Исследование

Аналитическое исследование ЦППИ «Мировой суперкризис: стресс-тест для экономики Кыргызстана»

«Экономика остается уязвимой перед внешнеэкономическими потрясениями, учитывая ее высокую зависимость от недиверсифицированной экспортной базы, денежных переводов трудящихся и внешней помощи», Всемирный банк.

«Высокая зависимость от денежных переводов и производства золота подвергают экономику значительным внешним рискам», Азиатский банк развития.

«Экономика Кыргызстана остается уязвимой к внешним шокам. Высокая доля валютной задолженности и зависимость от цен на сырьевые товары остаются значительными рисками для экономической устойчивости. Глобальная рецессия может привести к росту государственного долга к ВВП», Евразийский фонд стабилизации и развития.

ЧТО ПРОИСХОДИТ

Меньше 3 месяцев назад будущее мировой экономики большинством аналитиков и инвесторов оценивалось как вполне безоблачное. Беспрецедентный в новейшей истории рост рынков и компаний, начавшийся в 2009 году, продолжался больше 10 лет. Слухи о какой-то неведомой инфекции, найденной в далеком китайском городе Ухань, практически не волновали рынки. Мало ли вирусов пережил мир за последние годы, от атипичной пневмонии до свиного и птичьего гриппа. Они вызывали краткие периоды паники, но не были способны всерьез повлиять на экономику даже на локальном уровне, не говоря уже о глобальном эффекте.

Да, были отдельные признаки надвигающейся бури, основным из которых являлся исторический факт, что последние 50 лет глобальные рецессии происходили раз в десятилетие. Ведь к хорошему привыкаешь быстро, и в условиях роста мировой экономики со временем даже самые опытные инвесторы начинают забывать плохие времена и принимать чрезмерно оптимистичные решения. В различных секторах экономики начинают надуваться пузыри, чем дальше от последнего кризиса, тем сильнее. И рано или поздно происходит коррекция.

Также беспокойство у ряда институтов и аналитических агентств в начале года вызывали увеличившийся корпоративный долг компаний да и вообще беспрецедентный рост объемов долга во всем мире, нестабильность на Ближнем Востоке, широкомасштабное замедление темпов роста производительности, угроза торговых войн между США и Китаем, США и ЕС и вообще Трампа с остальным миром и другие факторы.

Но в целом большинство аналитиков ожидали в 2020 году, в худшем случае, замедления темпов роста мировой экономики, а начало полноценного мирового финансового и экономического кризиса прогнозировали не раньше 2021 или даже 2022 года. Фондовые индексы, включая самые известные Dow Jones Industrial Average и Standard & Poor's 500 в январе и даже начале февраля 2020 года были близки к историческим рекордам, демонстрируя позитивные ожидания инвесторов и рынков.

Но, как всегда неожиданно, начался кризис. Март 2020 года стал наихудшим месяцем для мировой экономики со времен Великой Депрессии. Американские фондовые индексы обвалились на 30-40%. Впервые с рецессии 2008 года несколько раз приостанавливались торги на Нью-Йоркской фондовой бирже. Из-за разрыва сделки ОПЕК и начала полномасштабной ценовой войны между Саудовской Аравией и Россией цены на нефть упали более чем на треть, достигнув минимумов 2003 года.

Падение на рынках ускорилось после того, как Всемирная организация здравоохранения объявила распространение новой коронавирусной инфекции Covid-19 пандемией. Кроме американских бирж в минус ушли Лондонская биржа FTSE, немецкий DAX, французский CAC, а также фондовые индексы азиатских стран.

Самое тревожное, что спад продолжился даже после действий Федеральной Резервной Системы США, которая в воскресенье 15 марта на экстренном заседании снизила ключевую ставку с диапазона 1-1,25% до 0-0,25% из-за ситуации с коронавирусом.

Последний раз такие радикальные меры предпринимались ФРС во время мирового финансового кризиса 2008 года.

Это показывает, что инвесторы уже не верят в способность самой могущественной финансовой системы мира изменить ситуацию. Сейчас большинство экономистов считают начало полномасштабной мировой рецессии в 2020 году наиболее вероятным сценарием. Весь вопрос лишь в том насколько действия мировых правительств и других регуляторов помогут смягчить обвал и насколько затянется период спада.

Причем в отличие от последних мировых кризисов, которые в основном затрагивали область финансов, в этот раз удар идет также по реальному сектору, который страдает от разрыва логистических цепочек и жестких карантинных мер во всех основных экономических центрах мира.

Экономика Кыргызстана в настоящее время подвергается двойному шоку.

Он связан с началом мирового экономического кризиса и карантинными мерами, предпринимаемым внутри страны и соседними государствами. С 24 января закрыты границы с Китаем, что уже приводит к дефициту по ряду товарных позиций и сырья для отечественной промышленности. Практически прекратился приток туристов из стран дальнего и ближнего зарубежья, отменяются многие запланированные мероприятия.

16 марта Узбекистан и Казахстан, где были обнаружены первые случаи заболевших Covid-19, закрыли свои границы для перемещения иностранных граждан и значительно ограничили возможности для грузоперевозок. С 18 марта полностью закрыт въезд иностранных граждан в Россию.

Мы также закрыли свои границы. В связи с тем, что в Кыргызстане были обнаружены первые случаи заболевших COVID-19, можно прогнозировать дальнейшее ужесточение карантинных мер внутри страны, вплоть до введения чрезвычайного положения. Падение курсов рубля и тенге оказывает значительное давление на национальную валюту и уже привело к девальвации сома до уровня 85 сомов к доллару США.

Наиболее пострадавшими отраслями экономики на сегодня являются сектор туризма, транспортных перевозок, логистических услуг, сферы гостеприимства, торговли и экспорта. Ожидаются серьезные проблемы для финансового и строительного секторов.

Соответственно усилия правительства должны быть предприняты в двух направлениях.

Во-первых, необходимо предпринять меры по поддержке предпринимателей, чья деятельность была затронута в результате карантинных мер, как Кыргызстаном, так и международным сообществом. Особое внимание при этом необходимо уделить бизнесу, чья деятельность попала под полный запрет. Таким субъектам предпринимательства государство должно оказать безвозмездную поддержку, позволяющую перенести период простоя без доведения до банкротства, чтобы бизнес смог возобновить свою деятельность после смягчения или прекращения карантинных мер.

Другой задачей является принятие мер общего стимулирования всех секторов с целью минимизации спада отечественной экономики в условиях наступающей мировой рецессии и кризиса в странах, являющихся основными торговыми и экономическими партнерами Кыргызстана. В первую очередь, речь идет о России, Казахстане и Китае.

Как показывает предыдущий опыт, период мирового экономического кризиса может занять от 1 до 2 лет, в это время только энергичные меры властей и центрального банка могут позволить избежать значительного падения ВВП, увеличения бедности, массовой безработицы и усиления социальной напряженности.

РИСКИ И УГРОЗЫ

Основным риском для страны является зависимость от наших основных экономических партнеров, куда идет значительная часть нашего экспорта, а также где работает подавляющее большинство трудовых мигрантов. В случае сохранения низких цен на нефть экономический кризис в России и Казахстане снизит спрос, как на отечественную продукцию, так и на возможность обслуживания реэкспорта в эти страны из Китая и других государств.

Это вызовет сокращение рабочих мест в транспортном секторе, на рынках, в логистических компаниях и других областях, занятых в обслуживании транзитных товарных потоков.

Кроме того, как показывает международный опыт, в условиях экономического кризиса, когда бизнес вынужден сокращать издержки, включая работников, именно трудовые мигранты оказываются в наиболее уязвимом положении. С учетом того, что поступления от мигрантов последние годы составляли около 35% от ВВП, то даже небольшое сокращение их доли значительно ухудшит платежный баланс и окажет негативное влияние на курс национальной валюты.

Дополнительным фактором помимо экономического кризиса в России и Казахстане является введение ими строгих карантинных мер и режима чрезвычайной ситуации. При ограничении передвижения и массовых скоплений людей в первую очередь под удар попадает сфера услуг и гостеприимства: отели, рестораны, развлекательные заведения, предприятия торговли и прочие сферы, где традиционно занято наибольшее количество наших сограждан, выехавших туда на заработки.

Хотя Кыргызстан подходит к финансовому кризису с неплохими золотовалютными резервами и относительно устойчивой финансовой системой, серьезным риском является уровень внешнего долга, который в основном номинирован в зарубежной валюте, что создает угрозы для бюджета в случае значительной девальвации сома.

Выпадение доходов бюджета (по прогнозам Министерства финансов исполнение республиканского бюджета на 2020 год составит порядка 85 процентов от ранее утвержденного плана) может привести к необходимости значительного сокращения расходной части бюджета, что усилит кризисные явления в экономике.

Значительным риском в условиях кризиса является качество наших государственных институтов и в первую очередь человеческий фактор. Смягчить последствия кризиса можно только за счет принятия решительных мер, которые выходят далеко за рамки всего того, чем обычно занимаются наши государственные органы. Причем предпринять эти меры необходимо в кратчайшие сроки.

Это как раз тот случай, когда лучшее враг хорошего и даже небольшое воздействие сейчас, будет эффективнее чем куда более серьезные ресурсы, потраченные через несколько месяцев.

Готовы ли чиновники брать на себя ответственность, особенно в условиях последних лет, когда вся экосистема государственной службы подавляла и наказывала любые нестандартные действия и поощряла коллективную безответственность – это мы тоже увидим на практике.

Наступивший кризис послужит тестом не только для нашей экономики, но и для всей системы государственного управления.

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ

Разработка пакета антикризисных мер для Кыргызстана, на первый взгляд, является несложной задачей. Ведь кризис является глобальным, затронул практически все государства мира и многие страны уже объявили свои планы по поддержке экономики и предпринимателей. Тем более, что это далеко не первый мировой кризис и можно использовать опыт, накопленный в ходе преодоления предыдущих рецессий. Но есть и определённые сложности.

Во-первых, у нас практически нет ресурсов для реализации пакета стандартных мер, которые обычно применяются для смягчения последствий экономического кризиса в виде финансовой поддержки бизнеса, облегчения кредитного бремени, увеличения государственных расходов для поддержания спроса в экономике, внедрения фискального стимулирования через предоставление налоговых и других льгот, увеличения социальной поддержки уязвимых слоев населения и тех, кто потерял работу.

Например, Испания уже объявила, что выделяет 200 миллиардов евро на борьбу с коронавирусом и его экономическими последствиями для страны, что составляет около 10% от ВВП. Литва представила свой антикризисный план в размере 5 миллиардов евро.

На днях также был обнародован пакет антикризисных мер Правительства Казахстана, согласно которому будет создано около 200 тыс. рабочих мест и только на дополнительное льготное кредитование бизнеса выделяется 1 триллион тенге.

Около 300 миллиардов тенге будет выделено на организацию общественных работ в рамках Дорожной карты занятости, а бизнесу предоставляются масштабные налоговые льготы. В Кыргызстане финансовых средств для антикризисных мер крайне мало.

Во-вторых, структура нашей экономики в настоящее время является достаточно деформированной из-за зависимости от денежных поступлений трудовых мигрантов и реэкспорта на рынки соседних государств. Производственный сектор слаб, импорт в несколько раз превышает экспорт. Будет ли она реагировать на стандартные меры поддержки так же как в других странах или нет, не совсем понятно.

В-третьих, масштабы теневой экономики в Кыргызстане значительно выше, чем в среднем в других государствах мира. По разным оценкам они составляют от 24 до 47 процентов от ВВП. Значительная часть трудовых ресурсов также сосредоточена в неформальном секторе. Это вызывает значительные сложности при предоставлении государством финансовой поддержки, а главное оценки реального влияния кризиса на экономику и занятость.

Итак, что же реально могут сделать власти Кыргызстана, чтобы провести страну через предстоящий экономический кризис без критического падения экономики?

Главное - ключевая роль в антикризисных мерах должна быть отведена Национальному банку. Критически важно, чтобы в этот момент НБКР не был ориентирован только на сдерживание инфляции, как последние много лет, а проводил сбалансированную политику с целью минимизации падения экономики.

В первую очередь речь идет об управляемой девальвации сома. В кризис валюты развивающихся стран попадают под сильное давление. И хотя Кыргызстан не интегрирован в мировой финансовый рынок, опосредствованное давление через девальвацию валют наших основных экономических партнеров, России и Казахстана, будет ощущаться.

Позже давление на курс окажет и ожидаемое сокращение переводов от наших мигрантов с падением экспортных доходов. Удерживать в этих условиях курс сома на нынешнем уровне будет равносильно самоубийству. Необходима определенная девальвация сома для того, чтобы поглотить эти негативные шоки и не допустить значительного падения экспорта и производства даже с риском определённого повышения цен и снижения жизненного уровня населения.

С другой стороны следует учитывать, что большое падение валютного курса также может негативно повлиять на экономику. В первую очередь под давление попадет банковский сектор, если вкладчики начнут паниковать и забирать сомовые депозиты. Для удержания резкого падения курса сома предпочтительнее использовать механизм валютных интервенций, чем поднятие процентной ставки.

Последняя мера только усугубит падение экономики. Наоборот можно рассмотреть возможность ее сокращения. Таким образом, Нацбанк должен быть готов потратить значительную часть своих резервов, ведь они для того и нужны, чтобы использовать их в такие моменты. Резервы – это запас на черный день.

И этот черный день наступил.

Также для сохранения финансового сектора НБКР должен предоставить достаточно ликвидности банкам и погасить опасения вкладчиков, гарантируя роль заемщика последней надежды. В самом крайнем случае НБКР должен быть готов ввести ограничения на снятие депозитов.

Одной из основных мер поддержки для экономики в условиях кризиса является массированное льготное кредитование бизнеса. НБКР обязан предоставлять ресурсы финансовым организациям, наконец-то используя механизм учетной ставки по его прямому назначению.

Также регулятор может использовать другие механизмы по увеличению кредитования экономики на время кризиса, включая:

- снижение требований к капиталу для кредитных организаций;
- сокращение резервов ликвидности;
- сокращение и упрощение надзорных мер.

Кроме того, Национальный банк должен организовать реструктуризацию кредитов заемщиков, пострадавших от кризиса и в первую очередь тех компаний, чья деятельность попала под ограничение или запрет в результате предпринимаемых государством карантинных мер. Однако это не должно быть сделано за счет самих кредитных организаций, которые и без того будут испытывать значительные трудности в связи с экономическим кризисом. Ресурсы для финансирования подобной реструктуризации должны быть предоставлены государством в рамках антикризисных мер.

Большой ошибкой, которую можно сделать во время кризиса, является сокращение расходов бюджета в ответ на ожидаемое и значительное выпадение доходной части из-за падения экономики и предоставления мер фискального стимулирования бизнесу в виде отсрочек или сокращения налогов.

Попытка сбалансировать бюджет, уменьшит и без того сокращающийся спрос и значительно усугубит экономический спад. Наоборот, в период кризиса правительство должно проводить агрессивную экспансионистскую фискальную политику, увеличивая государственные расходы, закупки и трансферты домохозяйствам и предпринимателям.

Для оперативного вливания средств в экономику можно использовать существующие механизмы по финансированию социально уязвимых семей, безработных и нетрудоспособных граждан. Так как международные институты готовы сейчас предоставлять значительные средства на борьбу с Covid-19, также возможно увеличение государственных трат на систему здравоохранения (например - наем временных медицинских работников).

Организация общественных работ является другим возможным механизмом по вливанию бюджетных средств в экономику. Это также позволит сократить надвигающееся сокращение рабочих мест в частном секторе и хотя бы частично абсорбировать потерявших работу в связи с кризисом, включая мигрантов, которые будут вынуждены возвращаться в Кыргызстан.

Практически все страны в своих пакетах антикризисных мер предоставляют предпринимателям и компаниям финансовые стимулы в виде освобождения от налогов или отсрочки по налоговым платежам. Также снижаются издержки связанные с налоговым администрированием.

Так, в Казахстане объекты торговли, кинотеатры, театры, выставки, спортивные объекты будут освобождены от налога на имущество для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей сроком на один год. Будет приостановлено начисление пени, перенесены сроки налоговой отчетности. Индивидуальные предприниматели, работающие в общеустановленном режиме, будут освобождены от налогов полностью.

В России будут предоставлены налоговые каникулы для авиакомпаний и турфирм, как отраслей в наибольшей степени пострадавших от кризиса и ограничений в результате инфекции. И хотя в Кыргызстане в силу высокого уровня теневой экономики налоговые льготы и освобождения будут иметь ограниченный эффект, такие меры тоже нужно предусмотреть в виде краткосрочной поддержки, способной предоставить компаниям возможность сократить издержки и направить средства на другие приоритетные расходы.

Безусловно, в первую очередь и в полном объеме освобождение от налогов должно быть предоставлено бизнесу, чья деятельность была ограничена или запрещена государством в рамках карантинных мер (предприятия торговли, общепита, организация массовых мероприятий и т.д.). Очень важно, чтобы такая поддержка была прозрачной и базировалась на понятных условиях.

ГДЕ ВЗЯТЬ ДЕНЕГ

Меры, необходимые для сокращения влияния кризиса на экономику, уже перечислены. Но как не трудно убедиться, практически все они в той или иной степени требуют финансовых ресурсов. Но где их взять? Нефтедобывающие страны, такие как Россия, Казахстан, Саудовская Аравия, имеют для этих целей специальные фонды, где собираются средства во время высоких цен на ресурсы.

Развитые же страны не имеют таких фондов, но всегда могут привлечь средства с рынков капиталов, используя различные механизмы, например, еврооблигации. Инвесторы, ищущие во времена кризисов надежные гавани, с удовольствием приобретают государственные ценные бумаги таких стран. Тем более в условиях, когда центральные банки, в стремлении преодолеть кризис, снижают учётные ставки и заливают рынки ликвидностью. Но ни тот ни другой путь Кыргызстану не подходит.

В силу бедности и постоянного дефицита бюджетных средств у правительства нет никаких заначек, а доступ на рынки капитала для нас закрыт в силу низкого кредитного рейтинга и того, что инвесторы во времена кризиса не горят желанием покупать обязательства развивающихся государств.

В этих условиях практически единственным источником финансирования для Кыргызстана остаются доноры. Тем более, что многие финансовые институты уже объявили о запуске программ по предоставлению финансовой поддержки для стран, пострадавших от коронавируса.

Международный валютный фонд готов выделить на эти цели около 50 миллиардов долларов. Всемирный Банк объявил о выделении 12 миллиардов долларов в качестве первоначального взноса на борьбу с эпидемией. Готовы предоставить дополнительное финансирование и другие финансовые институты.

Разработка амбициозной программы антикризисных и адаптационных мер в кратчайшие сроки является приоритетом для работы правительства.

Ведь ресурсы международных партнеров ограничены, а пострадавших стран огромное количество. Кто первым успеет подготовить ясные и понятные запросы и провести переговоры, тот получит преимущество.

Но международные финансовые институты не смогут предоставить все необходимые средства для проведения антикризисных мероприятий, чей бюджет для получения ощутимого эффекта, по самым минимальным оценкам, должен составить несколько сот миллионов долларов США в ближайшие месяцы. Поэтому необходимо максимально использовать возможности, предоставляемые другими странами - в первую очередь наших партнеров по ЕАЭС и ШОС, а также Японии, ЕС, США и других партнеров. Также нужно максимально задействовать ресурсы Кыргызско-Российского фонда развития.

Необходимо обеспечить ускоренную реализацию программы государственных инвестиций. Ведь из-за бюрократии и долгих внутригосударственных процедур, а также низкого потенциала исполнительных агентств, реализация многих уже утвержденных инвестиционных проектов на сотни миллионов долларов задерживается годами. Ускорение реализации проектов и разблокирование средств позволит улучшить платежный баланс и поддержать падающий спрос в экономике.

Также для финансирования антикризисных мер можно рассмотреть возможность реализации нашего единственного ликвидного актива в виде акций «Центерры». Сейчас политически это выглядит практически невозможным, но если альтернативой будет увеличение безработицы и значительное падение уровня жизни населения, а правительство покажет людям, что готово действовать решительно и эффективно и ему можно доверять, этот вопрос можно будет поставить на повестку дня.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Уже много лет все международные финансовые институты и эксперты в своих обзорах по экономике Кыргызстана отмечают ее структурные недостатки, связанные в первую очередь с высокой зависимостью от экспорта золота, переводов трудовых мигрантов и низкой конкурентоспособностью производственного сектора. Их выводы были похожи друг на друга как братья-близнецы.

Властям рекомендовалось:

бороться с коррупцией (!)

повышать качество государственного управления (!)

улучшать условия для привлечения инвестиций (!), включая достижение верховенства права, защиту прав инвесторов, сокращение административной нагрузки, внедрение экономически обоснованных тарифов, реализацию проектов ГЧП и ряд других мероприятий.

В ближайшее время у нас будет возможность увидеть, что на самом деле представляет собой наша экономика и как она способна работать без щедрой подпитки переводами мигрантов и обслуживания нелегальных торговых потоков на рынки стран СНГ.

Кризис всегда болезнен, но он дает возможность объективно оценить свой потенциал стать более эффективным.

Кризис это не только проблемы, это еще и окно возможностей для изменений и качественного роста экономики, которые надо увидеть и постараться максимально использовать. Во времена потрясений можно провести болезненные, но необходимые реформы, которые общество и политики откладывают на более сытые и спокойные времена.

В Кыргызстане это могут быть давно назревшие преобразования сектора государственного управления, системы социального страхования, пенсионная реформа, энергетика, реформа правоохранительных, проверяющих и фискальных органов, приватизация неэффективных государственных компаний и целый ряд других направлений.

Необходимо самым кардинальным образом поменять подход к привлечению инвесторов, в особенности в национальные стратегические проекты.

Как показывает опыт других стран, именно в экономически тяжелые времена у общества появляется лучшее понимание важности инвестиций и их влияния на жизнь простых граждан. Уже сейчас с этой целью помимо антикризисного плана мероприятий правительством должна быть сформирована стратегическая группа по разработке пакета реформ и запуска крупных национальных проектов с долгосрочным горизонтом планирования.

Да, экономику и народ Кыргызстана ожидают нелегкие времена, но мы не первые и не последние, кто столкнулся с трудностями.

Сумеем ли мы в этот раз извлечь уроки, вырваться из нашего привычного болота, повзрослеть как нация, выдвинуть на лидирующие роли профессионалов и наконец-то встать на рельсы развития и начать строить современное государство - покажет время.

Фото Радио «Азаттык».

2516

Написать комментарий: