования в Кыргызстане единого информационного пространства и общенациональной повестки, складываются своеобразные информационные «ареалы». Так, столичная аудитория располагает достаточно широким выбором источников в форме государственных и частных медиа. Однако, в регионах крупные частные медиа практически отсутствуют, а имеющиеся государственные не в состоянии обеспечить достаточное качество и количество контента.

Вследствие чего регионы находятся в информационном вакууме, а столица «вспоминает» о существовании регионов только в периоды, когда там начинаются проблемы.

По-прежнему сохраняется разрыв в повестке и качестве контента между кыргызско- и русскоязычным сегментами медиасектора.

И это далеко не полный перечень проблем, характеризующих и степень информационного суверенитета Кыргызстана, и уровень развития национального контента.

Какие возможности открывает создание Медиахолдинга? Например, оно позволит:

- оптимизировать расходы бюджета на содержание госмедиа;

- объединить кадровые, финансовые, технические и прочие ресурсы;

- сократить объём производства дублирующего контента;

- создать корреспондентскую сеть в России, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане.

Разберём это на конкретных примерах. Что значит оптимизация расходов? В процессе реформирования областных и районных газет (сейчас их объединили в региональные медиацентры) выяснилась следующая картина. В штатах местных газет пишущие журналисты оказались в меньшинстве, поскольку большую часть работников составляли – редакторы, бухгалтеры, охранники, уборщицы и т.д. Поэтому административные расходы превышали расходы на производство контента, а творческий коллектив редакций был малочисленнее обслуживающего персонала. Нечто подобное происходит сейчас в связи с увеличением (за счёт национализации, помимо прочего) количества государственных медиа. На каждом из них (ОТРК, ЭлТР, «Пятый канал», «Пирамида», «Кабар» и т.д.) директор с заместителями, помощниками, секретарями и прочим административным персоналом. Почему не использовать расходы, идущие сейчас на их содержание, на что-то более полезное и перспективное? На создание корреспондентской сети в стране и за рубежом. На повышение заплаты журналистов, которые именно из-за низких доходов вынуждены уходить в частные медиа. На подготовку новых тематик и жанров. На финансирование госзаказа для производителей медиапродукции…

А что значит сокращение объёмов производства дублирующего контента? Сейчас картина выглядит следующим образом. Несколько государственных телеканалов работают параллельно. Каждый из них готовит и транслирует свои репортажи, выпуски новостей, обзорно-аналитические итоговые передачи и пр. При этом, «линейка» новостных событий у них одна и та же («президент подписал указ», «парламент принял закон», «правительство дало отчёт по работе» и т.д.). Все они черпают из одних и тех же источников, перерабатывают одни и те же пресс-релизы, посещают одни и те же пресс-конференции. Однако расходов это не уменьшает, поскольку в каждой из этих редакций для отдельно взятого новостного выпуска нужен свой набор исполнителей: съёмочная группа, монтажёр, редактор, диктор и т.д. Но на выходе разные редакции выдают один и тот же продукт.

Аудитория получает несколько новостных передач с примерно одинаковым набором тем, сюжетов и комментариев.

Зачем? Зачем оплачивать из бюджета такое количество дублирующего контента? Особенно, если учитывать, что каждый «дубликат» обходится по цене «оригинала»…

Разве не будет полезнее, если вместо выкапывания нескольких параллельных «траншей» журналисты госмедиа будут разрабатывать и транслировать разные по тематикам, жанрам и стилям передачи? Чтобы предоставлять нашей аудитории не одинаковое блюдо с разных кухонь, а полноценное меню с широким выбором первых, вторых блюд и десертов.

Возможно, в этом месте у многих читателей возникнет логичный вопрос: Почему все эти задачи предлагается решать не через частные, а именно через государственные медиа? И действительно, почему?

Потому что частные медиа:

- не имеют тех возможностей (финансирование, материально-техническая база и пр.), которыми располагают государственные;

- не защищены от угрозы банкротства, от рыночной конкуренции, от колебаний рекламного рынка и т.д.

Ни одно частное медиа в Кыргызстане не имеет такой производственной базы, какая есть у ведущих государственных медиа. Ни одно частное медиа не располагает гарантированным ежегодным финансированием. В отличие от государственных медиа, частные редакции вынуждены ориентироваться на «продаваемость» контента здесь и сейчас, и лишены возможности вкладываться в перспективные, но ресурсоёмкие проекты. Такие, как создание тематических, жанровых редакций, создание за границей корреспондентских сетей и т.д.

Возможности, ресурсы и финансовая устойчивость государственных медиа неизмеримо выше, а значит, и требования к ним тоже должны быть выше.

И в плане качества, и по объёму производства, и по его тематическому разнообразию, и по выполнению социально значимых функций, и по многим другим характеристикам.

И, что немаловажно, государственные медиа являются получателями финансирования за счёт бюджета. Иначе говоря, именно их деятельность оплачивается всеми гражданами Кыргызстана, которые, в конечном счёте, и являются заказчиками и покупателями медиапродукции государственных медиа. Стало быть, предоставление гражданам (аудитории) широкой линейки контента является прямой обязанностью государственных медиа.

Что же касается вопросов о том, есть ли гарантии, что власть не использует Медиахолдинг в своих целях, не попытается превратить его в некого «монстра», то ответ содержится в самом вопросе. Гарантий нет. Как и в любом мало-мальски значимом процессе, риск отклонения всегда присутствует. Но это не значит, что надо отказываться от всего, в чём есть негативная вероятность.

Это значит, что от прогрессивных сил потребуется больше усилий, участия и демократического контроля над процессом реализации идей Концепции на всех этапах и во всех мероприятиях.

Позитивные перемены легко не даются.

К сожалению, в одной статье невозможно охватить весь спектр направлений, включённых в проект Концепции информационной политики на 2021-2025 годы. Которые отнюдь не ограничены предложением создать в Кыргызстане Общенациональный общественный медиахолдинг. Тем более, что обсуждение проекта Концепции ещё продолжается, а работа над планом мероприятий по его реализации пока впереди. Не говоря уже о самих мероприятиях, о подготовке нормативной базы и прочем конкретном наполнении.

Что касается диалога, то начавшись некогда в рамках Рабочей группы, он уже вышел за её пределы, и теперь каждый желающий может внести в него свой посильный вклад. Будь то предложения, вопросы, комментарии и даже альтернативные варианты. Ведь диалог – это не столько окончательный результат, сколько процесс его совместного поиска.

Фото Данияра Джаркынбаева и «Медиа Диалог».

Публикации на сайте ЦППИ отражают позицию автора и могут не совпадать с точкой зрения Центра политико-правовых исследований.

1288

Написать комментарий: