Статья

Насилие над женщинами в Кыргызстане: тенденции, проблемы и пути решения

Считается, что об уровне развития государства и общества можно судить по положению в нем женщин. В нашей стране женщины находятся в неравном по отношению к мужчинам правовом положении. Они чаще подвергаются насилию в том числе и семейному и достаточно нечасто насильники несут ответственность за содеянное. Так согласно опросу национального статистического комитета — в 85% случаев именно женщины становятся жертвами семейного насилия.

В январе 2019 года Кыргызстан шокировали сообщения из Баткенской и Нарынской областей о 2 женщинах, погибших после избиения со стороны мужей. В этом же году стало известно о том, что в Караколе муж облил свою жену бензином и поджег.  Весенние резонансные события 2021 года вокруг похищенной, а затем убитой девушки Айзады вновь подняли тему насилия над женщинами. Преступления такого рода выходят за рамки бытового или семейного характера и на наш взгляд имеют более сложную природу, чем обычно представляется в массовом сознании Насилие над женщинами отличается своей спецификой от насилия над мужчинами, где целью, как мы полагаем, является лишение женщин статуса субъекта равных отношений через психологическое или физическое воздействие (запугивание, побои, нанесение увечий, выставление из дома и так далее).

Вместе с тем широкое распространение применения физического насилия не позволяет в должной мере обратить внимание на психологическое насилие, о котором, судя по всему, еще не пришло время говорить. Более того, в экспертном сообществе нет единого взгляда на то стоит ли вообще заниматься темой психологического насилия в отдельности от физического. Как правило физическое и психологическое насилие над женщинами смешаны друг с другом.

Несмотря на то, что во всех областях существуют кризисные центры, далеко не все гражданки имеют к нему доступ. Финансируемые государством или негосударственными организациями службы оказания медицинской, психологической и юридической помощи для пострадавших от семейного насилия для многих недоступны, особенно в сельской местности. В Бишкеке с населением около полутора миллионов человек работает всего два и при этом негосударственных приюта для женщин с детьми, в общей сложности рассчитанных всего на 22 койко-места. По сути, в Бишкеке катастрофически не хватает кризисных центров и приютов. Нужно отметить, что по стандартам ЕС на 10 тыс. населения должно быть одно койко-место в приюте. В 2016 году в г. Оше один приют для жертв насилия закрылся из-за отсутствия финансирования.

Вместе с тем, как правило оказываемая помощь (правоохранительных органов, гражданского общества и так далее) снимает лишь симптом, но не решает проблему насилия над женщинами как тенденции. Существующая официальная статистика на наш взгляд не отражает реального положения дел, но вместе с тем показывает тенденции к росту. Так наблюдается рост при регистрации фактов насилия: так если в 2009 году было зарегистрировано 2116 фактов, то уже в 2019 — 8159 таких случаев. То же самое наблюдается и в фактах возбужденных дел: так если в 2015 году было зарегистрировано и направлено в суд 238 уголовных дел от жертв насилия, то в 2019 уже 649. Из них около 86% дел были прекращены по отзыву претензий потерпевшей стороны, и лишь 6% агрессоров несут уголовное наказание.

Имеющиеся цифры показывают, что как правило добиться возбуждения уголовного дела очень сложно. При проведении исследования Human Rights Watch было обнаружено, что только женщины с легальными защитниками или адвокатами чаще всего продолжают уголовные дела против семейных насильников. В среднем, милиция возбуждает чуть более 200 уголовных дел в год и в двух случаях из трех по самой легкой статье — «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Виктимологическое исследование, проведенное в Бишкеке и новостройках в 2018 году, показало, что там только трое из 172 женщин, пострадавших от насилия, обращались в милицию.  В большинстве своем женщины утверждают, что сами решат ситуацию с агрессором.

Существующая культура взаимоотношений между мужчинами и женщинами не соответствует современному социально-правовому уровню развития Кыргызстана. В международной практике наше государство демонстрирует стремление к правовым и демократическим ценностям. Однако в реальности существует крайне много предвзятых стереотипов в отношении женского пола. К сожалению, в учебных заведениях не учат как правильно необходимо взаимодействовать полам. Не пропагандируется то, что насилие необходимо избегать, а наказание — есть неотвратимо в случае совершение преступлений. В сегодняшних условиях считается, что физическая сила и превосходство как правило имеют допустимый и решающий фактор во взаимоотношениях. С другой стороны, замалчивание проблем насилия выступают свидетельством архаичного общественного мышления, где те или иные ярлыки позора, пошатывающие статус семьи или рода, в массовом своем проявлении значат больше, чем ценности права.

Изучение действий политиков и властей показывает, что правило не все они восприимчивы к решению проблем насилия в отношение женщин. Отчасти это можно объяснить и тем, что некоторые политики и сами грешат тем, что устраивают в отношение женщин подобные неправомерные действия. Сегодня существует проблема сбора данных и мониторинга государством о насилии над женщинами. Подобная ситуация наблюдалась и более 10 лет назад.

Любые формы насилие над женщинами — это прежде всего нарушение прав человека. В стране создана нормативная правовая база: равенство мужчин и женщин закреплено в новой редакции Конституции. Приняты основополагающие акты - Закон «О социально-правовой защите от насилия в семье» и «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин».  В 2019 года в силу вступили Уголовный Кодекс и Кодекс о проступках. Размер штрафов за семейное насилие и мелкое хулиганство вырос. Так признанный судом насильник должен теперь выплачивать государству от 30 до 60 тысяч сомов штрафа. Однако уже в 2021 году депутаты ЖК инициировали поправки в законодательство, рекомендуя исключить выплату государству штрафов, так как зачастую сами жертвы насилия помогают их выплачивать. Предлагается сделать упор на то, чтобы преступники были задействованы в исправительных работах.

Вместе с тем стоит отметить, что только в 2016 г. была введена уголовная ответственность за ранний брак по религиозному обряду — от 2 до 6 лет. Лишь после этого в декабре 2016 г. ДУМК запретил имамам проводить нике с лицами, не достигшими 18 лет. Однако, по экспертной оценке, запрет соблюдается не всегда. В 2020 году была инициатива в Закон «Об охране и защите от семейного насилия» внести норму смертной казни за совершение отдельных актов насилия.

Концептуально на наш взгляд существует разрыв между нормами закона, по которым следует жить и традиционными нормами, в которых фактически и живет населения. Это говорит о том, что общество в Кыргызстане достаточно высоко криминализовано и имеет достаточно примитивное правовое сознание. Как и 10 лет назад побои в отношение женщин квалифицируется как мелкое хулиганство. Мужчины как правило не несут должное наказание за систематическое насилие над женщинами. У правоохранительных органов не всегда хватает компетенций в решение проблем насилия: некоторые представители правоохранительных структур иногда не видят в этом проблемы. Более того, суды аксакалов, которые должны заниматься вопросами предотвращения насилия, как правило не выполняют этой функции. Как и большая часть населения, представители судов аксакалов подвержены либо стереотипам, либо доверчивы слухам и недостоверной информации. Это можно объяснить низкой просвещенностью судов аксакалов в вопросах предотвращения насилия в отношении женщин.

Одной из острых проблем нашего общества являются правонарушения сексуального характера. В этом вопросе очень часто мнение женщин как правило играет вторичное значение по отношению к мужчинам. Страх за свою безопасность и существование в общественном сознании мнения что правоохранительные органы не будут решать проблему насилия, лишь в крайних случая приводит к обращению жертв насилия к правосудию. И достаточно часто, правоохранительные органы не готовы встать на защиту жертв. Это уже давно подпитывает корни такого явления как похищение невест или выдача девушек замуж по принуждению, причем практика первого (ала-качуу) больше распространена на севере страны, а второе — в так называемых южных регионах (об этом свидетельствует исследование Фонда Сороса, проведенное в 2009 году). Другое исследование в 2015 году (Женщины и дети вовлеченные в миграцию) приводило пугающие цифры: ежедневно каждые 40 минут в стране похищалась 1 девушка с целью вступления в брак или совершения сексуального насилия.

Еще одним распространяющимся явлением стала практика насилия над женщинами-мигрантками со стороны мужчин-соотечественников.  Как отмечается в одном исследовании, в странах пребывания женщины-мигрантки становятся еще более уязвимыми к злоупотреблениям, поскольку они удалены от своей семьи. В контексте увеличения числа незамужних женщин, мигрирующих из Кыргызстана, в России произошло несколько случаев агрессии в отношении кыргызских женщин, встречающихся с некыргызскими мужчинами. Вместе с тем обращаясь в правоохранительные органы принимающей стороны, жертвы насилия стали способствовать тому, что преступники задерживались и подвергались уголовному преследованию. Также женщины-мигрантки могут подвергаться насилию со стороны принимающей стороны (например, когда они работают в качестве прислуги или попадают в сексуальное рабство). Вместе с тем не раз наблюдалось что девочки, родители которых были в миграции подвергаются физическому (сексуальному приставанию, побоям) и психологическому насилию как со стороны родственников, так и со стороны сторонних людей. Защитить как правило таких детей некому.

Статус женщины в обществе по отношению к мужчине, а также развиваемые стереотипы, служат питательной средой для насилия в отношение к женщине. В семьях, где мужчина берет на себя все главные функции домостроительства или принятия ключевых решений, женщины часто становятся жертвами насилия, когда мужчины не могут реализоваться и дать необходимого финансового благополучия, а ожидания у женщин при этом превышают существующие обстоятельства. Нередко мужчины начинают пить или срываться, усиливая и без того сложные семейные положения.

В отношение женщин систематически совершаются акты психологического насилия, выражающиеся в виде оскорблений, несправедливой критике, контролю за действиями и так далее. Давление оказывает и окружение, в том числе и родственники, которые подчеркивая статус женщины в традиционных социальных отношениях как бы лишают ее апеллирования к закону (например, когда невесту принуждают к браку или терпеть физические издевательства). Как правило женщины испытывают страх, им сложно осветить проблему насилия, которое происходит вокруг них, так как зачастую это насилие начинает восприниматься за норму. Психологически это тоже начинает расцениваться как нормальная среда, в которой можно жить.

Экономические причины насилия как правило выражаются в ограниченности экономической активности: женщины призваны следить за детьми, работать на низкооплачиваемой и низкоквалифицированной работе или вовсе не работать, что приводит ее к зависимости от супруга. Вместе с тем, как показывают исследования, экономическая независимость женщин в семье — есть лишь сдерживающий фактор насилия.

Примитивные религиозные воззрения в условиях высокого уровня религиозности населения также являются на наш взгляд причиной распространения насилия. Как правило женщина здесь рассматривается не как равная по правам мужчине человек, а несколько ниже. Это развязывает руки некоторым насильникам совершать насильственные действия в отношение женщин, а в религиозных учреждениях часто игнорируется эта тема, пока она находится в некоторых «рамках приличия». Более того, из-за низкой компетентности представители религиозных структур могут, закрывая глаза на очевидные факты нарушения законов, совершать религиозные обряд венчания. Поощряемое многоженство примитивным религиозным мировоззрением, по сути, носит характер насилия над честью и достоинством женщин, которая уже самим этим фактом в нашей реальности указывает на неравный правовой статус по гендерному признаку.

Конечно же искоренение насилия над женщинами — это длительная и системная работа со всеми проблемами касающихся свобод и неприкосновенности человека. Во-первых, необходимо проводить работу по повышению культурной и правовой грамотности среди населения и государственных органов, особенно в отдаленных районов страны. В обществе должен искореняться стереотип в отношении правового неравенства, подразумевающий что женщины должны иметь не все права и свободы, которые есть у мужчин. Более того, должна искореняться практика замалчивания насилия (психологического или физического). Во-вторых, государство должно оказывать всестороннюю поддержку тем, кто после обращения с заявлением в правоохранительные или судебные органы остается без средств к существованию. У женщин и девочек должна быть простая возможность обращения к правоохранительным структурам. В-третьих, правоохранительные органы должны нести реальную ответственность за не обращение внимания на обращения женщин и девочек, подвергающихся насилию. Среди сотрудников правоохранительных органов и органов местного самоуправления должны систематически и качественно проводиться обучающие мероприятия, направленные на выявления фактов насилия против женщин. В-четвертых, государственные и местные органы должны усиливать взаимодействие с международными организациями и представителями гражданского общества, которые успешно проводят практику по искоренению насилия над женщинами. Успех в решение вопросов физического и психологического насилия над женщинами будет являться показателем развития нашего государства.

Фото из Интернета

2137

Написать комментарий: